Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

если не можешь найти зубы

лав стори

когда зимой приезжал папаша наш неуютный холодный дом наполнялся подарками и весельем.

папаша привозил мне жвачки и разноцветные немецкие открытки на которых были изображены

разные модели автомобилей и пистолетов. с утра мы садились за обеденный стол и лепили

пельмени. папаша рассказывал нам про далекие страны. его рассказы были куда интересней

чем наш школьный учебник по географии. он рассказывал про то как один убил всех сомалийских

пиратов и их тёмнокожие женщины просили. нет умоляли чтоб он забрал их с собой! но он

не забрал потому что у женщин из Сомали самый большой клитор в мире. и папаша показывал

ладонью как он трясётся.

- он такой большой как лопасть хвостового плавника кита! - задыхался от хохота папаша. и ёлка у нас

в комнате была. а под ёлкой много ваты и три подарка. когда приехал папаша в доме

стало теплей - он отремонтировал котёл и произвёл ревизию труб на чердаке. он всё умеет

делать - даже мой старенький магнитофон починил. после обеда мы заканчивали с пельменями.

всё это время Валерчик послушно сидел возле обеденного стола и смотрел на нас что же

мы это делаем там. он жалобно мяукал и я подливал ему молока. мать просила чтоб я сначала

подогревал ему молоко. но Валерчик пил и холодное. мы выходили с ним из дому вместе -

он по своим кошачьим делам обнюхивать соседских котов и бегать по заборам. а я же - перекинув

через плечо коньки шёл в лес к озеру чтоб порезаться с соседскими пацанами в хоккей.

когда для хоккея у нас не хватало людей или обмундирования мы шли играть в футбол. если

же не в футбол то просто гонялись друг за другом. один пацан запрягал в санки огромную

собаку - кавказского волкодава - лохматое чудовище. удержать на поводке его было невозможно -

а звали его Пирожок. этот Пирожок даже взрослых с ног сбивал. на улице с хозяином -

12-ти летним пацаном Пашей волкодав был ласковый и добрый. бегал. играл с детьми. к прохожим

и чужим собакам не приставал. но стоило его посадить во дворе на цепь - Пирожок превращался

в сущего демона. апостола преисподней. он рычал и небо вздрагивало. Паша рассказывал

что даже его отец кормит Пирожка с лопаты.

один раз я пришёл домой. голодный! холодный! с носа течёт. весь в снегу. варежки деревянные.

стал в прихожей снег обтрушивать. из ботинок стельки вынул и на батарее их разложил.

Валерчик в ногах крутится. трётся спиной об меня. уже поздно: не выпущу тебя. - говорю.

и тут я замер. снимал первые штаны. вторые штаны и замер. - из комнаты доносился тихий

плач матери. я осторожно зашёл в комнату - там играла пластинка машины времени и горели

электрические свечки на ёлке. на столе стояла открытая бутылка вина и два стакана.

мать сидела на диване и тихонько плакала. она вытирала глаза платком. а папаша рылся в

шкафах. нужную одежду и вещи он складывал в свою большую командировочную сумку.

я ничего не спрашивал. я боялся что-то спросить. папаша увидел меня и сказал:

- твоя бабушка очень заболела. - сказал он. и в тусклом свете электрических новогодних

свечек я увидел на лице его целую сетку морщин. как он стал стариком я и не заметил. за

одну секунду он постарел. мать сгорбилась и всё плакала и плакала. я сел на ковёр и включил

радугу. там показывали Вечера на хуторе близ Диканьки. как раз тот момент когда чёрт

ворует месяц.

- как же он тут сам? - спрашивала мать. - как же ты тут сам, Витёк, справишься?

- справлюсь. - отвечаю.

бабушка наша жила в селе километров четыреста от Киева. нужно было ехать на поезде до

ближайшего населенного пункта а потом добираться на попутках или своим ходом. дороги

там совсем плохие. да еще и снег какой густой везде выпал.

- вари себе гречку. - напутствовала меня мать. - вари гречку. - и молоко Валерчику покупай.

яйца себе жарь. сосиски вари. а когда что-то сварил - газ на трубе перекрывай и плиту проверяй

перед сном. чтоб газ в дом не пошёл.

больше всего в жизни моя мать боялась смерти бабушки и то что кто-то обязательно забудет

перекрыть газ и мы все задушимся ночью. заснём и задушимся. и дом наш взорвётся. и у неё

в арсенале есть куча примеров про соседей или знакомых которые задушились от газа.

- он же не маленький. - успокаивал её папаша. - правда, Витёк, ты же уже не маленький? -

спрашивал он меня и хлопал по плечу.

я говорил что не маленький. я говорил что со всем справлюсь и буду приглядывать за старым

котом Валерчиком и подогревать для него молоко. Валерчик чувствовал что люди уезжают и

тёрся в ногах. он беспокойно бегал из прихожей в комнату и из комнаты на кухню.

сумки были собраны. родители одеты. приехало такси и папаша пожав мне руку дал двести

гривен на всё про всё.

- зачем так много? - спросил я.

- на всякий случай.

мать накинулась на меня и обожгла щёку горячим поцелуем. слишком приторным и последнеразовым.

- чтоб всё было хорошо... чтоб всё было хорошо... корми Валерчика... не забывай кормить

Валерчика... - повторяла она уходя в ночь с сумками. падал густой снег. я вышел во двор

и проводил их до калитки. такси уехало попыхивая синим дымком.

я сел в комнате и включил рэстлинг по гравису. сплошные помехи. но в общих чертах картинку

рассмотреть можно было. какой-то клоун с огненно-красными волосами бил большого толстяка-

сумоиста Якодзуну. сначала он прыгал ему коленями на голову. потом зажимал в болевом

приёме ему руки. но Якодзуна встал и начал бить клоуна ногами в живот. потом Якодзуна

почему-то начал бить судью в полосатой футболке. потом судья начал бить клоуна. чушь

одним словом. потом началась передача про бешеных собак. показали толстую женщину с

патлами в разные стороны. её глаза дико вращались будто она познала что-то совсем ужасное.

женщина сказала:

- огромная собака откусила моему сыну голову. - по спине у меня мурашки пробежали я выключил

радугу и прислушался. в прихожей гудел котёл. за окном посвистывал ветер. я слышал как

ветер играет на чердаке. и как шумит шифер. папаша говорит что в следующем году нужно

будет перестилать крышу. он человек хоть и командировочный но по дому работает хорошо.

всё делает когда приезжает. я старался не думать о плохом. не думать о плохом. я думал

о крыше.

- а что если Пирожок тоже откусит мне голову? - а он может. запросто. и я решил больше

не подходить к Пирожку. из коридора послышался низкое утробное рычание. так рычит Пирожок.

я замер на диване и всё что мог делать - претвориться неживым существом и сидеть затаив

дыхание. Пирожок снова зарычал. как мне показалось - намного громче и зловещей.

в коридоре свет был выключен и я уже видел два красных глаза Пирожка. кажется я разобрал

силуэт его могучей шеи. его грива как у льва. он мог меня растерзать и съесть. потихоньку

я натягивал на себя ватное тяжёлое одеяло и когда накрылся им с головой просто закрыл

глаза и заснул. мне ничего не снилось.

на утро я проснулся очень рано. за окном еще темно. меня Валерчик разбудил. он

бегал по мне. пытался залезть под одеяло. я встал и нагрел ему молока. что за кот! может

два литра молока за день выпить. пьяница молочный просто. честно сказать я даже обрадовался

что родители уедут из дому на неделю. мне всегда нравилось оставаться дома одному. я мог

делать что захочу. рыться в вещах папаши. у него в комнате - целый склад диковинных

вещей. он коллекционировал курительные трубки и бинокли. у него был альбом с коллекцией

иностранных бумажных купюр. в деревянный бочонок он складывал мелочь. у него была колода

карт, журналы с голыми женщинами которые он особо тщательно прятал под старой одеждой в

шкафу. конечно я огорчился как и всякий любящий внук огорчился бы на моём месте из-за того

что бабушка очень заболела. хотя нет: бабушку я не любил. я её ненавидел. она курила

папиросы и пила вино. он заставляла меня работать летом на огороде и жаловалась мамаше

почему это я такой лентяй вырос. нет воспитания значит. мало видно его били в детстве. -

говорила бабушка. - ну ничего я это исправлю. и бабушка - крепкая крупная женщина выпив

вина искала меня в винограднике искала на огороде. искала в доме чтоб выбить из меня

лень ремнём с солдатской пряжкой. ну и хорошо. чтоб ты сдохла проклятая ёбаная бабушка. -

думал я. - здохни себе на здоровье и всем легче станет. и мне не придётся тратить летние

каникулы горбатясь на огороде. хотя нет. не так нужно думать. ведь мать мне было жалко.

она очень расстроится. и будет плакать. плакать ночами. и рассказывать какая хорошая

была бабушка и какая добрая и сколько она всего сделала для семьи. если мать любит

бабушку - значит она тоже плохая. ну и пусть вместе с ней здохнет. - так думать очень

плохо. я любил наверно только папашу потому что видел его три недели за год. а если бабушка

умрёт? он наверняка не уйдёт в рейс и будет ждать следующего рейса. а значит не привезёт

мне подарков и новых журналов с голыми женщинами.

на кухне зазвонил телефон. я кинул журналы на кровать и побежал. это звонил папаша. он

сказал что они уже приехали добрались куда им там надо было добраться. и у них всё хорошо

только дорогу теперь всю снегом занесло и местные им сказали что придётся ждать неделю

а то и две а до этого не выбраться нам отсюда. ох не выбраться! - повторил он. я спросил

как там бабушка и он ответил что скорей всего она умрёт через два-три дня. и мать очень

плачет. в конце он напомнил мне про Валерчика. Валерчик как раз крутился на кухне. он

залез на обеденный стол и обнюхивал овсяное печенье. я прогнал его.

в гастрономе почти не было людей. только старый подслеповатый дед. он подошёл ко мне и

спросил где я живу. я ничего не ответил. тогда дед повернулся к колбасе и начал рассматривать

её словно никогда до этого не видел. я поздоровался с продавщицей Таней. ей было около

25-30. точно сказать тяжело. я знал что старшие пацаны из школы приглашали её в кино а

потом шли с ней к ней на съёмную квартиру. они такое рассказывали. что они с ней делали.

и что она делала с ними. один говорил что у неё дырка как колодец. другой говорил что

она хуй сосать не умеет а только кусает его зубами. третий говорил что она сосёт лучше

всех. четвёртый говорил что это именно он научил её сосать и так далее но все пацаны

соглашались только в одном и кто-то поднимая очи к небу выражал эту мысль за всех:

- я бы её выебал... и все делали романтические выражения лиц. смакуя в воображении прекрасное

тело Тани. у нас в школе даже клубы были такие: клуб тех кому больше нравятся её сиськи.

клуб любителей жопы Тани. клуб любителей ног Тани. я думаю что все они врали. ну или почти

все и ничего у них не получилось. вот она стоит такая красивая и неприступная. улыбается

мне за прилавком. но улыбка её холодна. она отпускает сигареты и алкоголь. я покраснел

и попросил пачку честера синего.

- а не рановато ли вам курить? - спросила Таня. высокая худая брюнетка с пышной грудью. она

постучала длинным ногтём указательного пальца по табличке "до 18-ти лет..." я сказал ей

что беру не для себя а для папаши который вернулся из плавания. она как всегда мне не

поверила и улыбнулась. я купил докторскую колбасу. творог и молоко для Валерчика. улицу

нашу снегом засыпало до самого леса. по дороге домой я встретил Коляна. он мой друг -

толстый и весёлый пацан. мать заставляла его ходить на фортепиано в музыкальную школу.

воздух - морозный и свежий. снег блестит. мы видели как люди откапывали свои машины.

мы видели как малые играют в снежки во дворе. мы видели как старик со старухой идут

медленно муравьиными шагами и старуха говорит старику - осторожно чтоб не упасть. чтоб

не упасть. мы видели как люди тащат с базара кульки и ёлки. послезавтра - новый год.

я рассказал Коляну про родителей и бабушку. он сказал что зайдёт ко мне. в обед Колян

пришёл ко мне и Валерчик принялся его обнюхивать.

- угадай что у меня есть? - спросил Колян. в руках он держал кулёк. в кульке - три бутылки

вина. - батя выгнал вино осенью. это молодое вино! - сказал Колян. такое вино как гонит

мой батя никто не гонит. мы сварили пельмени и уже выпили бутылку вина. я сидел пьяный на

табуретке. Колян не такой пьяный. я принёс ему папашины журналы. он сказал что очень

хочет срать и пойдёт в туалет. он взял журнал и не выходил из туалета минут двадцать.

вышел он оттуда запыханный.

я наливал вино - сладкое. вкусное ароматное вино. мне казалось что я могу выпить его

очень много. могу выпить всё вино.

- хорошо бы сейчас покурить. - сказал он. мы оделись и пошли за сигаретами. три раза я

упал и на третий раз разбил себе лоб. в гастрономах нам сигареты не продают и пришлось

идти к метро. там бабки продавали в переходе сигареты поштучно. в метро - много народу.

люди смотрят на мой разбитый лоб и отворачиваются. я чувствую что иду как-то неровно.

шатаюсь. Колян подошёл к бабке и купил у неё десять сигарет поштучно. мы вышли из перехода

и сразу же закурили. стали под клубом игровых автоматов и курим. дым ударил мне в голову

и я еще больше опьянел. стою пьяный качаюсь. тошнит. думать ни о чём не могу - мир

кругом идёт. первый раз я столько вина выпил. до этого мне наливали родители может грамм

сто и хватит. а сейчас... вот мент прошёл. вот бабка какая-то его с сумками догнала и

говорит:

- посмотрите. они же пьяные. малолетки эти. стоят вон там курят пьяные! им по лет 12.

посмотрите!

Коляна вырвало на витрину клуба игровых автоматов. клуб назывался - Лаки Техас. там

тусовались всякие пендосы - старшие пацаны и алкоголики неудачники. всегда там все сливали

но приходили туда особенно зимой чтоб погреться и где-то посидеть. мент направился к нам.

я схватил Коляна за рукав и мы побежали за клуб. там был крутой спуск и озеро покрытое

льдом внизу. мы покатились с Коляном кубарем по снегу и наконец упали на лёд. когда я

падал то носком ботинка угодил Коляну прямо в лицо. я выбил ему два передних зуба. и Колян

заплакал совсем как маленький. он стоял на коленях и держался за рот. на снегу виднелась

маленькая струйка крови. зубы мы найти не смогли.

- что скажет мама?! что скажет мама?! - причитал Колян. его курточка на пуху - заблёвана

спереди. я немного протрезвел и мне стало жаль Коляна. когда мы катились - я растерял все

сигареты.

мент наблюдал за нами.

- пиздуйте домой быстро! - крикнул он нам и ушёл.

Колян не хотел уходить. я заставлял его. поднимал на ноги с колен. но он пьяный дурак

хотел найти свои зубы. он сказал что если не найдёт зубы то новые у него никогда не

вырастут. что за ерунда? не выдумывай - говорю ему. - ну и оставайся здесь! - я сделал

вид что ушёл. а сам поднялся до клуба Лаки Техас и наблюдаю за ним он ползает по льду

и разгребает ладошками снег. ищет зубы. даже отсюда слышно как он плачет. я вернулся

за ним и попытался в последний раз. пьяный Колян не хотел уходить без зубов.

- я найду зубы и вставлю их на место - мамаша ничего не заметит! - говорил он и плакал -

знаешь что мне будет если мамаша заметит?! это ты виноват. ты виноват.

у него верхняя губа рассечена и напухла. я подумал что если даже он и умудриться вставить

зубы на место то мамаша всё равно заметит и ему будет. что там будет я не знаю уж.

домой я шёл дворами. в переулке пацаны зажали девку и смеялись над ней. девка хотела

вырваться из их тесного круга. но пацаны только ржали и толкали её друг на друга.

- пошли нахер, малолетки, - говорила им девка. - я знаю где ты живёшь. я всё твоему отцу

расскажу.

я остановился. это кричала Таня из гастронома. винные пары в мозгу придавали мне храбрости.

хотя должен признаться руки у меня тряслись и колени тоже. что ты будешь делать? -

спрашивал я себя. - что ты будешь делать? - вопрошал я и перебирал похожие истории когда

герои крутых боевиков вешали пиздюлей негодяям которые обижают хороших девчонок.

я узнал двоих пацанов. местная школьная банда - Ваня Бензин И Потрошок. самые гнусные

старшаки. они били ради забавы. они выгребали деньги из карманов малолеток и учителя

знали об этом но боялись их.

неожиданно для себя я подбежал к Потрошку и дал ему пинка под зад. наступило как говорится

гробовое молчание. все заткнулись. слышно только заунывную песнь что её заводит запыхавшийся

троллейбус на дороге.

Потрошок удивлённо оглянулся и смерил меня взглядом.

- тебе пиздец малой. - спокойно сказал он. я побежал и они помчались за мной. бегаю

я быстро. все соревнования на три километра выигрываю. но тут я выбежал на лёд и растянулся.

Потрошок поднял меня и сказал остальным:

- держите его! он схватили меня и Потрошок начал мне наваливать срачей. он злобно пыхтел

и очень старался. наконец я взвыл. копчик мой пронзила боль и эта боль поднялась вверх

по хребту как электрический ток. тогда они отпустили меня и Ваня Бензин ударил мне

пару раз по лицу.

- смотри. - сказал Ваня Бензин указывая на ссадину на лбу. - а этот уёбок уже где-то

получил. ты что совсем охуел, малой?

- пацан из нашей школы. - сказал Потрошок.

- ты блядь герой нахуй? - спросил Потрошок.

Ваня Бензин сделал мне подсечку и я снова оказался на льду. Потрошок снял с меня ботинок

и зашвырнул его за высокий бетонный забор. они ушли.

потом из подъезда выбежала Таня и подняла меня на ноги. с носа у меня капала кровь на

снег. я видел эти маленькие красные капельки которых становилось всё больше и больше.

жалкое зрелище. теперь я не чувствовал себя крутым героем ни дольфом лунгреном ни

марком дакаскосом. никаких вандамов. всё было по-другому. по-настоящему. мне надавали по

харе и я был маленьким человечком с распухшей рожей. зачем я только пил это вино?

Таня спрашивала меня как я себя чувствую. и говорила что отведёт меня домой и объяснит

всё родителям. Таня сказала что у меня нету передних двух зубов. я улыбнулся.

- ты что пил? - спросила она.

Колян там в снегу ищет свои зубы. и мне нужно найти зубы. а то другие никогда не вырастут.

- мне нужно найти зубы. - сказал я Тане и мы принялись искать их. она нашла два зуба.

мне повезло больше чем Коляну.

по дороге домой я то и дело набирал в ладошку снег и прикладывал его к носу. оказалось

что я тоже успел обрыгаться.

- куртка у тебя вся заблёвннная и грязная. - сказала Таня. - в таком виде нельзя идти домой.

- дома никого нет.

наконец я перестал плакать и начал чувствовать себя мужчиной. в одном ботинке правда.

когда мы зашли в дом Валерчик кинулся к нам и потёрся спиной о ноги. на кухне разрывался

телефон.

я взял трубку.

в трубке мама плакала. она хотела что-то сказать. но я ничего не мог разобрать. трубку

выхватил папаша.

- где ты был? где ты ходишь?! мы тебе весь вечер звоним!

- я спал. - ответил я.

- бабушка умерла сегодня днём. - сказал папаша. - мы будем не раньше чем через неделю.

здесь снежная буря и похороны нужно...

связь оборвалась и в тот вечер телефон больше не звонил.

- бабушка умерла - подумал я. - умерла моя бабушка. моя бабушка умерла. сегодня умерла

моя бабушка - повторял я уже вслух. слова казались мне пустыми. с таким же успехом я

мог говорить - шторы шторы шторы. ничего особенного. и чем чаще я повторял это заклинание

тем оно больше теряло смысл. наверно так со всеми словами.

- что случилось? - спросила Таня. она зашла на кухню. на ней - чёрная юбка - чуть выше

колена и блузка. три верхних пуговицы на её блузке были расстёгнуты. я видел розовый

лифчик.

- у меня умерла бабушка. - сказал я.

- бедный мальчик. -она подошла ко мне и обняла. моя голова оказалась как раз на уровне

её больших грудей. она прижалась грудями к моей голове. я чувствовал их тепло и упругость.

я протянул руку и потрогал их.

- бедный храбрый мальчик. - сказала она. - тебе нужно привести лицо в порядок.

я принёс аптечку из ванной и Таня трудилась над моим лицом. наклеила пластырь на лоб.

засунула две ватки в нос. они покраснели и Таня засунула новые.

- как ты себя чувствуешь? - спросила она. Валерчик запрыгнул на обеденный стол и утащил

овсяный пряник. он победно махнул хвостом и убежал в коридор.

- хорошо. - соврал я. лицо у меня немело. и я буквально чувствовал как оно опухло.

еще очень сильно болел копчик и когда я выпрямлялся в полный рост по хребту пробегал

электрический ток.

Таня сняла юбку и колготки. она нырнула под ватное одеяло. и приподняла краешек. иди сюда. -

сказала она. и я пошёл. я видел её ровные длинные ноги и большие груди. я забрался под одеяло

и начал целовать её тело. её тело пахло молоком. её тело пахло сельскими полевыми травами.

она сказала что любит таких маленьких как я. она сказала: - всё что ты обо мне слышал

это выдумки малолеток.

на утро меня разбудил телефонный звонок. Таня еще спала.

- алё, это Витя? - спросила трубка.

- да, это Витёк, - ответил я.

- Витя, Витенька, - трубка начала плакать. - это мама Коленьки Корноухова. он вчера не вернулся

домой с занятий фортепиано. и всю ночь мы с отцом не спим. мы уже и в милицию звонили.

Витенька, это мама Коли Корноухова, Наталья Алексеевна. ты не знаешь где наш сынок?

ты не видел его вчера? он тебе не звонил?

я повесил трубку. Колян. бедный дурак. он так и не понял: если не можешь найти зубы -

привыкай жить без них.

29.09.2010
Читать комментарии (7)
Рейтинг Оценили
1 Евгений Герман.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Евгений Герман
2010-09-30 17:04:21
эпично.
а почему БЕЗДНА?
щаз переведём
матковский
2010-09-30 17:07:35
ок, просто не могу дать адекватную оценку своим текстам.
Евгений Герман
2010-09-30 17:04:42
Заплюсовал текст.
tomik
2010-10-03 23:46:28
блин, большой кусок начала был таким потрясающим, что я читала взахлеб и только думала о том - как же можно настолько интересно писать? потом в какой-то момент интерес текста сошел на нет, остался только интерес - раз такое шикарное начало, дождусь-как я конца..и конец не порадовал((
матковский
2010-10-03 23:51:44
согласен, просто в какой-то момент по техническим причинам становится тяжело поддерживать огонь в печи.
tomik
2010-10-04 00:45:06
ах, Нельсон, так вызовите вы что ль ремонтника или лучше ремонтницу. потому что хочется, чтобы до конца.
Вражек
2010-10-07 13:48:01
кінцівка дійсно не порадувала
імхо про зуби краще б виглядало десь там всередині тексту
а про секас хмільного байстрюка зі стиглою женщиною ти колись писав
самоповтор себто
чесно
при першій згадці про Таню я вже приблизно зрозумів до чого все йде
техніка в тебе надто добра
але кульгає чи то фантазія
чи наполегливість завзятість егегей

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев