Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
Ziggy Stardust

Язык и реальность

українські письменники і видавці на радіо свобода

http://www.svobodanews.ru/content/article/1754815.html

(кілька уривків)

Радио Свобода на Московском международном открытом книжном фестивале, в Центральном доме художника.

12 июня, в День России, или, как раньше его называли, День независимости России, мы встречаемся с украинскими писателями. То есть, у нас День независимости друг от друга, а на фестивале царят мир и согласие. Несмотря на газовый конфликт между Украиной и Россией, или в пику ему, может быть, здесь никакого конфликта не наблюдается. Хотя, мы выясним - может быть, и есть ужасная пропасть между украинскими и русскими писателями?

За нашим столом – писатели Ирэна Карпа, Наталка Сняданко, Сергей Жадан, Любко Дереш и Тарас Прохасько, издатель Завен Баблоян и московский переводчик украинской литературы Андрей Пустогаров.

Сергей Жадан: (Мои герои - ) социально травмированные, социально недоразвитые, социально неадаптированные. На самом деле, о них очень интересно писать, потому что они являются ходячими идеями, очень благодатный, очень яркий, пластичный материал, из которого интересно делать литературу. То есть об этом интересно писать, за этим интересно наблюдать. Тем более, для украинской литературы это до сих пор является востребованным. В украинской литературе до сих пор не прописаны многие современные украинские реалии, и это большая проблема украинской прозы. А тем более, например, реалии Восточной и Центральной Украины. Потому что вся городская проза у нас до сих пор была написана о Западной Украине или исходит из Западной Украины. И поэтому многие географические места просто не присутствуют в украинских книгах. Крым, например.

Я в прошлом году был в Крыму и написал большое эссе о Крыме. Для меня это был целый космос, мне было интересно об этом написать. А в русской литературе, казалось бы, о Крыме кто только не писал. И здесь мы должны понять, почему не пишут об этом. А как передать, например, языковой момент? Если ты пишешь, например, роман об украинцах, которые живут в Днепропетровске, как должны говорить твои герои? Наверное, если это правдивый роман, то они должны говорить по-русски, с украинскими вкраплениями. Но тогда при чем здесь украинская литература?.. И этот момент тоже присутствует, и тоже, наверное, является одной из причин того, что целые регионы украинские как бы исключены из украинской литературы, их нет там.

Тарас Прохасько: Я не знаю, насколько я могу говорить в привязке к Украине. Меня очень мало интересуют реалии какой-либо страны: России, или Германии, или Украины. Меня интересует в связи с реальностью и языка... мое самое большое задание для себя – это как найти минимальное по количеству и максимально точное по силе ощущения словосочетание, которое передавало бы какое-нибудь ощущение или впечатление. Вот вы говорили о столе, и меня не интересует, как этот стол сделан или в каком он стиле, но меня больше интересует, как передать тактильные ощущения, что я чувствую от этого стола. То есть меня интересует, как можно рассказать о том, что принадлежит только тебе.

Но, с другой стороны, смысл жизни – это же не собирание этих ощущений. Смысл в коммуникации, то есть в контакте. И самая лучшая коммуникация – это обмен впечатлениями. И как мне поговорить с любимой женщиной о мухе в глазу? Что она чувствует, что я чувствую? Это я как пример привожу, потому что есть такие вещи, когда никак невозможно понять, что чувствует женщина.

Любко Дереш: Одна из последних моих книжек была написана для детей. Эта книжка называется "Детство великих людей". И там я описал детство пяти великих людей, которые мне показались интересными. Среди них изобретатель Никола Тесла, Марк Твен, Николай Гоголь, Стивен Кинг. Каждый из этих людей породил какие-то свои интересные миры, которые вошли как составная часть моих миров. Мне было интересно увидеть, посмотреть, что же в их детстве произошло такого, что поменяло, собственно, их жизнь. И наиболее интересным открытием было для меня знакомство с детством Гоголя, который оказался каким-то совершенно больным ребенком, который с 4 или 6 лет был подвержен различным фобиям, галлюцинациям. И только, по-моему, к 20 годам, когда он уже окончил гимназию, он собрал себя в какого-то более или менее адаптированного к социуму человека. И я так понимаю, что его описания были способом изливать то безумие, которое он загнал под маску культурного и интеллигентного человека.

Ирэна Карпа: Конечно, попадает. Я думаю, что в большинстве случаев вообще в мировой литературе как раз главные истории – это истории какой-то частной жизни. Иначе не будет интересно, иначе это будет просто какой-то учебник по истории, что-то очень сухое и неинтересное, или же это будет инструкция по использованию женщин и по вытаскиванию мух из глаза.

Завен Баблоян: Поскольку я представлен как издатель, постараюсь зайти с этой стороны. Мы все знаем известную миниатюру Хармса о встрече творческого человека и воспринимающей его со стороны публики, ну, в частности, писателя и читателя, где читатель в характерной ему непосредственной манере отрицает ценность писателя, и это заканчивается плохо. Писатели – это люди, которые пытаются пробраться к реальности, добраться до реальности, как говорил Тарас, все-таки найти какую-то однократную формулу для выражения однократного ощущения. И мне кажется, что это очень нужно, что в читательской реальности, в человеческой реальности существует огромный запрос на такого рода проделанную работу. Очень жаль, что это не всегда осознается, и читатель склонен сразу отрицать писательство как работу. Но реальность заключается в том, что писательская работа очень нужна. Наша издательская задача – дать это понять и не погружаться самим в этот миф о том, что литература – это просто какой-то хвостик или ушко, или бантик на чем-нибудь.

Наталка Сняданко: Для украинского писателя мировая литература все еще очень интересна, как источник какого-то знания о мире и как источник внутреннего литературного диалога писателя с писателем. И мне кажется, из этого получается очень комфортная ситуация, когда украинская литература развивается несколько иначе. То есть даже те же жанры, о которых в русской литературе мы уже можем говорить как о каких-то наезженных колеях, в которых многим писателям работать неинтересно, у нас сразу формируются как несколько другие. Тот же исторический роман у нас как-то иначе развивается, тот же "женский роман". Даже какие-то простые, построенные на фабуле литературные жанры.

И мне кажется, из этого может получиться очень-очень интересная версия развития самой литературы, другая, чем, например, в Европе, где англоязычная литература тоже где-то порождает писательский конфликт и отрицание, которое уходит в фантастику или в какой-то очень абстрактный мир. Такие литературы, как украинская, имеют шанс немного замедленного, но в то же время и более глубокого способа осмысления мировой литературы и тех процессов, которые там происходят, а также другой реакции на них.

Сергей Жадан: Я хотел бы добавить вслед за Наталкой, что сейчас в украинской литературе происходят какие-то внутренние процессы, внутренние изменения. Мне вообще кажется, что современная украинская литература, поэзия и проза, находится в промежуточном состоянии. Наверное, 1990-ые годы изживаются из литературы и из текстов, вслед за чем должно начаться что-то другое. А каким оно будет, я сформулировать не могу.

Я не уверен, что из этого что-то выйдет. Хотя может выйти. Может выйти что-то очень хорошее, и украинская литература может нащупать свой стиль, найти своего героя и свою стилистику. А может и не найти, и не нащупать. Из этого может вообще ничего не выйти, из этого большого проекта "украинская литература", который тянется с 1991 года. Но, в любом случае, мне кажется, что сейчас это промежуточное состояние, которое характеризует, скорее, окончание какого-то периода, а не период возрождения или период подъема. Я думаю, что мы сейчас в таком промежуточном состоянии, после которого должно начаться что-то другое.

19.06.2009
Читать комментарии (2)
Рейтинг Оценили
2 Главный зануда Публикатора, Три злостных флудера и редактор с бритвой в зубах.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Три злостных флудера и редактор с бритвой в зубах
2009-06-19 19:55:01
Хорошее начинание. Плюсуем.
Главный зануда Публикатора
2009-06-19 19:59:06
безусловно хорошее!
и полезное

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ