Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Стимфалийская птица

Я достал из шкафа чёрное платье тёти Паши, которое она одевала два раза в жизни: когда от пьянки помёр папаша и когда от пьянки померла мамаша. Я понюхал платье. Платье до сих пор пахло ладаном и похоронами. Огромное платье - накидка для автобуса. Я одел платье. Порылся в чулане и нашёл противогаз. Одел платье и противогаз. Хожу по квартире пьянючий. Чёрный хвост платья за мной тянется...

1. Как я убил тётю Пашу

Во сне я летал, как птица над городом и заглядывал в окна домов.

Зима. Я проснулся рано утром. На кухне звонил телефон. Тётя Паша собиралась на смену в мясокомбинат. Она мылась в ванной и пела. Дурацкие песни: пела про бога, любимых и тоску по мёртвым. Тётя Паша как КамАЗ. Тётя паша как огромный автобус. Напичканная бутербродами, пирожками и горой конфет.

Весила она килограмм двести. Врачи сказали ей, что нужно завязывать с едой. Ожиренье сердца. Тётя Паша намыливала щётку с длинной ручкой для чистки чанов и тёрла себе спину. Когда она мылась в ванной, я представлял, как в Индии рабы малика загоняют слона в стойло и моют его. Приносят лестницы, вёдра воды. Три раба моют спину. Тщательно натирают её мылом. Четыре раба моют ноги, остальные трут хозяйство и хобот.

Телефон звонил. Я приоткрыл дверь и увидел как тётя Паша выбежала голой из ванны. Вся в пене. Гора мяса. Складки на ногах. Складки на шее. Складки под руками. Складки на руках. Огромная жопа. И волосатая спина. Растут ли волосы у женщин на спине? У тёти Паши растут. Хотя она не совсем женщина, она скорее бесполое животное, которое рыщет по миру в поисках еды и слезливого мыла по телевизору.

Бывает, она приготовит себе кастрюлю макарон, польёт их кетчупом, польёт их майонезом, добавит туда сметаны и подсолнечного масла, возьмёт две палки кровянки и бутыль вина. Залезет в кровать, включит мыло и жрёт лёжа, немного приподняв голову на подушке. Она может жрать лёжа на спине, на обеих боках, на животе. Наверно и вверх ногами она тоже может жрать. Она съедает кастрюлю макарон, заедает их свиными ножками, запивает это всё вином и идёт на кухню за кульком конфет.

В кульке килограмм пять конфет. Она съедает все конфеты и раскидывает обёртки по кровати, по кухне, в туалете, в коридоре, на лестничной площадке. Везде валяются трупики несчастных конфеток как трупы солдат после битвы при Фарсале. И по мундирам солдат можно точно сказать, кто выиграл сражение.

Где-то через пол часа она снова хочет есть. Намазывает себе гору бутербродов с паштетом и маслом, достаёт шоколадки из чулана и малиновое варенье. Она поедает варенье суповым черпаком. Выливает густую рубиновую сахарную массу в черпачок и лижет её языком. Вся постель у тёти Паши в крошках. Морда в макаронах, паштете, свином жире и шоколаде. У неё растут маленькие усики и бородка.

Должны ли быть у женщины усики и бородка? Иногда ночью я лежал без сна в кровати и фантазировал, что тётя Паша это неведомое существо прилетевшее с другой планеты, которое вынуждено жить среди людей. Потому что было изгнано за обжорство. Ночью тётя Паша просыпается по пять раз. Идёт к холодильнику и стоя возле открытого холодильника, поедает холодец, жаркое, жареную рыбу, битки.

Ночью она ест руками. Я слышу, как она заливает воду себе в брюхо. Там у неё наверняка жестяной бак внутри. Вода с бульканьем вливается в эту бездну. Исчезает в сатанинской воронке. Потом тётя Паша отрыгивает и идёт к себе в спальню, по дороге шелестя пёстрыми фантиками конфет. И уже известно кто выиграет очередную битву.

Когда тётя Паша идёт в туалет я ухожу из дома на часа два. В доме невозможно находиться. Зловоние и трупный смрад распространяется по всем комнатам. Один раз я проснулся, когда тётя Паша пошла в туалет и сразу начал рыгать желчью, потому что в желудке не было еды. Я открыл окно и меня вырвало прямо на дворника посыпающего солью снег. Дворник поднял голову вверх и увидел, как я закрываю окно. Спустя минуту он уже звонил нам в двери. Тётя Паша сидела на толчке с журналами "Сад и Огород" и кульком конфет. Она громко пердела. Звук, напоминающий треск ствола дерева, которое сломил ветер.

Тррррррррр Трррррррррр! пчах! пчах! пуууууууууть! пууууууууууть! После каждой трели квартиру окутывал новый саван зловоний. Дворник открыл дверь и посмотрел на меня. Я перевязал нижнюю половину лица шарфом. Дворник закашлялся. Он схватился за горло обеими руками и согнулся пополам. Его вырвало на лестничную клетку чем-то похожим на перловую кашу. Его глаза сделались красными и мокрыми. Лицо стало зелёного цвета. Он побежал вниз. Я выглянул в окно: дворник выбежал из парадного и стал на четвереньки. Он рыгал на снег и громко кашлял.

Скрипнула дверь туалета. В коридор вышла голая тётя Паша. Её пузо свисало до колен, а груди болтались по сторонам. Подбородок и щёки были измазаны шоколадом.

- Кто это приходил? - спросила она, нагнула чуть вперёд туловище и громко пёрнула.

Пррррррррррр.

- Дворник, - сказал я невнятно через шарф.

- кто?! - не дожидаясь ответа, она повернулась и пошла на кухню. Зад её был вымазан калом, стекавшим жидкими струйками по ногам до щиколоток. Она открыла холодильник и достала сырую курицу. Она понюхала её, как волк-людоед нюхает мёртвого человека, и впилась зубами, мотыляя головой и раздирая сырое мясо. Кал всё еще выходил из неё. Тоненькими жидкими ниточками стекал с ног на пол.

Зима. Я проснулся рано утром. На кухне звонил телефон. Тётя Паша выбежала из ванной и взяла трубку.

- Алеуууу? - сказала она грубым мужицким голосом. - Кто? Классная руководительница? Карантин?! Две недели?! Ну и куда мне его девать на две недели, а?! А может, он будет приходить и просто сидеть сам за партой? Он любит книги читать, будет сидеть себе и книги читать. Я боюсь его одного дома оставлять, чтоб он квартиру не спалил. Только сторож? Ну так может он будет со сторожем сидеть? Он себя тихо ведёт. Ни слова не скажет, пока его не спросят. Невозможно?! Ну и хуй с вами, Антонина Сергеевна!

Тётя кинула трубку. Я отбежал от двери и плюхнулся в кровать под одеяло, притворился спящим.

- Костя! - позвала меня тётя Паша. - Костя! сегодня в школу не пойдёшь! Сиди дома две недели, гад, и чтоб спички не трогал, сволота, понятно?!

Я открыл один глаз. Тётя Паша стоит голая, с неё стекает вода и мыльная пена на пол. В руках - батон и банка сгущёнки.

- Хорошо, тётя, - говорю.

- Смотри, что там есть в холодильнике. мне на смену надо идти.

Тётя Паша оделась и ушла. Я выглянул в окно и увидел, как она идёт, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, оставляя за собой пёстрые фантики шоколадных конфет. Дворник, увидев её, перестал скрести снег, отвернулся и ушёл.

Я оделся, взял деньги из тумбочки в спальне у тёти Паши и пошёл в ларёк за пивом. Продавщица попалась старая. Курица. или Утка. Или Свинья. Её в нашем районе со всех работ выгоняют. Она везде скандалит. Работала в книжном - её выгнали, в хлебном работала - тоже выгнали, на заводе работала - и оттуда вылетела. Не хотела мне пиво продавать. Говорит: я твоим родителям расскажу, что ты пиво покупаешь утром. Маленький алкоголик. И кричит в окошко, люди на остановке оборачиваются и смотрят на меня. Недовольные, думают - вот он маленький алкоголик.

Такой маленький, а уже не по той дороге пошёл. Станет грабить и бухать беспробудно. Никогда работы хорошей не найдёт. Какое может быть будущее у такого плохо воспитанного пацанёнка? С утра пиво ему подавай. Вот уж поколение пошло. Думают люди. А что мне люди?! знаю я, этих людей. Вон то мужик в шляпе стоит. Шляпой лысину прикрывает. Он работает инженером на заводе Антонова. Инженеришка - ничего не делает. Бумаги какие-то для отчётности всю жизнь размножает. И зарплату ждёт. Жена у него сволочь, дети - тоже сволочь. Папа ну купи да купи ну купи да купи. Из нашего дома мужик - ходит задёрганный. Жена на него кричит и ругает. Люди? А вон тоже баба стоит - руки в боки, сумка новая, пальто новое, вся с иголочки одета, молодая учительница, ебется с кем попало. Она бы и со шваброй еблась, если бы у швабры деньги на подарки были. Нет. думаю я. Не нужно мне такой жизни.

Какой нужно точно не знаю, но такой – ненужно - осенью в троллейбусе на работу кататься, а потом с работы и в квартиру - жаренную картошку есть и помидоры солёные. Телевизор смотреть и рано спать ложиться. Фу. Я мечтал стать путешественником. Или спортсменом. Или убийцей, стрелять в людей раз в месяц. Получать деньги и покупать всё что хочется.

В мусорке на остановке бомж копался. Я его попросил пиво купить. Он попросил одну бутылку. Я согласился. Он взял мне две литровых бутылки оболонь светлого и себе пол литровую в стекле. Придя домой, я сел на телефон и позвонил одноклассникам - Витьке Корноухову и Сане Кривощокому. У Сани Кривощокого приставка сега есть и к ней игры разные футбол, мортал комбат, червячок джим, комикс зон и еще куча целая. Говорю им: приходите ко мне, будем пиво пить и на приставке играть до вечера. Пока тётя Паша не придёт. Они говорят, хорошо, мол, придём. Открыв бутылку, я налил стакан доверху и выпил его. Приятный запах хмеля. И горчинка. Налил и выпил еще. Думаю - придут пацаны и нужно будет напугать их как следует, чтоб они от ужаса в штаны наклали. Я достал из шкафа чёрное платье тёти Паши, которое она одевала два раза в жизни: когда от пьянки помёр папаша и когда от пьянки померла мамаша. Я понюхал платье. Платье до сих пор пахло ладаном и похоронами. Огромное платье - накидка для автобуса. Я одел платье. Порылся в чулане и нашёл противогаз. Одел платье и противогаз. Хожу по квартире пьянючий. Чёрный хвост платья за мной тянется. Думаю, чем же еще можно пацанов напугать. На кухне у нас магнитофон Весна 202, квадратный с чёрными клавишами.

Однажды я пытался записать на него песни территории А с телевизора. Но когда прослушал кассету - было только громкое шипение. Никаких песен. Я взял магнитофон. Вставил ту саму кассету, включил его в розетку и засунул в шкаф.

На лестничной клетке послышались шаги. Подумав, что это пацаны, я залез в шкаф и нащупал пальцем чёрную кнопку на магнитофоне. Дверь в комнату открылась. Я нажал на кнопку и раздалось громкое шипенье. Тогда я с диким криком уаааааааа выпрыгнул из шкафа в чёрном платье тёти Паши и противогазе.

Но то были не пацаны. Совсем не пацаны. Передо мной стояла тётя Паша. Её лицо стало бледным как мел.

Из рук она выронила сумку с курицами. На лице запечатлелась гримаса неподдельного ужаса.

Она схватилась обеими руками за грудь и открыла рот, жадно глотая воздух. Я не знал, что делать.

Я растерялся и испугался. Ну вот, думаю, сейчас она увидит, что я дурак, одел её похоронное платье, напялил противогаз и пиво пью. Ох, и даст она мне. Будет бить по жопе ремнём и за волосы таскать. Но тётя Паша никак не могла прийти в себя. Она сделала шаг назад. Оступилась и упала на журнальный столик. Журнальный столик с треском сложился. С него на ковёр упало пиво и стакан.

Тётя Паша забилась в конвульсиях. Она дёргала руками и ногами, как букашка пытающаяся перевернуться. Её зрачки закатились. Наконец, она перестала дёргаться и замерла. Я, не снимая противогаза, подошёл к ней. Осторожно осмотрел её. Поднял тяжёлую толстую руку. Пульса на руке не было. Я начал приглядываться к её груди - грудь не подымается и не опускается. Она не дышит. Как можно наверняка определить умер ли человек или нет?

- тётя Паша, вставай. - говорю и за руку её дёргаю. Не шевелится.

- Тётя Паша!

Я принёс с кухни большую ложку и крышку от кастрюли. Выпил там еще пива стакан. Начал бить в крышку. Никакого результата. Тогда я взял спичку, зажёг её и поднёс к толстому пальцу. Кожа на пальце сначала пожелтела, потом порозовела и почернела. Тётя Паша не встаёт.

- тётя Паша! - кричу. - Я балуюсь со спичками! Тётя Паша я сейчас шторы палить буду!

Подбежал к шторе и запалил её. Штора чуть потлела и потухла. Тётя Паша не просыпается. В ногах у неё куры валяются без голов. Только шейки синие торчат.

Всё. - думаю - померла. В этот момент пацаны заходят и смотрят на меня в платье. и на тётю Пашу. Смотрят на вылетевшие ножки из под журнального столика. Витька Корноухов аж затрясся от страха, а Сашка Кривощоков кулёк с приставкой к груди прижал, будто боится, что я её заберу. Стоят и рты разевают, сказать ничего не могут, как рыбы.

- Блеаааать, - сказал Витька Корноухов. - Пошли отсюда, Саня.

Взял Саню за руку. И тащит его. Саня от мёртвой тёти Паши взгляд отвести не может.

- Пошли бегом, я тебе говорю!

Магнитофон шипит в шкафу. Пшшшшшшшшшшш.

- Она что умерла? - спросил Саня.

- Да. - говорю.

- А что это шипит? - Витька спрашивает.

- У меня в шкаф чёрт залез, чудовище! Помогите мне, господи! - и руки к ним протягиваю. - Пожалуйста, помогите, чудООООООООвище вселилось в меня!

Потом заржал дико. Они как побегут! Только топот по лестнице слышно. А я смеюсь громко и остановиться не могу. Остановился только, когда милиция приехала, которую вызвали родители Витьки Корноухова.

2. Стимфалийская птица

Не хочу рассказывать, что случилось со мной после смерти тёти Паши. И какой я имел разговор в милиции. И как меня в интернат направили. И как после интерната я в институт поступил. А после института нашёл хорошо оплачиваемую работу и купил квартиру спустя несколько лет. Недалеко от метро Берестейская. Трёхкомнатка. Окна выходят на лес. Воздух свежий. Парк. По утрам бегуны на дорожках. И машину себе взял - лачетти - скромно и со вкусом. В общем, как вы и догадались, я стал тем самым человеком, образ которого всем сердцем ненавидел в детстве. Таким тихим конформистом с аш ди проигрывателем, плазмой, собакой и досочкой для приготовления суши. Каждый день я ездил на работу и был чемпионом продаж четыре года подряд. Меня назначили ДДП-ом. Оказывается, я имею дар уговаривать людей. Так сказал директор фирмы. На фирме у нас есть один пацан - Дима, рыжий высокий хуй с бакенбардами. Я этого Диму ненавижу, убить готов, хотя он мне ничего плохого и не сделал. Я его ненавижу, потому что он всегда оптимист, довольный жизнью, он всем улыбается и про всех отзывается хорошо. Ему и на работе везет - начал деньги зарабатывать, машину купил, женился и в музыке начал разбираться. Бывает, подойдёт ко мне в обеденный перерыв с дурацкими вопросами, типа: кто придумал рок-н-ролл? или: кто лучший гитарист в мире? Я говорю, не знаю. Он говорит: а я знаю. И стоит ждёт, чтоб я спросил: ну и кто же? я нарочно не спрашиваю, только злиться начинаю. Когда он ест еду, то высасывает застрявшие кусочки в зубах и чавкает. Цлямкает. Может подойти к столу, стать за спиной и чавкать своим ёбаным бутербродом прямо над моим ухом. На собраниях директор спрашивает: кто-нибудь хочет что-то добавить? Дима подымает руку и смиренно ждёт. Директор говорит:

- да, Димон? - он называет его Димон. И рыжему хую это очень льстит! быть с директором на ты!

Он отвечает:

- Вижу цель, не вижу препятствий! - и все сотрудники одобрительно смеются и улыбаются: мол, вот какой наш брат! всё может. Фразочка паршивых офисных крыс, которые в жизни только первую страницу Старика Хоттабыча читали и футбольный обозреватель... тошно от таких общих фраз. говорит ему:

- действуй, Димон!

еще Дима всех похлопывает по плечу и называет дружищами. У него есть патронташ стандартных анекдотов для новых знакомых и свеженькие анекдоты для старых. Люди любят его. И не видят какой он лицемер и рыжий длинный хуй с бакенбардами. У людей вкуса просто нет.

Как он любит свои бакенбарды! Подкрашивает их, завивает на кончиках, гладит их каждую секунду. Самовлюблённый рыжий хуй. Иной раз, когда он стоит возле факса или пьёт кофе, беседуя с сотрудниками, мне хочется подойти и ударить его кулаком в лоб. Клюнуть его в нос. Со всей силы ударить, чтоб он - вошь такая улыбчивая - в стенку впечатался.

Теперь, я думаю, пришло время рассказать о моём секрете. По ночам я люблю ходить в гости. Только гость я непрошенный и к кому иду заранее не знаю. Сейчас вы всё поймёте.

Ровно в 23:30 я выхожу из дома. Сажусь в машину и еду в другой конец города. Как правило, в глухие уголки города, где есть сталинки и хрущовки. Я оставляю машину за пару кварталов до объекта и иду пешком. Часто я ходил ночами по улицам и смотрел в окна домов. В одних горел свет, в других было темно. И всегда мне интересно, что за люди живут в тех квартирах. Какие у них обои и что кладут они в тумбочки. Страх как интересно. Однажды, я не выдержал и зашёл в хрущовку. Там замок на двери в парадной. Код узнать легко: нужно смотреть какие кнопки наиболее стёрты - их и нажимай. Я зашёл в парадный - квартира 35, квартира 36, из квартиры 37 пахло жареным луком. Из квартиры 38 доносились смех и крики. Этажом выше в одной из квартир ругались люди и билась посуда. Я лихорадочно принялся дёргать за ручки дверей. Все двери в хрущовке оказались запертыми. Кроме одной.

Я зашёл в квартиру 42 и попал в узкий тёмный коридорчик. Спотыкнулся о кошку и обувь. Затем полез ощупью по стенке и наткнулся на дверь. Не включая свет в комнате, я нашарил кровать и залез под неё. Там много пыли и грязи. Через часа пол свет в комнате включили и я увидел как кто-то расхаживает по зеленой дорожке в красных рваных носках. Этот кто-то смачно отрыгнул и включил телевизор. По телевизору шла одна из тех викторин, где баба с большими сиськами предлагает тебе позвонить ей и отгадать слово. Пружины кровати заскрипели, послышались хлюпающие звуки.

хлюп хлюп хлюп тюф тюф тюф.

Этот кто-то начал дрочить. Он мычал и стонал от удовольствия. Потом в коридоре открыли дверь и к господину Дрочиле пришли. Дрочила сказал:

- А ну пошла отсюда! Мама, пошла отсюда, блядь, кому говорю! иди-иди!

- Ну Вадик, - раздался скрипучий старческий голос. - Поговори с мамочкой, ты никогда не говоришь с мамочкой!

- иди, блядь, отсюда кому говорят! - Я зажал руками рот, чтоб не заржать. Я очень возбудился от того, что нахожусь в чужой комнате, вижу зеленую дорожку и ножки шкафа, и слушаю эти разговоры, и никто не знает что я здесь под кроватью! Мне казалось это пиком удовольствия. Круче чем оргазм, травка и выпивка!

Мать Вадика закрыла дверь и Вадик снова начал дрочить. Только телевизор с телевикториной сделал тише.

Хлюп хлюп хлюп хлюп тюф тюф тюф тюф.

Тут мне в голову пришла гениальная идея. И я закрыл двумя руками рот, чтоб не заржать.

Я затарабанил кулаками в кровать и как заору:

- Ууууууууааааа! Уууууаааааа! Аааааааа!

На миг тело на кровати замерло. Потом тело резко подскочило и заметалось по комнате, опрокидывая всё на своём пути. Упал стул. На стуле висел мундир и я увидел погоны майора. Нужно выбираться, подумал я. Тело закудахтало и заойкало.

- Мама! Мама! Мамочка! - заорало тело.

Я выкатился из под кровати и увидел толстого мужика с огромным волосатым пузом. Лысый и глазёнки перепуганные, бессмысленные, нос маленький картошкой. Подбородок трусливый. Я как дал ему меж глаз кулаком. Он упал на пол. У него с лица кровь потекла на зеленую дорожку. Схватив мундир, я вышел из комнаты. В коридоре стояла испуганная мать.

- Привет, мамаша! - сказал я и пнул её ногой в живот. Она упала на пол, согнулась пополам и захекала. Сухонькая маленькая женщина. Миниатюрная совсем. Зачем такие живут?

Сегодня ночью я перед выходом бахнул стакан хорошего грузинского вина. Вышел на улицу, иду по улице. Туман. Снег растаял. Такой туман - вытянутой руки не видно. Призрачные размытые огни фонарей.

За пазухой у меня маска птицы с длинным острым клювом. Страшная такая маска. Я её на Птичке купил у одного старика за пятьдесят гривен. Старик сказал, что это маска Стимфалийской птицы. У греков Стимфалийскими птицами называли хищных тварей, у которых клюв, когти и крылья из меди, а перья всё равно что стрелы. Эти птицы нападали на людей и скот. Старик сказал, что, надев эту маску, можно любого напугать, особенно ночью.

Как обычно я нашёл тихую хрущовку возле парка и зашёл внутрь. Код на двери 342. Легко. Хожу по этажам двери дёргаю. Квартира 57 поддалась. Тёмный коридор. В зале свет горит. В зале никого нет. Из кухни голоса слышны. Я залез под кровать в зале и маску Стимфалийской птицы напялил.

Лежу и прислушиваюсь. Под кроватью - пыль. Из кухни люди вышли.

- Федя! да ти заїбав вже! я пів миски кортошки начистив, другу половину ти! Ні ну реально заїбав вже нічого не робити.

- Давай ще покуремо. Фольгу пропалив! Діставай нову.

- Так приїжайте візміть чотири пляшки червоного вина, або в пакетах... похуй!

- Слухай а коли в тебе сессія закінчується?

- То може поїдем до мене у село, там на рибалку сходимо. У прорубі зараз багато риби. Мій брат там водієм працює, він нас забере з залізниці. Потім назад відвезе. В нього трави дома, Вася, о-я-їбу.

- А сметана є в тебе?

- Завтра піду на працю, іспит з філософії на три години. Канти Хуянти! Гегелі - Регулі! Ніцше -Хуїтцше! Спенсер - довбоєбенсер! Шопенгауер - Підаргауер! Сократ - Єбанат! давай з водного курити я тобі кажу, так більше залишиться!

- Катя і Оля… та ти їх бачив в гуртожитку на Новий Рік?

- Що ти гониш бачив кажу, Платон - Хуєбон! Фрейд - Піздєєєєц! Чуєш, а як звали того чувака, що в бочці спав як собака?

- Диоген. - сказал я.

Голоса студентов затихли.

- Хто це сказав? Це ти сказав?

- Їбу я хто то сказав! То ти сам сказав!

- Нічого я не казав, що зо хуйня, оце мене накурило.

- Оце нас вставило, Діоген - Хуйлобен! Епікур - Хуйлодур!

- ахахаха, чуєшь ти так зараз всю кортоплю захаваєш, нє гони попускатися, Вася.

- Ало? коли будете? Вже? Добре я виходжу.

- Оля з Катєю приїхали. поприбирай тарілки, торчок!

Один студент вышел из комнаты и хлопнул входной дверью. Второй начал собирать тарелки. Упустил одну тарелку и она разлетелась в дребезги. Он стал на четвереньки собирать осколки. Один большой белый осколок приземлился возле меня. Он залез под кровать и увидел меня в маске ужасной Стимфалийской птицы. Я заревел на него:

- Уууууууууууу! Уааааааааааа!

Он ударился головой о кровать. Его глаза, самое приятное зрелище - наполнились неподдельным страхом и удивлением. Он убежал и где-то затаился.

- Бляяяя! Бляя! що то за хуйня! Вася! Вася! іди сюди, я тобі кажу! Вася! Що то за хуйня в тебе під ліжком!

В коридоре - дверь хлопнула. Женский смех. Вася Катю и Олю привёл.

- Вася! Вася! Йди сюди! - заверещал студент. Я высунулся из-под кровати и показал ему голову будоражащей кровь Стимфалийской птицы.

- Ох бляяя, ай бляяяя! - заорал он и заплакал. Я залез обратно. В комнату зашли девочки и Вася.

Они очень удивились.

- Шо ти робиш, предур? Злізай зі шкафа ти шо дебіл бля?!

- там якась хуйня в тебе пуд ліжком! ой хуйня яка!

- Злізай зі шкафа, дЕбіл ти...

- я тобі кажу хуйня якась ой хуйня під ліжком.

- ти шо знов курив? я ж тобі казав без нас не курити! да ти увесь драп викурив?!

- Подивись під ліжком яка хуйня!

- Німа там нікого. Німа нікого, предур накурений... торчок. Ось бачиш не...

Я увидел как Вася стал на четвереньки и посмотрел прямо в глаза Стимфалийской птицы.

- Какакакакакакакакакакакака! - заорал я что есть мочи на него. Он упал на спину и попятился.

Оля и Катя запищали.

- Что там такое, Вася?! Что там такое, Вася?! - кричали они.

- Какакаакакакакакаакааааа! - снова заорал я что есть силы.

- Оля неси швабру з ванної! - сказал Вася. Федя спрыгнул со шкафа и убежал на кухню.

- Шо там таке?

- Там якась птиця велика!

- Какая еще птица, вы что накурились?!

- Какакакакаакаааакакакакааааа! - заорал я, чтоб девка поверила. Она побежала в коридор и хлопнула дверью. Вася начал тыкать наугад в меня шваброй. Я схватил швабру клювом и перекусил её. Выплюнул ему щепки. Потом расправил крылья и, перевернув кровать, выпрямился в полный рост, шевеля хвостом.

Федя пошёл на меня с ножом из кухни. Длинный такой блестящий нож. Он поднял его выше собственной головы.

- Ріж її! Ріж її!

- Какакакакакакаакакаааааккааааа! - заорал я и замахал медными крыльями. Я выбил крылом нож из рук Феди и клюнул его в глаз. Глаз вытек и сполз по щеке, вися на ниточке. Из глазницы хлынула кровь. Он схватился за лицо. Вася сказал:

- фу! фу! Не треба! гарна пташка, гарна пташка…

- Какакакакаккааккаааааа! - заорал я ему в лицо и впился клювом в шею, раздирая глотку. На перья мне хлынула кровь.

Девочка стояла в углу и смотрела на меня.

- Пожалуйста не надо, не трогайте меня. - такая милая худенькая девочка, брюнетка в очках. На шее у неё крупные бордовые бусы. Одета в джинсы и свитер, скромная и хорошая студентка, - подумал я. - просто попала в плохую компанию.

Я выдернул медное перо со своей груди и протянул ей. Она робко взяла перо и отступила назад.

Разбив головой окно, я резко взметнул в ночное киевское небо и увидел луну. Луну и тусклые звёзды. Холодный воздух сразу врезался в ноздри и оживил меня. Мне хотелось летать и летать. Вниз вверх.

Вниз вверх!

Я полетел камнем вниз и лишь перед землёй взмахнул крыльями, едва дотронувшись до травы медной грудью. И сел на антенну соседнего здания.

Из окна на меня смотрела девочка.

Она ласкала щёку моим медным пером.

16.01.2011
Читать комментарии (5)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Евгений Герман
2011-01-17 21:26:54
Макс, как будет время - прочту
матковский
2011-01-18 04:08:39
ок, спасибо!
Вражек
2011-01-19 10:47:52
першу частину можна би назвати
голод не тетка))
нельсон, імхо ти пишеш добре, але стаєш надто передбачуваним.
хоча б ця рушниця на стіні (типу "Ожирение сердца").
та і квартирні гуляння ЛГ... я собі так і сказав: бля, якщо зара ніхто не загине від рук героя, то заплюсую! але труп детектед майже сходу)
потім ця метаморфоза. прийом обіграний як на публі, так і загалом, в тебе навіть щось таке було вже, про змію здається
тобто, зрозумій мене вірно: якщо ти хоч дивувати читача (а в твоїй прозі відчувається це прагнення), а не банально заповнювати його дозвілля хай навіть якісним продуктом, то такі нюанси мають враховуватись. з іншої ж сторони більшість читаючих людей робить це виключно ради заповнення дозвілля, от.
а опис ліпідного голема більш ніж порадував. це вже дійсно було злегка неочікувано, як для тебе.
матковский
2011-01-20 18:43:10
спасибо за конструктивную критику. придраться не к чему, со всем согласен.
Главный зануда Публикатора
2011-04-19 09:29:03
в первой части мне показалось, что ты захотел отнять все лавры у Рабле, уж больно сочны и объемны твои описания
во второй части показалось, что эпизод с Димой чуток чужероден
при первом прочтении показалось, что между частями практически нет взаимосвязи
потом понял, что всего-лишь показалось
нормальный текст (вполне можно перечитывать)

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев