Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
skinner

[BERGHAIN / PANORAMA BAR]

Это не худлит или как там ее принято называть.

Просто немного об одном месте в Берлине

BERGHAIN / PANORAMA BAR

Когда я проснулся, мне было 23 года.

День проходит, как всегда, очень быстро. Мы в Берлине, в нашем распоряжении всего несколько дней. Для начала – чашка вкуснейшего кофе в одной из многочисленных кофеен в нашем районе Friedrichshain. Столики и кресла разбросаны прямо на тротуаре, официантка – она же, видимо, и хозяйка – приносит заказанные американо и латте. На блюдце у каждой чашки – маленькие шоколадные конфетки. Очередной берлинский комплимент.

После посещения Watergate прошлой ночью похмелье особенно и не чувствуется, а легкое недосыпание проходит с первой чашкой кофе. Солнце светит все ярче, мы бредем по Boxhagener Strasse и дальше – по Wuhlischtrasse, укрываясь в тени деревьев, которых в Friedrichshain примерно столько же, сколько в московских Черемушках или в районе Университета. На этом сходства заканчиваются. Каждые несколько метров здесь – маленькие магазинчики, в одну-две комнаты, в которых продаются шмотки, книги, фотоальбомы, какие-то безделушки, да что угодно… Думается, что любой из этих магазинов стал бы в Москве чем-то особенным, моментально приобретя широкую известность благодаря даже не столько наполнению, сколько дизайну, оформлению. Маленькие музеи.

На тротуарах у магазинов – многочисленная молодежь. Курят, пьют пиво, щурятся на солнце. Девушки без тату встречаются редко. В сочетании с умиротворенностью и ленивостью уютных улочек эта публика производит днем несколько обманчивое впечатление.

Так и проходит остаток дня – в неспешном шатании по улицам, неумолимом проматывании в общем-то ни на что больше негодного бабла, с обязательным заездом в центр на пару часов. Больше двух-трех часов в день там делать нечего. И обратно, в свой райончик. Мы переодеваемся и двигаем к ближайшей станции метро Ostkreuz. В руке у каждого – бутылка пива. В вагоне, как и везде, практически одна молодежь. Почти у всех какое-нибудь бухлишко – вот четверо парней пьют пиво, рядом на сиденьях компания девушек распивает ром. Публика пестрая: геи здесь могут выглядеть, как обычные парни (что тут же подтверждают два каких-то чувачка, целующих друг друга взасос на сиденье напротив), а обычные клерки ночью могут превращаться в кого угодно, причем банальным платьицем и накрашенными глазами они не обходятся. Кажется, что все едут туда же, куда и мы – в точку сборки поклонников техно со всего мира – клуб Berghain / Panorama bar.

Станция Berlin Ostbahnhof – железнодорожный вокзал, минуем несколько домов, подходим к большому пустырю. Как и повсюду в этой части Берлина – алкоголь, молодежь, где-то играет музыка.

Berghain – заново рожденный знаменитый клуб Ostgut, закрытый более пяти лет назад. Прощальная вечеринка, проходившая в здании железнодорожного склада, длилась тридцать часов. После этого склад был снесен, а уже через год заведение открылось на новом месте и уже под новым названием, символично объединившем в себе два имени – KreuzBERG и FriedrichSHAIN. На границе этих районов, представителей Западного и Восточного Берлина, сейчас находится клуб, ставший настоящей столицей мировой технокультуры. И если в начале существования Ostgut вход в заведение для девушек был заказан, то сейчас на подавляющее большинство вечеринок может попасть кто угодно.

Photobucket

К главному входу в клуб через пустырь ведет неасфальтированная дорога, усеянная булыжниками, так что девушкам на шпильках сюда пройти будет нелегко. Это неважно, ведь на шпильках сюда приходят, как правило, мужики. С обеих сторон дорога окружена покосившейся железной сеткой. Здание – грязная серо-коричневая громадина, раньше здесь размещалась электростанция.

В некоторых окнах мелькают цветные огни софитов, другие остаются темными. Очереди на входе нет, в отличие от Watergate, но сегодня мы пришли часа на полтора пораньше. Охранник без лишних вопросов впускает нас внутрь. Платим по десять евро, отрицательно отвечаем на все вопросы, касаемо наличия у нас любой фотоаппаратуры – фотографировать в клубе категорически запрещено. Все этого правила придерживаются. В отличие от запрета на курение вне специально отведенных мест. Люди курят прямо на танцполе: траву, гаш, у кого что есть. Владельцы клуба, видимо, могут позволить себе смотреть на это сквозь пальцы.

От главного входа к танцполу ведет обычная лестница, которую можно увидеть в подъезде любого города России – стены исписаны, краска облуплена. Разница лишь в том, что у нас подъезды не освещаются, а здесь лестница ярко освещена, что в клубе видеть не совсем привычно.

Дальше мы попадаем в большой зал, высоченные 18-метровые потолки, ненавязчивый свет. Музыка пока еще играет не очень громко. Публика жмется у больших окон и у барной стойки, расположенной по кругу в центре зала. Это и есть Panorama bar. В клубе нет зеркал, совсем. Нет VIP-зоны. Зато есть то, чего не хватает 99% клубов, в которые ты попадаешь в первый раз – уже через пять минут после входа ты абсолютно расслаблен, чувствуешь себя в своей тарелке, кто бы ты ни был – сорокалетний мужик в спортивном костюме или миниатюрная студентка в порванных кедах, двухметровый трансвестит или обычный московский клерк.

Я не очень люблю клубы, то есть, вернее так – я вообще не люблю клубы. Во всяком случае те, в которых был: множество московских да несколько заведений на известных морских курортах. Так вот, все эти места я не очень-то люблю, и сам бы никого никогда в них не потащил. Везде одно и то же, и речь даже не о дизайне или чем-то подобном. Люди, и то, зачем они туда приходят.

В московском клубе я иногда ловлю себя на том, что смотрю на очередную девушку и думаю, как ее незаинтересованная самодовольная маска падает передо мной на пол, вслед за ней туда же летят ее трусики, ну и дальше, как завещал нам товарищ, который нас же и создал. Оказывается, не все касается этой самой любви, тем более, как ни странно, в клубе. Не могу вспомнить, чтоб я видел в Berghain хоть одну жутко красивую девушку, я там об этом и не думал.

Мы вышли на середину пустого танцпола, сжимая в руках маленькие бутылочки Beck’s, особо не пританцовывая, просто таращились по сторонам. Смотреть было на что. Фрики, обстановочка, еще раз фрики. За несколько минут мы обросли кучкой посетителей клуба, которые начинали двигаться все активнее. Ночь набирала обороты, еще пара напитков – и на танцполе уже не продохнуть. Народу много, музыка ритмично пульсирует в наших внутренностях. Когда вспоминаешь о том, что неплохо бы и в туалет сходить, в тебе уже несколько литров пива, ты пьяный и как будто плывешь в этом теплом молоке из звуков, людей, света.

Photobucket

По дороге в туалет фрики отдыхают на диванах, расставленных между оставшимися от электростанции непонятными металлическими приспособлениями. К кабинкам иногда тянется очередь. Передо мной здоровенный негр мягко обнимает за талию усатого наци-гея в кожаной кепке. Стандартная картинка, но я не думал о том, что когда-нибудь увижу ее вживую, да еще на пути к толчку. К этому здесь относятся нормально. Правда, после нескольких скандалов, в клубе было создано отдельное помещение для таких персонажей – “темная комната”, где они могут, так сказать, излить посильно.

Недалеко от туалета находится еще один бар. Небольшая стойка, людей немного. Заказываем пиво и виски. Бармен – огромных размеров бабенция, что вширь, что ввысь. Зычным басом называет сумму, я молча отсчитываю положенные монеты. Теперь становится видно, что тетку от мужика отличают только большие бесформенные груди и длинные волосы. Прикидываем, где мы находимся, тут же даем ей столь же зычное, как и ее голос, имя – Боб. Боб опирается кулаками на стойку и так ненавязчиво, по-мужски, напоминает нам, что не стоит забывать о чаевых бармену. Я и не думаю возражать, выкладываю еще пару евро.

Возвращаемся на танцпол, я интересуюсь у кого-то, когда будет играть Ben Klock, про которого был немало наслышан. Мне отвечают, что он уже отыграл днем… Видимо, немцам мало семи вечеринок в неделю, поэтому клубные сутки в Berghain проходят в два этапа – первая смена с 12 дня до 8 вечера, потом пьянка на несколько часов затухает с тем, чтобы к 12 ночи начаться вновь. Придя в клуб в 4 часа дня, вы обнаружите, что вечеринка (несмотря на всю неуместность такого определения для этого времени суток) в самом разгаре…

Вот так вот, дозированными ежедневными порциями инверсий Берлин намертво вгрызается в девственные относительно того, как и зачем нужно жить, восточноевропейские мозги. Вчера был Watergate, сегодня – Berghain… Что ждет нас завтра – одному городу известно, и слава богу. В этом месте всегда есть, чему удивляться.

Выползая на рассвете на улицу, я четко ощущал, что в моей нелюбви к клубам ничего не изменилось. Я ненавижу клубы, но я люблю Berghain.

26.05.2009
Читать комментарии (6)
Рейтинг Оценили
1 Назар Шешуряк.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Главный зануда Публикатора
2009-05-26 18:43:17
спасибо за экскурсию
наглядно и интересно
Евгений Герман
2009-05-26 18:52:30
skinner
2009-05-26 19:04:10
ну да, видел. буду, почему нет
Евгений Герман
2009-05-26 22:01:03
высылая на меня тексты - Орлову в первую очередь.
остальное я те в почту отвечу
skinner
2009-05-26 23:35:43
Да, ок. Сделаю
Назар Шешуряк
2009-05-27 22:46:24
симпатична стаття

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев