Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Вдалеке от отца

Дома лежит обоссанный Петюня. С кровати встать не может, ссытся и срётся под себя, уже года три.

он мне говорит:

- я твой отец, покорми меня.

я делаю вид, что глухой, прихожу домой потому что спать охота. или на улице холодно и пойти

больше некуда. я дома себя как дома не чувствую. там длинный тёмный коридор и дверки маленькие в комнатки маленькие, где живут маленькие люди и работают на маленьких работах. и безделье их тоже маленькое и глазки их маленькие и носики их маленькие и душонки их маленькие. они хотели бы иметь мятежные душонки, поэтому когда они выпьют, то дерутся на кухне и рассказывают про свою молодость. они кричат и спорят, а за окном крупный снег сыпет. и мне нет дела до их криков и споров. я не люблю пьяных людей. с пьяным человеком неудобно как в туфлях на три размера больше или в джинсах, которые постоянно жмут в поясе, не знаю как правильно сказать.

Петюня говорит мне:

- я твой отец, помой меня.

- я твой отец, налей мне стакан воды.

- я твой отец, а ты меня не любишь, все дети как дети, разговаривают со своими родителями,

а ты молчишь, ничего не рассказываешь.

однажды я сказал ему, что будь моя воля то не жил бы с ним и видеть бы его никогда не хотел,

никогда никогда. он плачет. беспомощно хнычет. ноги у него не работают. и врачи сказали что уже никогда не заработают.

а ночью, когда я уютно сплю в своей кровати и прислушиваюсь во сне к шуму дороги, он шепчет.

- я умру, вот я умру и ты будешь плакать...

- я умру и ты будешь жалеть, что не любил меня...

- я умру и ты увидишь меня в гробу и заплачешь...

- ты скажешь: папочка дорогой, прости меня за всё, за всё за всё...

- ты скажешь: каким же я был дураком, но я тебя не услышу, я буду лежать в гробу и люди будут приносить мне цветы, много людей, много цветов, потому что я был лучшим слесарем на заводе и чужие люди меня больше любят и уважают чем собственный сын.

- ты увидишь меня в гробу, как я там лежу на красной подстилке, спокойный и бледный и ты наклонишься над гробом, чтоб поцеловать меня в холодный лоб и будешь плакать и причитать: - папочка, вставай, папочка родненький, это ты так шутишь, папочка родненький, это ты меня обманываешь, ты же не умер?! ты сейчас встанешь и будешь смеяться и ножки у тебя заработают, правда?

- а это неправда, и не шутки, я умер, я умер навсегда...

я делаю вид, что сплю, но на самом деле смотрю на Петюню во все глаза. Его лицо подсвечивает бледная холодная вывеска супермаркета через дорогу. Петюня играет лучше любого актёра. Он корчит гримасы и пугает меня по ночам. Я действительно представляю его в гробу и представляю как буду плакать и жалеть.

Я не шевелюсь. Он ждёт, что я зашевелюсь и выдам себя.

Он выжидает паузу и говорит:

- я знаю, что ты не спишь, я знаю - ты не спишь, ты сейчас лежишь и слушаешь меня и тебе страшно, принеси отцу стакан воды, пожалуйста, стакан воды...

я не сплю до утра, а когда Петюня засыпает под утро, я встаю и иду на кухню. Приношу ему воду. меняю ему памперсы и протираю мокрой тряпкой тело. Он просыпается, но делает вид, что спит, он тоже себя не выдаёт. Ведь если он даст мне понять, что знает о моей заботе, то ему нечего будет рассказывать по ночам. Спектакля не будет. Шекспир останется без хлеба. Актёры пойдут работать кассирами, а "Глобус" разберут на дрова.

Мы живём в коммуналке на Святошино, знаете эти унылые дворики и загаженные фасады?

Если посмотреть на наш дом со стороны, то можно подумать, что там живут какие-то карлики и уроды. Даже если везде солнце и весна, то в наших дворах идёт дождь, под ногами слякоть

и мёртвые вороны.

В гимназии все мои одноклассники уже приблизительно знали кем они хотят стать. И глядя на них можно было сказать - это банкир, это секретарша, это - шлюха, это директор мебельного завода...

часами я смотрел на себя в зеркало над умывальником и не мог понять на кого же я похож.

Лоб узкий, глаза как у жабы, выпученные и карие, скулы выпирают из под кожи как два кирпича положенные пьяным строителем. Руки-плети висят - длинные и худые, грудь впалая, плечи узкие. доктор в гимназии говорит, что если я не буду висеть на турнике то стану конём, у меня сколиоз. спина - вопросительный знак. Сам я роста маленького, самый маленький в классе, да и сейчас во мне росту не много - 165 см. Единственная хорошая вещь во мне - это большие кулаки. Кулачища прямо.

Если мы дрались на заднем дворе в гимназии, то все знали - ко мне подходить опасно, когда

я попадал кулаком в рот - зубы вылетали как клавиши рояля сброшенного с небоскрёба.

И так я таскался с учебниками по гимназии и не мог понять, что же мне интересно. Ни математика, ни физика, ни музыка, ни хореография, ни литература. Литература - скучнейшая вещь, скажу я вам, буковки, слова дурацкие, за словом же ничего нет: ни хлеба, ни масла, ни соли. Что мы там читали? Сервантеса, Достоевского, Маркеса, Мёртвые Души, Ясунари Кавабата... Ничего интересного, потому что всё это неправда и только времени много отнимает.

В старших классах гимназии я наконец обнаружил в себе единственный талант - воровать и оставаться безнаказанным. Сначала я украл копейки из гардеробной в подвале, потом я украл и сжёг классный журнал, потом я хотел украсть золотую медаль из кабинета директора гимназии, но меня застукала уборщица.

Потом меня попёрли из гимназии. Я больше и не хотел учиться. Что толку учиться? Когда людей не любишь, дОма - тоска, на сердце - паскудно. Что не делай, всё равно сожалеть приходиться.

Целый день лажу по забитым маршруткам в Киеве. Маленький, худой, неприметный в шапке- пидарке, с узким лбом, ну кем мне быть как ни карманником? рыбачить мобильные телефоны, кошельки, носовые платки, рецепты, презервативы, списки покупок... иногда я ловлю себя на мысли, что я не вор, мне просто хочется узнать о жизни людей больше, хочется быть ближе к людям, а что как не карман человека является зеркалом души? если люди не хотят со мной иметь дела, то я буду иметь дело с ними.

Помню, тем вечером, я вылез из переполненной маршрутки на Святошино и сразу пошёл под ларёк перекусить. Идёт мелкий дождь. В руки и ноги холодно. Чувствую в ботинках носки промокли и ноги завонялись. Взял в ларьке два чебурека и бутылку пива оболонь соборное.

Думаю, перекушу сейчас и зайду в "Пельменную". "Пельменная" на самом деле никакая не пельменная.

Там пельменей никогда не было. Там есть дешевая разбавленная водка, горькая картошка фри, куриные ножки и солёные огурцы. Обычная обрыгаловка. Зашёл, нажрался и до свиданья.

В "Пельменной" сидит Вадик. Задумчивый и грустный. Пьёт водку и ни чем не закусывает. Глаза

у него стеклянные. Я подсел к нему и тоже водки заказал. Так от нечего делать. ведь развлечений в жизни нет совсем, и бабы нет совсем. Сидим с ним за столиком и каждый молчит про себя. Я смотрю на него и пытаюсь понять о чём он думает. О том как побить кого-то? Ограбить? Полюбить? Возненавидеть? Когда будет зарплата? Зачем мы живём? Что лучше повеситься или утопиться? Вадик - огромная скотина, два метра ростом, побрит под 0.3. На голове у него шрамы и швы. Я знал про Вадика немного:

Он живёт в соседнем общежитии, когда его мать напивается то начинает скандалить с соседями и ей вызывают ментов, он немного играет на гитаре, он недавно пришёл из армии и плотно подсел на водку.

В "Пельменную" зашла шумная компания. Одни пацаны. Человек десять. Сразу за сигареты и водку, музыкальный автомат насилуют, кричат как звери, напились быстро... через пол часа началась вся эта тягомотина: ты мне друг, ты меня уважаешь, давай выйдем, я ее выебал...

Я уже собирался уходить. Весь дымом провонялся, к тому же меня хорошо торкнуло, сижу как дешевая сарделька в кипятке и жду кто бы на вилку наколол. и тут дождался:

к Вадику подошло одно хуйло и руку ему на плечо положило. Вадик обернулся и так посмотрел на него: без единой эмоции, водянистым взглядом, что непонятно. Хуйло ему говорит:

- Сышишь, дай стул.

- Сышишь, встань блядь.

- Сышишь, ты чё тут самый борзый?!

Я встал и взял того пацана за шкирки. Открыл ногой дверь на улицу и швырнул его в неизвестность. Ко мне сразу друзья того пацана подбежали и начали выталкивать на улицу. Я упал с крыльца в кусты и лбом стукнулся о железное ограждение. Ладони все в грязи, брюки на коленях в грязи, куртка в грязи, мелкий дождь идёт. Улица шумит, фонари светят, люди проходят и с опаской смотрят на меня, всё как на сцене, только по настоящему. Никакой драматургии - только дождь, только ночь и грязь.

Вадик сразу за нами вылетел и начал с этими пацанами возиться. Я лоб вытер украденным носовым платком и кровь отпечаталась аккурат где было вышито стебельком слово "Анна". На секунду время остановилось и я подумал: ну вот началось, опять началось. Знаете это ощущение перед дракой, или когда тебя ударили и ты упал? Кажется, будто время остановилось и ты представляешь как находишься в приятном месте, возле телевизора с пивом, или на море, но только не здесь и вот когда ты уже почти абстрагировался от всего плохого что приключилось и приключится, действительность берёт тебя за шею с новой силой, с остервенением... я встаю в полный рост и вижу возню: Вадик отбивается от дружков хуйла. А хуйло идёт на меня. Я ему так и говорю:

- Слышишь ты, хуйло!

И как дам ему в зубы правым кулаком со всего размаху. У него зубы передние из пасти повылетали, он воет, скулит и плачет. Испуганный, руки вперёд выставил, присел и говорит:

- Хватит, хватит, пожалуйста...

Я ему еще раз дал и он слёг. Лежит себе в обмороке. Подошёл к нему проверить - а он, хуйло, глаз один открыл и сразу закрыл. Морозится. Я плюнул на него и зашёл в "Пельменную". Говорю Люде-официантке:

- Куртка, часы, кошелек, телефон... пускай у тебя полежит.

Выхожу и встреваю в возню с Вадиком. Одному в ухо дал, другому в живот, все попадали, один пацанчик только остался. Тоже руки вперед выставил и пятится назад. Говорит:

- Пацаны, ладно, ладно... всё не надо... - а потом как побежит со всех ног.

С соседних окон люди недовольные кричат, чтоб мы возню прекращали, милицией угрожают.

Я зашёл к Люде и забрал у неё вещи. Часы одел, а там циферблат оказался разбитый, я когда с крыльца зашелестел видимо об асфальт его стукнул.

Вадик ничего мне не сказал. Он как с армии пришёл ни с кем не разговаривает. Только водку пьёт и спит. На лбу у него две синие шишки, над глазом гематома начала расти, а левая бровь - в слякоть. Он просто повернулся и пошёл домой. Я подождал пока он уйдёт и тоже пошёл домой следом.

После такой возни лучше всего уходить, а то менты, а то пацаны приведут пацанов, а то еще кто-то пристанет, а то сам пристанешь, а то напьёшься и упадёшь, а то ночь холодна.

Зашёл к себе в комнату. Сел на кровать. Свет не включаю. Смотрю на силуэт Петюни. Он лежит и живот его не вздымается, как обычно когда человек дышит. Я приглядываюсь и начинаю думать, что Петюня завернулся, несчастный старик. Подошёл к нему и прислушиваюсь: не дышит, начал вспоминать как он мне про гроб рассказывал, что умрёт и я плакать буду, мне аж дурно стало, в голове шум, голова раскалываться начинает от недобуха.

Я залез в кровать и как в детстве укрылся с головой одеялом. Лежу и пошевелиться боюсь, в одной комнате с покойником спать... Отбросил одеяло на пол, вскочил и подбежал к Петюне, взял его за грудки... он худой, маленький, ссохшийся, несчастный... и трясу его, а по щекам горячие слёзы текут...

- Папа, - говорю, - папочка, родненький, папочка, не умирай, папуля мой родненький...

в горле ком солёный душит, дышать не могу.

Петюня закашлялся, открыл глаза и смотрит на меня. Я слёзы вытираю.

- Никитка, - говорит, и так мягко по-доброму говорит как в детстве, когда объяснял что такое хорошо и что такое плохо. - Никита, ты что опять пьяненький пришёл? Я же тебе говорил не напивайся сильно...

- лучше бы пришёл меня покормил, стакан воды принёс, а то я соседям в стенку стучу, чужие

люди меня больше любят чем ты.

- ты отца не любишь своего, не разговариваешь с ним.

Я снова залез в кровать и вытер слёзы наволочкой. Петюня снова начал свою драматургию гнуть:

- ты увидишь меня в гробу, как я там лежу на красной подстилке, спокойный и бледный и ты наклонишься над гробом, чтоб поцеловать меня в холодный лоб и будешь плакать и причитать: папочка, вставай, папочка родненький, это ты так шутишь? папочка родненький, это ты меня обманываешь?! ты же не умер?! ты сейчас встанешь и будешь смеяться и ножки у тебя заработают, правда?

- а это неправда, и не шутки, я умер, я умер навсегда...

Так я и заснул с зажатым украденным платком в ладони, где на слове "Анна" засохли капельки крови.

28.03.2011
Читать комментарии (13)
Рейтинг Оценили
5 Главный зануда Публикатора, Віталій Дерех, Евгений Герман, Оксана Осмоловська, Юля Шешуряк.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Юля Шешуряк
2011-03-28 12:41:59
Заплюсовал текст.
Юля Шешуряк
2011-03-28 12:42:49
для мене прочитати такий довгий текст з монітору - це нетипово) а я прочитала.
матковский
2011-03-28 23:43:27
терпеливая)
Юля Шешуряк
2011-03-29 13:12:15
написано цікаво)
Оксана Осмоловська
2011-03-28 13:09:19
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-03-28 13:57:57
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-03-28 13:58:12
Достоевский
Віталій Дерех
2011-04-04 14:52:02
Заплюсовал текст.
Віталій Дерех
2011-04-04 14:53:59
ого як.
Главный зануда Публикатора
2011-04-18 08:09:55
"карман - зеркало души" - великолепная притензия на современную класику, доставило
да и ввесь текст неплох, читал с удовольствием
Главный зануда Публикатора
2011-04-18 08:10:01
Заплюсовал текст.
Черезова Варвара
2011-05-03 17:20:23
Понравилось. Я вот тольько сейчас понимаю почему нравится, почему близко так.
матковский
2011-05-04 10:35:44
спасибо, что читаешь.

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев