Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
Главный зануда Публикатора
Смотреть инфо »
Проза Поэзия
Другое Форум Бездна

Правдивая история, рассказанная Симоном Ортегой Рамосом, сапожником из Пуэбло-де-ла-Сьера

букав не много, асильте и будет вам счастие!!!

***

Он появился в Пуэбло на исходе дня, шлепая босыми ногами по придорожной пыли и поддерживая одной рукой потертую холщевую сумку. Другой сжимал недоеденный банан. Солнце, клонясь к закату, играло в его длинных, чуть всклоченных или просто слегка вьющихся волосах своими последними лучами.

***

Каждая история должна как-то начинаться, почему бы и не так. Я согласен, что уж больно слащаво, как в дамских романах, но пусть будет, как говорю. В конце концов, я рассказчик, а ваше дело заткнуться и слушать. Возможно, меня мог бы еще поправить этот доходяга Росарио, старьевщик, он единственный кто встретил «одинокого путника» при входе в наш поселок, но его полгода уже как нет среди нас. Не надо слез – умер как собака, при воровстве керосина с военного склада был застрелен солдатами. А значит, сейчас только я один знаю все и по порядку. Если где и привру, то лишь художественной ценности для.

***

Дело было в день субботний. Чтили мы его не больно то сильно, не евреи чай, обыкновенные мексиканские крестьяне, чуть подернутые налетом католицизма, так что с утра пахали как заведенные – кто где. А под вечер собрались в центре, сбоку от поселкового храма, на площади. Гильермо Лопес, управляющий поместьем дона Моралеса, речь должен был толкать. О чем? Койот его знает, говорили, что агитировать будет цены всем миром держать и этим сволочам скупщикам не уступать ни сентаво, а то по миру пойдем. Ну, нам то выживать в разных условиях приходилось, а вот Гильермо мог работы лишиться, раз плюнуть.

Пришел он не один, вылез на крышу своего пикапа, стоявшего тут же, возле стены и начал совершенно о другом. Обычно Гильеммо (никогда) стеснительностью не страдал, лишь глубокие старухи могли похвастаться отсутствием его внимания к себе, а тут стоит, мнется, слова подбирает с натугой, как через себя переступает:

- Амиго, - говорит, - дорогие мои амиго! Как здорово, что все мы здесь, сегодня собрались (и все такое). То есть, тьфу, собрались мы, конечно, тут по совершенно другому поводу, но вот значит такое дело, что даже и не знаю…

Человек к нам пришел. Издалека…, ну-у тогда давайте его и послушаем, а то я как-то даже и не знаю…

Он спрыгнул и помог подняться на крышу пикапа длинноволосому пареньку с холщевой сумкой на плече. Если бы кто из нас разбирался в современной моде или хотя бы чаще смотрел телевизор, то смог бы сказать, что паренек хоть и был одет как бродяга, но в жутко дорогие шмотки. Его порванные, все в пыли джинсы, заяложенная майка и неопределенного вида куртка так и орали о высокой моде. Но все мы к этому крику были глухи, не Париж ведь, и не Лондон, - Пуэбло, что с нас серых возьмешь? Бродяга и бродяга. Чуток пошумели и стали слушать, раз Гильермо советует, видно дельное что-то, он у нас мужик не без авторитета, и деловой.

Тут и стало понятно, что проныра Лопес дал маху. Паренек окинул суматошное сборище пожирающим взглядом и понес чушь:

- Братия и сестры! Мир вам! Принес я в ваши дома благую весть. То, чего вы все так ждали, свершилось. Конец мира близок, и в преддверии великих событий я пришел, дабы укрепить вас. Я – Иисус!

Не поручусь за абсолютную точность слов, мое слуховое и зрительное восприятие было слегка затуманено текилой (ну чего вы хотите – завтра выходной, не грех), но смысл был точно такой.

Потом он еще разглагольствовал чего й то о собственном ожидании второго пришествия, моральных сомнениях от оценки собственных творений (читал, говорит, блоги в сети) и что первый блин завсегда комом... Как готовился, а не с бухты-барахты сюда выпал, о любви, социальной справедливости и еще всякое, но постепенно ставало видно, что слушают его мало.

Народ все громче общался между собой на предмет того, что если парень перебрал, то надобно его, наверное, вздрючить за паскудство. Ладно бы вылез и обкуренный стал вещать, что он Бетмен, или чудом избежавшая красной чумы и собственного мужа Ева Браун, это еще туда-сюда, но – Иисус! Всему ж есть предел.

Потихоньку в толпе стали появляться камни и палки, а парочка самых ретивых подошла впритык к машине и уже намеревалась, как бы посподручнее дернуть его за штанины. Выручил Иисуса Гильермо, видимо чувствовал ответственность за заваренную кашу и первый принялся ее расхлебывать:

- Люди!, - заорал он, да послушайте же, это действительно Он. Я сам сначала не верил, но, правда, вот она, на ладони. Он знает все, а чудеса творит – не хуже Коперфильда. Откройте глаза свои!

Народ чуток приутих. В этом мире, где налоги повышаются, невзирая на погоду, чего только не бывает. Может и Иисус! Порешили испытать его, все ж, какое-то развлечение, а в харю натыкать всегда успеется.

Вытолкали впереди себя нашего патера Брауна, типа - это удовольствие по твоей части, знать должен, какие в таком случае загадки загадывать, да и инструкции из Ватикана в заклеенном сургучом конверте быть у тебя должны (с пометкой «Особой важности. Вскрыть в день второго пришествия»). В вере малёхо укрепили, коленом, мол, не робей – действуй, у других вон ничего, а у тебя такой шанс с верховным топ-манагером пообщаться.

Он покочевряжился, покосился на выдвинувший его коллектив, а потом с прищуром так, хитро и говорит:

- Иисус, значит. (Многозначительная пауза)

Вера наша как никогда сильна, но и самозванцев шатается без счета. В прошлом году только трое объявлялись: двое исусов, иоанн креститель и вацлав гавел. А, ну я и говорю, - четверо их было. Одного даже повесить хотели, так упорствовал в заблуждениях, но батюшка твой миловал, просто поколотили и сдали шерифу. «При днях последних многие назовутся…», сам знаешь, наверняка читал. Так вот, чтобы времени зря не тратить, покажи нам чего то, дабы не отринули. А то всякое может статься…

- А чего ж показать то, - юноша сел на крыше машины, спустил ноги и закурил, - моря у вас рядом нет, так что ходьба «аки посуху» и раздвигание волн отменяется, бесы в телах ваших давно не селяться (на кой черт это им нужно, в захолусти эдакой) – изгонять некого, воспарить, пока в теле бренном, не могу… Что же показать?

- Насчет моря оно, конечно. Чего нет, того нет. Но вот филиальчик малёхо имеется, и совсем рядом.

Патер подошел к огромной бадье на углу храма, в которую собиралась дождевая вода. Поплескал рукой.

- Почти полная. Должно хватить. Ты, говорят, при первом заходе вино сотворял неслабое. Может, попробуешь? А то не все в нашем приходе к крепким напиткам привыкши. Да и для церковных нужд оно полезно будет. В общем, тебе решать. Вариант неплохой.

Иисус посмотрел сначала на бадью, потом на патера. Выражение лица – как будь-то ему, минимум, предложили придушить новорожденного.

- Ну, если это все чего вы хотите!?!

А дале ниче так, сглотнул разочаровано, выбросил папироску и к бадье. Постоял, руки помакал, пальцы пооблизывал, побормотал что-то. Плюнул и отошел.

Было видно, как в толпе уже приготовили веревку и пару досок. Не одна, так другая развлекуха намечалась. И началась бы, если бы патер не заорал благим матом:

- А ведь недурно, ей-бо недурно, триста поклонов матери нашей божьей непорочной, настоящая мадера, вот вам крест, да еще на травах!!!

После этого весь вечер поселок бухал на халяву.

***

Вот собственно и все знаменательное событие. Жизнь в Пуэбло слегка изменила скорость своего течения, но в целом осталась в русле.

Иисуса приняли как своего и не обижали. Он поселился у Гильермо в садовом домике. Не бог весть, какое жилье, зато разговоры философские можно было вести без продыху и слушатель благодарный.

То, что больше никакие чудеса у него не получались, новому поселенцу простили. Мы мексиканцы народ отходчивый. И нелюбопытный. Всезнание божие тоже проверять не рвались. Речь его возле храма постепенно стиралась из памяти даже самых непьющих. А некоторые, кто не против был поболтать попусту, даже наведывались в садовый домик Моралесов на кружечку красного.

Гильермо упорно предлагал Иисусу открыть небольшой винзаводик. Не ради больших прибылей, а так, на карманные расходы. Честь по чести, с совместным паевым владением. Но тот с таким же упорством почему-то не соглашался, раздавая вино почти даром окрестным жителям или меняя на нехитрый крестьянский харч.

Правда, когда понадобилось сменить кровлю у храма, или там для школы детишкам компьютеры приобресть, мог изобразить для туристов или же самого дона Моралеса нечто особенное. Отчего у пьющего глаза закатывались, а на лице появлялась мечтательно-блаженная улыбка. А, главное, похмелья никогда и ни у кого не случалось.

Потому то скряга Моралес и прослыл известным меценатом на всю округу, а туристов столько никто отродясь в поселке не помнил.

Иногда денег было даже больше чем необходимо, на что-то путное. Тогда Иисус приходил к храму и бросал их возле входа, просто в пыль.

***

А с началом лета пропал.

Может ушел куда, побродить ненадолго – ведь весь его убогий скарб оставался нетронутым. Но время шло, а садовый домик так и оставался пустым.

Гильермо, да и многие из Пуэбло искали его, спрашивали и в городе, и в соседних поселках, пока не опечалились.

Лишь старый Карлос по пьяной лавочке что-то варнякал, дескать видел Его, по телеку у Розито-часовщика, перед белым домом у янки демонстрацию какую-то возглавлял, с плакатиком бегал… Но Карлос и соврет, недорого возьмет, а коли выпьет так и просто в охотку брешет. Потому рассказам верили мало.

А дальше, не мне вам объяснять, события закрутились, так что мама не горюй, и совсем не до того стало, самих бы не смело, куда там бродяжку вспоминать нашего.

22 июня в четыре утра, без объявления войны, русские стали бомбить все штатовское восточное побережье…

08.02.2009.

09.02.2009
Читать комментарии (9)
Рейтинг Оценили
1 Назар Шешуряк.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Евгений Герман
2009-02-09 09:59:19
очень мешают чтению такие находки:
"Чтили мы его не больно то сильно, не евреи чай, обыкновенные мексиканские крестьяне, чуть подернутые налетом католицизма, так что с утра пахали как заведенные – кто где."
Евгений Герман
2009-02-09 10:01:52
"Он спрыгнул и помог подняться на крышу пикапа длинноволосому пареньку с холщевой сумкой на плече."

глаголы разных действий.

Он спрыгнул и закурил. - можно.
Он спрыгнул и помог подняться на крышу ... - нельзя
Он спрыгнул, отряхнулся и начал помогать подняться...- можно.
Он спрыгнул, а затем помог ....
Евгений Герман
2009-02-09 10:02:25
идея возможно была, но потерялась.
Главный зануда Публикатора
2009-02-09 10:27:35
Спасибо, есть над чем подумать
Главный зануда Публикатора
2009-02-09 10:36:54
здесь не вьехал, будет минутка - растолкуй
Евгений Герман
2009-02-09 11:05:17
ты читателя в трех березах запутал.
суббота вообще не причем в начале рассказа. емкому и в голову не пришло бы что Пуэбло Рамос еврей.
шутка притянута за уши. и подана запутана.
то католики то крестьяне, то чтут, то работают.

проще нужно. если бы у тебя эта суббота по тексту сама ролждалась - то возможно и поиграться.
Главный зануда Публикатора
2009-02-09 11:09:47
спс, теперь да
Spirtson
2009-02-10 11:06:08
соглашусь с предыдущими комментариями: написано не бестолково, но сбивчиво. также еще не хватает чего-то цепкого, интригующего.
"подошла в притык к машине" - думаю, лучше "впритык", но это так - мелочи.
Главный зануда Публикатора
2009-02-10 11:28:44
спс
панятна

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ