Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Вадик, две шлюхи по цене одной, бородатый козёл и моя несчастная любовь

У нас с Вадиком был общий кошелёк. Не знаю как Вадик, но у меня еще были заначки. Вадик - два метра росту, голубоглазый блондин, потомок викингов с немного туповатым выражением лица. Его глаза вместе со сладостью излучали жестокость. И когда он смотрел на тебя, ты испытывал страх, даже если Вадик шутил и называл тебя «дружище». Он хлопал по плечу и я с опаской смотрел на его громадные сбитые кулаки.

Лупил Вадик всё что движется и всё что не движется. Он избивал людей по делу и без дела, а пьяный он накидывался на заборы и здания, месил стенки кулаками и ногами. Что там говорить, даже когда я вглядывался в его спящее лицо, то испытывал страх. Вадик меня ни разу не бил.

Квартиру мы с ним снимаем уже полтора года. А живём мы на Борщаговке возле гнилого озера. Скорее болота чем озера. Там под мостом бухают алкаши и колются наркоманы. Берег озера усеян бутылками, бычками и поломанными автомобильными дисками. По ночам у нас на районе бегают стаи собак и слышно, как кто-то внизу плачет или кричит от боли. Если бы незнакомого человека привести ко мне в комнату ночью с завязанными глазами, то по звукам он бы всё понял: неблагополучный спальный район.

Вот скрежет ключа - пьяный сосед пытается попасть домой, крики жены, крики жертвы где-то под окнами первого этажа - начинается возня - шорох листвы, бег, крики местных гопников… еще с нижнего этажа доносятся шлепки, ни вздохов, ни слов - просто шлепки - пьяный сосед ебет пьяную соседку на кухонном столе - без эмоций, без любви, тупой обмен жидкостями.

По утрам между этажами пахнет кофе и яичницей. Вечером - спиртом и жареной картошкой с луком.

Я работаю водителем маршрутки и никогда не знал, чем хочу заняться. Все мои одноклассники были уверены, что станут ментами пограничниками и поварами, а я никогда ничего не хотел.

Мне и сейчас так кажется: главное иметь деньги, чтоб заплатить за квартиру, было на что выпить, закусить и спать где. Ах да, и чтоб на работе не сильно нагибали, чтоб никто тебя не унижал.

После армии я сразу устроился работать водителем маршрутки, так как всю армию руль крутил. Вадик сменил тысячу работ: сначала он работал охранником в "Ноте" на Политехе, потом он грачевал по ночам, потом в метро работал, потом устроился на стройку... и так до бесконечности. Больше месяца он нигде не задерживался. Потому что любил руки распускать и выпить любил, и баб любил, на любую мог залезть. Бабы его тоже любили - гора мышц, глаза голубые, волосы - медового цвета, ослепляющая улыбка. Иногда он опускался до грабежа. Бродил ночью по улицам, избивал людей в тёмных переулках и забирал, что у них там есть.

Пришёл я после работы, смотрю: Вадик с утюгом, с галстуками, носки перебирает, одеколоном душится. Бегает по квартире, наряжается, брюки одел, рубашку, весь такой серьёзный.

Я пиво купил, бутылок шесть в стекле. Спрашиваю:

- Куда это ты наряжаешься?

- На собеседование иду.

- Куда?

- В охрану.

- Может лучше по пиву?

- Ага, и пьяный пойду?

- Ну по бутылке и пойдёшь.

- Давай.

Сели с ним телевизор включили. Пиво пьём. По телеку сериал тупой, Вадик громко ржёт. Смотрю, он уже вторую открыл, а потом третью. Залпом пиво заливает.

- А собеседование? - спрашиваю.

- Да-да...

Пошёл к себе в комнату. Одел пиджак и белые носки. Нагибается, чтоб шнурки завязать и я слышу треск. Это у него брюки на сраке порвались. Вадик разозлился. Кинул пиджак в прихожей. Снял брюки, рубашку. Красный от злости как чёрт.

- Да пошло оно нахуЙ! - говорит. Уселся опять на диван и пиво еще с большим остервенением пьёт.

Выпили мы с ним всё пиво и пошли в забегайловку "у Валентины." "У Валентины" наливали кислое теплое пиво и дешевую водку, закусить там можно было тёмными коржиками, которые назывались "пицца" по 5.50 гривен один коржик. Тесное прокуренное помещение выдавленное многоэтажками Борщаговки к самому краю трассы.

Народу тем вечером - не продохнуть. Пьяные мужики с тёмными сумками за столиками пьянствуют. Старухи бухают и громко смеются. Дыма накурили - мы только зашли у меня сразу глаза начали слезиться. Кашляю. И чего я в такие места хожу? А больше и пойти некуда. Можно дома сидеть или под ларьком бухать, одному скучно, книги я читать не умею, кино не смотрю, музыку не слушаю... чем еще заняться? Вот и веселю себя выпивкой. Напиваюсь до белочек и пьяный спать ложусь, часто не помню как вечер закончился. Сейчас много людей так живут, потому что не смогли найти себя, а тем более если ты работаешь ради того, чтоб жить где было, чтоб заняться чем было, и работа тебе не нравится, никакая работа. Все работы одинаковы, работы только для того, чтоб не спиться окончательно и бомжом вонючим не стать.

Смотрю на Вадика: он как только зашёл в "у Валентины", сразу заулыбался, он тут как рыба в воде: и бабы его знают, и мужики уважительно подходят здороваться, он тут ни раз концерты давал: и дрался, и ебался, и просто буянил. Ему нравится эта дырища - грязная прокуренная тюрьма для сумасшедших весельчаков.

Молодёжь сюда тоже ходит, но вы не сумеете отличить молодняк от стариков, спившийся молодняк: лица круглые жёлтые как блины, запухшие глаза от пьянки, бабы все вульгарные потасканные изо рта бздит, водку как мужики пьют.

Сели мы с Вадиком за столик в углу возле окна. Я в окно смотрю - месяц молодой светит, редкие машины по трассе проезжают. В отражении окна - черти пьяные пляшут. Кажется, что сегодня зайдёшь - выпьешь, а завтра проснёшься, протрезвеешь и начнёшь утром новую жизнь. Утром обещаю себе больше не ходить сюда, где пьяные идиоты разговаривают на идиотские темы, заливают в себя водку потом бьют друг другу морды... А после работы думаешь - не так уж и плохо зайти выпить пару стаканов пива, выкурить сигарету, послушать о чём люди разговаривают, и так изо дня в день изо дня в день, будто в лабиринт какой попал. Проблема в том, что я не знаю, о какой новой жизни думаю.

Нет новой жизни. Есть только одна эта… вот прямо сейчас - официантка на толстых ляжках подносит нам графин с водкой и довольный Вадик разливает водку, и водкой этой мы будем развлекаться пока не попадаем.

Иногда подходят пьяные старикашки с пустыми стаканами, точно тяжело определить их возраст – им может быть от сорока до восьмидесяти, выглядят они одинаково, в поношенных замусоленных пиджачках, курточках, помятые, сухонькие синеносые, жалобно протягивают стаканы дрожащими ручонками и просят им налить чуток.

Вадик им наливает. И сигареты даёт. За ночь мы с ним на двоих можем три пачки выдуть.

Подошёл пьяный старик Казимирович и говорит:

- Пацаны, не хотите отдохнуть?

Старик Казимирович подкладывает девок под местную шваль. У него восемь "внучек".

- Казимирович, иди нахуй, - говорит Вадик.

Казимирович делает вид, что обижается, но не уходит.

- Зря ты Вадик, я же тебя вот с таких лет вот помню...

Казимирович показывает рукой с каких лет он помнит Вадика.

- Вот с таких, ты еще маленький тут бегал, я тебе конфеты покупал.

Это он каждому встречному говорит.

- Не пизди, Казимирович, я здесь не жил, я в Харькове в детстве жил...

- Как в Харькове? - Казимирович удивляется. - Так может отдохнёте? И друга своего возьмёшь, как его зовут? Эй, пацан, как тебя зовут?

- Ебет тебя, как его зовут? - Вадик большим и указательным пальцем сжимает шею Казимировича.

Казимирович выпучил глаза.

- Нет, ну я вас уважаю, пацаны, кто не спросит, я говорю, что вы хорошие пацаны.

- А кто про нас спрашивает?

- Никто...

Спустя час мы пьяные идём к Казимировичу. Он впереди с Вадиком, что-то ему рассказывает, ковыляет хромой. Вадик голову опустил и спит на ходу. Я плетусь в пяти шагах от них. У Казимировича частный дом за полем, там он и держит "внучек". На улице холодно, ветер сильный дует, собаки воют, пьяные с бутылками шатаются. Машины по трассе уже почти не ездят.

Мы подходим к дому Казимировича. У него во дворе собака лает и на забор кидается.

- Подождите здесь, ребята, я собаку привяжу.

Заходит во двор. Открывает нам калитку.

- Заходите, пожалуйста, - вежливый такой.

Мы зашли к нему в дом. Стены облупленные, стряпнёй воняет. Под потолком голая лампочка ядовитым жёлтым светит, глаза режет.

Мы стоим с Вадиком. Вадик проснулся.

- Сейчас, сейчас, - Казимирович говорит.

Из соседней комнаты две бабы выходят. Лет по двадцать пять. Чумазые, одежды на них грязные.

Одна в юбке, другая в джинсах. С той, что в джинсах я на прошлой неделе ебался на лимане в кустах.

У неё пизда как колодец. Она еще мне говорила:

- Я тебя не чувствую, я тебя не чувствую...

Конечно, думаю, не чувствуешь, блядина раздолбанная.

- Две - триста гривен, ребята.

Вадик указывает на ту что в юбке.

- А это кто, я ее раньше не видел?

- Это Таня, только с нами начала жить...

Таня брюнетка, чёлка на глаза, волосы грязные, беспорядочно на плечи и грудь падают. Фигурка точёная, грудь высокая. Бедная девочка. Взгляд отрешённый. Глаза - как две переспевшие вишни, тяжело в них зрачки рассмотреть.

- А ту, что в джинсах нельзя поменять? - спрашиваю.

Казимирович плечами пожимает.

- Больше никого не осталось, девочки на выходные разъехались, этим некуда ехать.

Мы с Вадиком начали деньги из карманов выгребать. У него - 50 гривен одной бумажкой, у меня - сотка, остальное по мелочёвке.

- Тогда только одну, - сказал Казимирович.

- Таня, - сказал я девушке.

Она посмотрела на меня. Из-за челки глаза плохо видны. Грустная очень. И красивая. Щёки полные, бледная как смерть, то ли пьяная то ли под наркотой, тяжело точно определить.

- У меня комната свободная, - Казимирович говорит.

- Нихуя, - Вадик говорит, - у тебя клопами воняет и грязище, иди нахуй, мы уходим.

Вадик кинул ему деньги на пол. Казимирович собрал деньги и махнул рукой.

Мы вышли втроём. Ярко светит молодой месяц, воют собаки и дует холодный ветер. Сверчки распинаются в полевой траве. Вадик сзади идёт, а мы с Таней впереди, я её за руку держу и рассказываю истории про то, как в молодости в "Ноту" на Политехе ходил. Про драки, про пьянки, про любовь и тому подобное.

Рука у неё очень холодная. Прямо кусок льда. Она на меня ни разу не посмотрела. Я её хотел в засос поцеловать, сначала не дала, потом я её за волосы схватил и таки поцеловал. Губы как и рука холодные, ужас.

Идём и слышим: сзади нас кто-то догоняет. Я вглядываюсь во тьму и не могу разглядеть кто там.

Из-за кустов, подымая пыль, выпрыгивает "внучка" в джинсах. На поводке она держит козла.

- Возьмите меня с собой, пацаны, пожалуйста, мне так скучно!

- Денег нихуя не получишь, - Вадик говорит.

- Я не за деньги, я так, сегодня же Вальпургиева ночь и я не хочу с Казимировичем оставаться. Он там колдовать собрался. Можно с вами?

- А нахуя козёл? - спрашиваю.

У козла длинная седая борода и острые рога.

- Козлика я нашла, когда за вами бежала, его кто-то привязал и забыл.

- Нахуй козла, - Вадик говорит.

- Ну пожалуйста, пускай у вас побудет, я его утром заберу.

- Ладно, - говорю.

- Я даже винца куплю! - пизда-колодец обрадовалась. Я пьяный вглядываюсь в её джинсы. В ширинку - так и не скажешь что у неё пизда-колодец.

Она на Вадике повисла, довольная, что мы ее с собой взяли, наушной ему упала, рассказывает всё и смеётся, Вадик тоже хохотать начал. Хохот его эхом разносится по полю и, отрекошетив от горы, возвращается назад.

В ночном ларьке мы взяли четыре бутылки массандровского портвейна и сигарет. Шлюха действительно заплатила половину. Потом на лифте вчетвером с козлом мы поднялись на шестой этаж и завалились к нам на кухню. На кухне радио тихонько играло джаз. Я помыл и поставил стаканы. Вадик разлил всем портвейна.

Шлюха заперла козла в ванной. Говорит:

- Можно козлику в блюдечко тоже портвейна налить?

- Нахуя козлу портвейн? - Вадик спрашивает.

- Ну сегодня же праздник, а козлику тоже хочется веселиться. Ему там скучно наверно.

- Козлы в это время вообще спать должны, - отвечаю.

- Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! - заверещала шлюха.

Таня сидит и в стол смотрит. Как мы ее привели, усадили так она и сидит. Молча портвейн пьёт и сигарету курит.

- Ладно, - говорю. Дал шлюхе пластиковый стаканчик. Она налила в него вина и понесла козлу в ванной.

Я слышал как она там с ним ласково разговаривала. Потом я подсел к Тане и убрал с её лица волосы.

Понюхал их, волосы пахли болотом. Поцеловал ее в щеки, в нос, в лоб - она вся холодная как земля в феврале.

Вернулась шлюха и прыгнула Вадику на колени. Он её взял за грудь и трогал где хотел.

- Так что ты там говорила про Вальпургиеву ночь? - спрашиваю у шлюхи.

- Вальпургиева ночь - это когда ведьмы слетаются на метлах, чтоб поебаться с разными демонами и злыми духами.

- Вадик, - спрашивает, - а ты веришь в ведьм?

- Конечно, верю, - говорит. - Один раз я в гастрономе познакомился с продавщицей. Привёл ее домой, поеблись с ней, потом она меня чем-то напоила и я только на другие сутки очнулся, без рыжья, без телефонов, она даже туфли мои спиздила...

- А у вас есть что-то закусить? - шлюха спрашивает.

Я открыл холодильник, там большой кусок сала в целлофановый пакет замотан. я достал то сало и кинул на стол. Мы начали резать сало ножом и есть его руками. Жёлтое жирное сало. У всех руки и рты в жиру. Таня тоже хорошо проголодалась, накинулась на сало, еле жевать успевает.

- Ой, а можно козлику сала отнести кусочек? - шлюха спрашивает.

- Я думал, козлы только траву жрут, - говорю.

- Этот козлик всё жрёт.

Шлюха встала с колен Вадика и понесла козлу сало. У Вадика болт встал.

- Я пошёл уже, - говорит. И стал в коридоре шлюху поджидать. Только она вышла из ванной, он её за руку схватил и в комнату утащил. Я сижу и чувствую, как табурет подо мной шататься начал. Пьяный напился и водки и вина, чуть не падаю, сигарету новую подкурил. Таня, наконец, от сала оторвалась.

Первый раз на меня посмотрела.

Говорю:

- Ты не думай, что я только выпить да погулять люблю, я и книжки раньше читал, и людей выслушивал всяких, а ты наверно думаешь что я очередной жлоб?

Аккуратно убрал ей волосы с лица и залепил засос в губы. Рты наши в сале. И руки у нас грязные.

Животные одним словом.

- Я не думаю, - отвечает. И так тихо-тихо отвечает. Еле заметно губами шевелит.

- Ты знаешь что в ванной не козёл на самом деле, а Сатана?

Ну вот, думаю, очередная припезденая. Ни с одной нормальной бабой у меня в жизни не получалось.

То сектантки какие-то, то алкоголички, то воровки, то старые обвисшие клячи...

- Какой еще сатана? - спрашиваю и опять целоваться лезу. Усадил её себе на колени и ноги под юбкой сальными пальцами глажу.

- Там Сатана сидит, - говорит.

- И что мне теперь делать? - спрашиваю.

- Тебе нужно убить козла или козёл убьёт вас... вернее не убьёт, а еще хуже... - отвечает и серьёзно на меня смотрит.

Думаю, подыграю ей, всё равно что она за человек, я перед механической еблей люблю поговорить с бабой, так больше возбуждаюсь.

- Что же хуже как не убьёт? - спрашиваю и улыбаюсь.

- Сначала он выпьет вашу кровь, а потом съест.

Расстегнул ей блузку: полная бледная грудь покрылась гусиной кожей и тёмные аккуратные соски торчат как две башенки. Целую её грудь.

Из комнаты Вадик кричит. Бегу по коридору. В комнате шлюха на корточках сидит и испражняется на ковёр.

Ссыт и срёт.

- Ёбана в рот! - Вадик кричит. Голый стоит, болт висит. - Ты что творишь, блядина?!

Он подходит к ней сзади и бьёт со всей силы ногой. Шлюха падает. Вадик берет её одежду и выкидывает в окно.

- А ну пиздуй отсюда! - кричит. - Смотри что она сделала!

На ковре говно и ссаки. Всё это дело воняет. Я чувствую, как к горлу из желудка начинает подкатывать.

Открываю дверь в ванную и блюю на спину козлу. Козёл недовольно мекает и зло смотрит на меня.

Вадик выкинул голую шлюху на лестничную площадку и захлопнул дверь. Выпихав козла в коридор, я прополоскал рот в умывальнике и вытерся полотенцем. Вадик схватил козла за рога и попытался вытолкать за дверь. Но козёл крепко упёрся копытами и не поддался. Он спокойно прошёл в комнату и начал есть с ковра говно.

- Вот же ж блядь. Я уже дремать начал, просыпаюсь от вони, а она там срёт!

Мы зашли в комнату, чтоб выпихать козла.

- Давай его с окна хуйнём? - Вадик говорит. Заходит Таня с бутылкой вина. Блузка расстёгнута.

- Убейте козла, я вам говорю.

Думаю, что за маразм ночной начался, может я совсем уже от пьянки ебанулся. Мы попытались поднять козла, но он слишком тяжёлый оказался. Мекает, брыкается. Рогами бодается.

Тук-тук-тук. Мы с Вадиком испуганно переглянулись. У меня аж сердце замерло. В окно кто-то стучит. Подходим к окну - там голова шлюхи, она руками в подоконник вцепилась. Вадик открыл окно и бьёт её по пальцам и не даёт влезть в комнату. Шлюха зубы скалит и шипит на него. Только он её пальцы от подоконника отодрал как она в воздухе повисла и с разгону в стекло пластиковое лупится.

- Давай бери козла! - Вадик мне кричит.

Мы схватили козла и швырнули его в окно, аккурат в тот момент, когда шлюха со всего разгону пыталась в комнату влететь. Козёл рогами ей в живот попал и они вдвоём рухнули вниз. Мы захлопнули окно, потушили свет в квартире и уселись на кухне.

В лунном свете на табурете сидела Таня, я видел как лунный свет играет с её грудью. Мы молча пили портвейн, а потом улеглись втроём на матрасе на кухонном полу.

Я прижал холодную Таню к себе и мы обнимались и целовались, как настоящие любовники, потом она заснула и я сел на табурет напротив окна и просто смотрел на её веки, на россыпь чёрных волос, на изгибы рук и коленей, на аккуратные груди, пытался подстроить своё дыхание в такт её дыханию.

Она дышала намного чаще и я постоянно сбивался.

Потом я опять лёг и прижал её к себе и подумал, что, возможно в жизни главное кого-то любить, как бы банально это не звучало, может это реально спасает? от пьянки спасает, от лишних слов спасает, от страха смерти по ночам спасает. Еще одно живое тело рядом с тобой ночью.

И глядя в окно на холодные звёзды и на месяц, я еще представил как на другой планете вот так тоже лежат два существа на шестом этаже и им вдвоём уже не так страшно... но Таня была слишком холодна и под самое утро, только-только занялся рассвет, начала таять. Сначала растаяли ноги, потом живот, потом груди и плечи, и наконец руки и голова. Осталось только одно ухо и то вот-вот потеряет очертания уха... я аккуратно поднёс Танино ухо к губам и зашептал:

- я люблю тебя, давай уедем отсюда...

Я было подорвался, чтоб кинуть ухо в морозильник, но было слишком поздно...ухо превратилось в воду на моей ладони.

02.05.2011
Читать комментарии (21)
Рейтинг Оценили
7 Андрій Момут, Оксана Осмоловська, Евгений Герман, Ніж у воді, Віталій Дерех, Monro, Черезова Варвара.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Андрій Момут
2011-05-02 12:02:09
+ + +
Супер!
матковский
2011-05-03 00:49:42
спасибо
Віталій Дерех
2011-05-02 14:30:35
бляха, нельсон, не має у тебе таланту, шоб написати текст для "бєздни". нмає і всьо.
Віталій Дерех
2011-05-02 14:30:43
Заплюсовал текст.
Віталій Дерех
2011-05-02 14:34:14
єдине шо я б поміняв це "Рука у неё очень холодная. Прямо кусок льда." Це якось дуже щтампово. тут ліпше було б щось типу "Рука у неё очень холодная. Прямо как мороженная курица" чи там "Пиво с холодильника"
матковский
2011-05-03 00:51:01
спасибо, что читаешь! я недостатки спустя две недели где-то нахожу, нужно время чтоб дистанцироваться от текста.
Monro
2011-05-03 06:46:52
нє, не треба там змінювати. "кусок льда" катіт. тут не у штампах справа. цей чувак саме так би і подумав.
Евгений Герман
2011-05-02 14:35:42
переведу на глагне, но дочитаю позже
Ніж у воді
2011-05-02 15:33:23
Заплюсовал текст.
Оксана Осмоловська
2011-05-02 18:40:47
Заплюсовал текст.
Оксана Осмоловська
2011-05-02 18:42:56
жесть
Главный зануда Публикатора
2011-05-02 20:32:23
нифигасе - булгаков, гоголь и римский-корсаков в одном флаконе
прочитал с интересом
матковский
2011-05-03 00:51:37
спасибо за комменты, Артур, от вас всегда интересно.
Черезова Варвара
2011-05-02 22:08:13
Ого. Очень. Очень понравилось. Только наверное джаз не в тему. Попса скорее или шансон. Джаз - не таких кухнях.
Спасибо.
Андрій Момут
2011-05-02 22:34:25
я теж спочатку подумав: який джаз в гопника на кухні? Але це ж деградований інтелектуал))))))
матковский
2011-05-03 00:52:37
джаз списывал с реальной кухни, играло радио ностальжи или что-то в этом духе, видимо реалии не всегда на руку.
Monro
2011-05-03 06:52:00
бля, у мене аж руки трохи трясуться)) останній раз таке відчуття було, коли "цементный сад" читала. для мене на першому місці емоційний вплив тексту, а потім уже там бла-бла всяка. якщо руки трясуться - то є найвища оцінка =))
Monro
2011-05-03 06:52:35
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-05-03 16:03:54
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-05-03 16:04:32
начало провалил - слишком какое-то правильное.
но потом исправил текст.
нормуль
goos (заблокирован)
2011-05-03 21:49:00
текст хорош, пунктуацию бы подправить
Черезова Варвара
2011-06-18 08:42:41
Заплюсовал текст.
Андрій Момут
2011-06-30 19:41:02
Заплюсовал текст.

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев