Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
Евгений Герман
Смотреть инфо »
Проза Поэзия Другое
Форум Критика
Бездна

272кбт.Ментальная дивергенция

(после редакторской правки)

***Этот текст был написан и выставлен очень давно, потом я его забрал на коррекцию. Вот, после внесения правок, опубликовал

1

Мистер Андерсон проснулся внезапно, как будто внутри головы с шипением включился ослепительный электрический свет.

Пустота, мирно заполнявшая его сознание, нервно и звонко завибрировала. Это ощущение было ему неприятно, напоминало загрузки – и он поморщился.

Мысли в голове шевелились медленно и больно, словно были сделаны из колючей проволоки. Тем не менее, мистер Андерсон мгновенно вспомнил, что он - Нео, и открыл глаза.

Тринити сидела на подоконнике и курила. «Вот молодец, - подумал Нео. – Ничем ее не возьмешь».

Андерсон снова закрыл глаза и попытался вспомнить вчерашний вечер в подробностях. Вместо подробностей перед глазами замелькали молнии.

В принципе, события вчерашнего дня он помнил, но вот подробностей не было.

Мелочи выпали.

Он так и не смог вспомнить, где они сейчас находятся, каким образом сюда попали, и, главное, зачем они здесь.

Как говорит их админ-оператор: система была некорректно отключена, что и привело к потере несохраненных данных. Либо, решил Нео, формула этилового спирта была не до конца нейтрализована.

«Но это - не беда, Морфеус все знает и помнит, - утешил себя Нео. - Он то, нам и расскажет, что к чему. Кстати, а где Морфеус?».

Мистер Андерсон снова открыл глаза и стал нервно озираться по сторонам.

Тело подрагивало, глаза слезились, но когда резкость удалось настроить, оказалось, что Морфеус рядом, сидит в кресле и читает журнал.

На обложке было написано: «Всемирная Сеть». «И откуда у него силы всякую хрень читать? - удивился Нео. – Интересно, он здесь всю ночь просидел или пришел под утро?».

Морфеус умел ходить бесшумно – профессиональная привычка. Он этим очень гордился. Нео тоже так умел, но, из уважения к старшим, никогда не хвастался своими способностями. Хотя способностей было много. Взять, например, умение обходить любую программу, даже такую сложную как земная гравитация, или перезагружаться с подуровня, не отключаясь от матрицы, ну и так далее. Иногда он проделывал трюки достаточно легко, иногда не очень, но хвастаться ими при Морфеусе он себе не позволял.

Правда, вчера, в ночном клубе, Нео отклеил пару номеров, но шутки были безобидными: он загрузился с подуровня в образе «мачо», весь в цветных наколках и, назвавшись Витасом, познакомился с Ксенией Зовчак. Потом убрал наколки и признался, что он не тот, за кого себя выдает:

- Я - гений пародий - Максим Галкин, - заявил он обескураженной Ксюше.

Память потихоньку начала возвращаться, Нео попытался ускорить процесс, перезагрузившись. Он зажмурился и начал убеждать себя в том, что нет никакой ложки и, тем более, похмелья. А есть лишь формула спирта, которую легко взломать. Молнии в голове усилились, но все равно ничего не вышло. Зато сильней стало тошнить.

- Морфеус, а можно загрузиться через оператора? А то это похмелье не дает мне сосредоточиться, - спросил Нео, открывая глаза. Голос был хриплым и чужим.

- Пока нельзя, - Морфеус даже не отложил журнал. – Ты вчера подарил все наши мобильные каким-то неизвестным людям, утверждая, что круче телефонов не бывает. Хвастался, что только по нашим телефонам можно бесплатно подключаться к интернету. Видимо ты пытался объяснить им про связь с матричной реальностью, только их словами. Так что, пока мы не найдем мобильник, придется потерпеть.

Тринити спрыгнула с подоконника, подошла к кровати и наклонилась к Нео, как к ребенку:

- Мы сейчас встанем, оденемся, пойдем на улицу, достанем телефон, и все пройдет. Ты ведь можешь встать и идти?

- Не смогу идти – полечу, - улыбнулся Нео, и, почти не шатаясь, встал. Боль в голове стала настолько материальной, что, казалось, ее можно потрогать руками. – Морфеус, просвети нас, что происходит?

Морфеус отложил журнал. Он пристально посмотрел на Нео и строго начал:

- Я вижу, не все умеют сохраняться. Ну что ж, придется повторить. Так сказать, гейм оувер, трай эгейн. В процессе освобождения разума, мы выяснили, что Матрица начала самоклонироваться, создавая параллельные реальности …

- Это я помню, я ведь не идиот! Я просто вчера выпил этила,- перебил его Нео. – Я конкретно про это место (Нео обвел руками комнату) и про последние события спрашиваю.

- А ты - небезнадежен, - улыбнулась Тринити.

Морфеус продолжил:

- Вчера, получив необходимые для идентификации сведения об обитателях этой реальности, мы загрузились в элитный ночной клуб для наведения контактов с контрагентами. Зная имена нужных нам проводников, мы сузили круг поиска до одного прямого контакта. Сегодня один из наших новых знакомых выведет нас прямо на объект. Надо только перезагрузиться для безопасности. Пошли.

К этому времени все уже успели собраться и выйти из квартиры на лестницу. Там они, как по команде, остановились и несколько секунд прислушивались: нет ли вокруг чего подозрительного? В доме стояла тишина, лишь с улицы доносился шум автомобилей.

Молчание нарушила Тринити:

- Я вчера, здесь, неподалеку видела магазин мобильных телефонов. Как выйдем из подъезда - два квартала налево, - она подняла руку, показывая приблизительное направление движения.

- Стоп, - оживился Нео. – А кто нам может угрожать на улице? Опять агент Смит?

- Нет, не Смит. А системный администратор Сидоров.

Увидев реакцию Нео и Тринити, Морфеус добавил:

- Шучу. Здесь нам могут угрожать только оборотни в погонах. Но им нужны не мы. Им нужны деньги, которые можно заполучить незаконным путем. Они повсюду, где есть преступления. Сами по себе, индивидуально, оборотни нам не страшны, но мы должны опасаться системы, которую они создали. Еще надо обратить внимание на способ вербовки новых кадров – что-то связанное с кровью, она является носителем основной программы. В общем, нельзя контактировать с их ДНК, слюна, кровь или еще чего-нибудь. И главная трудность - неизвестно как они выглядят. Они полностью адаптировались среди обычных людей. Но, вот в чем парадокс – некоторые из них носят легко узнаваемую форму (отсюда и название про погоны). Как им при этом удается сохранять инкогнито?

- Все говорит о том, что они не боятся быть раскрытыми…В чем здесь секрет?... Может, они вообще непобедимы? – Тринити даже сжала кулаки от напряжения.

- Нет конечно - их программу можно взломать и уничтожить, но сделать это может лишь один человек, зовут его Владимир Владимирович. Более подробную информацию мне пока собрать не удалось. Но, я думаю, что рано или поздно, мы вступим с ним в контакт.

- Слушай, Морфеус, я тут вспомнил…, - Нео на секунду задумался. - Вчера, в клубе я познакомился с человеком по имени Шнур. Так вот, он сказал мне: «Будь очень осторожен, кругом одни пидорасы!». Что он имел в виду? Может нам угрожает скрытая опасность?

- Не думаю. Возможно, он нас с кем-то спутал. Тем более, что в списке проводников Шнура нет. Но быть осторожным, все же, надо. Ладно, идем в магазин за пивом. То есть за телефоном.

Они бесшумно спустились по лестнице, и вышли из подъезда на улицу. Профессионально удерживая в поле зрения все окружающее пространство, троица продвигалась к магазину.

Внезапно возле них остановился черный автомобиль. Нео сделал шаг вперед, к машине, и замер, Морфеус и Тринити заняли позиции у него за спиной. Предельно сконцентрировавшись, они замерли в ожидании.

Тринити по привычке потянулась за пистолетом, но за поясом его не оказалось. «Фейсконтроль!» - Тринити вспомнила, что оружие они оставили в тайнике возле клуба. И тут же снова сконцентрировалась.

Из машины вышли трое мужчин в черных кожаных куртках. Осмотрелись по сторонам и, не обращая внимания на Нео и его спутников, зашли в арку двора. Было слышно, как один из них сказал: «Димон, ты - ждешь здесь. Если что, свистнешь. Мы быстро». Эхо шагов еще несколько секунд бегало по арке. Нео прочел надпись на машине - «BMW».

- Морфеус, а я мог видеть это раньше? – Нео ткнул пальцем в эмблему на капоте.

- У меня тоже есть кое-какие подозрения, но сейчас не до этого. Надо быстрее идти за телефонами, а то из следующим машины может кто угодно вылезти…

Морфеус неожиданно обернулся к Нео:

- И как мы с Тринити позволили тебе мобилы пораздавать? Видать, тоже не сумели формулу до конца нейтрализовать.

- Я смогла нейтрализовать, просто я думала, что он их потом назад позабирает. Ну, хотя бы один аппарат. Поэтому и позволила. Тем более, что Нео, пьяного, все равно не остановишь. Впрочем, как и трезвого.

Магазин оказался сразу за углом.

Открыв стеклянную дверь, герои оказались в небольшом помещении, разделенном на две части. В одной секции продавались телефоны, во второй - ювелирные изделия.

Нео остался у дверей, развернувшись лицом к улице. Тринити и Морфеус подошли к прилавку.

Морфеус разбил стекло, вынул из-под осколков первый попавшийся телефон и начал неторопливо набирать номер.

Продавщицы завизжали и убежали в подсобку.

Охранник, сидевший у окна, вскочил и, выхватив резиновую дубинку, побежал на Морфеуса. Морфеус не шевельнулся.

А Тринити сделала пол-шага вперед. Затем схватила набегающего охранника за руку с дубинкой, и ударила его кулаком в лицо. Следующим молниеносным движением она кинула остолбеневшего вояку через загородку, на ювелирный прилавок.

Разбив стеклянную витрину, охранник упал на пол, и потерял сознание. Из разбитых губ капала кровь, вперемешку с осколками зубов.

Морфеус тем временем дозвонился оператору, и, никак не реагируя на происходящее, внимательно слушал инструкции.

Нео, тоже не реагировал на драку с охранником. Все это время он смотрел на улицу. Заметив что-то подозрительное, он выбежал из магазина, и удивленно остановился за дверью.

Прямо на него, расталкивая редких прохожих, бежал оборотень. Нео, хотя и видел оборотня в погонах впервые, сразу понял кто перед ним и занял оборонительную позицию.

За несколько шагов до соперника оборотень остановился, выхватил пистолет и, почти не целясь, выстрелил в грудь Нео несколько раз подряд. Резиновые пули, не долетев до цели сантиметров двадцать, висели в воздухе как мертвые шмели. Лицо оборотня побелело и стало напоминать гипсовую маску. Он ткнул пальцем в сторону остановившихся пуль, беззвучно пошевелил губами, пытаясь что-то сказать, и в изумлении застыл. Нео сделал несколько шагов вперед, и по-отечески улыбнулся:

- Я сам каждый раз хуею!

Он хлестко ударил оборотня костяшками пальцев в кадык. Оборотень захрипел, схватился за горло руками и медленно, как слон, рухнул на асфальт.

«Да, - подумал Нео, - противники из них никакие».

Он поднял упавший из рук оборотня пистолет, и осмотрелся.

Немногочисленные прохожие, привлеченные шумом, в страхе разбегались.

Нео кинулся назад, в магазин - надо было сказать, что путь свободен, и нужно торопиться. Но, он зашел и увидел что Тринити бьется в конвульсиях на полу. Морфеус пытался вывернуть ей руки за спину.

Нео бросился на помощь.

- Оборотни! - Морфеус кивнул в сторону охранника. - Она порезалась о его зубы!

Нео посмотрел на разбитую витрину и на человека в черной форме, неподвижно лежащего среди осколков. Он все понял: Тринити не догадалась, что это оборотень и не приняла мер предосторожности, а они с Морфеусом не смотрели в их сторону. Да, вот тебе и слабый противник.

Нео лихорадило - что делать со всей этой кутерьмой? Похмелье мешало сосредоточиться и очень болело в затылке.

Нео осенило – оборотень умер потому, что в его лицо и разбитые губы впились серебряные перстни и серьги из разбитой витрины.

Все встало на свои места. Действовать надо было скорее – они еле-еле справлялись с Тринити.

- Сейчас, сейчас, - пробормотал Нео, и кинулся к прилавку за серебром.

Он вернулся к Тринити с огромным серебряным перстнем в руке, разжал ей челюсти и протолкнул кольцо. Тринити сразу успокоилась и обмякла. Несколько секунд она лежала неподвижно. Потом веки мерно зашевелились, пальцы начали подрагивать, и на щеках проступил румянец.

- Выходит золото - продукт бесполезный. В серебре вся сила, брат, - Нео стоял на коленях перед Тринити и нервно улыбался.

- Кто его знает, может и золото на что-то сгодится, - Морфеус осматривал себя на предмет порезов и царапин, и тоже улыбался. Закончив осмотр, он подошел к драгоценной куче, выбрал колечко поменьше и, на всякий случай, проглотил его. Второе колечко он протянул Нео.

- Ага, спасибо, - Нео, не задумываясь, проглотил свою дозу металла и встал во весь рост, - надо успеть уйти до появления патрульных машин.

- Да, связываться с ними опасно. Придется ее нести. Здесь недалеко осталось. Через три квартала отсюда вниз по улице - синие ворота, в арке направо подъезд, второй этаж, квартира прямо. Нас уже ждут.

Они подняли Тринити, взяли ее под руки и вышли на улицу.

Продавщицы в подсобке продолжали лежать в обмороке.

*************************

Баба Зоя стояла на балконе, когда два подозрительных типа - здоровенный негр и худющий парнишка, втащили в арку двора бессознательную девушку, всю в крови и битом стекле.

Бабка сразу смекнула, что идут они к Гришке, соседу непутевому, то ли наркоману, то ли просто сумасшедшему. И подумала: надо бы милицию вызвать. Но сначала нужно убедиться, вернО ли предположение. Баба Зоя пошла к дверному глазку. С улицы донесся вой милицейских сирен.

«Это они, окаянные уже чего-то натворили!»,- догадалась старуха и прильнула к дверному глазку.

Вскоре троица появилась на лестничной клетке. Девушка уже шла самостоятельно. Нимало не смущаясь, бандиты, а в этом бабка уже не сомневалась, выбили дверь к соседу Гришке и зашли вовнутрь.

Таких бесцеремонных гостей у Гришки еще не было.

*************************

Гриша сидел на корточках, опершись спиной о кухонный стол, и неподвижно смотрел в стенку перед собой.

Его дико перло.

Гриша усиленно растирал лицо и лоб полусогнутыми пальцами. Внезапно он прекратил свое занятие и повернул голову влево, нащупав взглядом входную дверь.

Что-то подленькое было в этой двери. Что-то она задумала нехорошее. Так, во всяком случае, Грише показалось.

Через секунду дверь взорвалась.

Она разлетелась на сотню кусочков, подняв облако пыли.

Все это происходило в полной тишине, звук ломающейся двери долетел до ушей Гриши через несколько секунд. К тому времени пыль уже осела, а в квартиру зашли трое незнакомцев. Они не обратили никакого внимания на хозяина апартаментов, и прямиком ринулись в комнату.

И тут пронзительно зазвонил телефон. Грише показалось, что телефон звонит у него внутри головы, где-то между ушей, и он упал на пол.

****************************

Участковый Проценко зашел в квартиру «ранее не судимого» Панталонова Г.В., когда оперативники уже закончили обыск и приступили к опросу свидетелей и самого хозяина квартиры.

Про Гришку сигналы поступали уже давно, и что, мол, притон и наркотики и т.д., и т.п. Но все никак не удавалось его тепленьким взять. Сильно уж изворотливым и скользким на поверку выходил этот Панталонов.

Ну, теперь-то он не отвертится.

Проценко взглянул на остатки двери и подумал:

«В щепки разлетелась – удар был очень сильным. Эту дверь конечно и раньше неоднократно выбивали, она, естественно, уже не такая крепкая была. Но все равно, чтобы столетнюю, еще при царе сделанную, дверь в ЩЕПКИ? Тут силища нужна. С кем-то серьезным Панталон связался».

Проценко хмыкнул и зашел в комнату, где человек в штатском (старший следователь трибунала (участковый был с ним знаком)) допрашивал Гришу. Точнее пристально смотрел на него, потому что Гришка сидел на стуле в полной прострации, закрыв глаза и беззвучно шевеля губами. В комнате был еще молодой лейтенант, но тот возился с протоколами осмотров.

- А, Захар Тарасыч, - старший следователь заметил вошедшего участкового. – Веселый у тебя участок последние сутки. Ты уже в курсе событий?

- В общих чертах. А что этот? - участковый кивнул на Панталона. – Кто это к нему в гости зашел, вместе с дверью?

- А он стесняется рассказывать. Скромник. «Не знаю» – говорит.

С этими словами старший следователь звонко хлопнул ладонью по столу и громко сказал:

- Панталонов Григорий Викторович, вы будете отвечать на вопросы или поедете вспоминать в холодный изолятор?

Гришка чуть вздрогнул, приоткрыл глаза, потер пальцами лоб, приоткрыл было рот, но снова отключился.

Старший следователь крикнул в сторону коридора:

- Сержант… Сержант!

В дверях комнаты появился милиционер в форме.

- В наручники его и в одиночный изолятор. Там к нему память вернется быстро, - старший следователь дождался, пока Гришку выволокут в коридор и повернулся к Захар Тарасовичу:

- Ну, что скажешь?

- Говорить особо пока нечего. Я еще никого из местных не успел опросить. Но, думаю, что это все равно ничего не даст, троица залетная - по характеру нападений ясно. И вряд ли нам кто-то что-либо о них расскажет. А в остальном, я так понимаю, вы знаете больше меня.

- Да, Захар Тарасыч, больше. Но, вряд ли я ближе к цели, чем вы. Информация крайне противоречивая. Жаль, что вы ничем не можете мне помочь. Надеюсь, пока(!) не можете.

- Да самому жаль… А Панталонов вообще ничего не сказал? Может что-то из его слов поможет мне определиться, в каком направлении вести поиск.

- Да, я как раз собирался вас посветить в кое-какие детали. И очень рассчитываю на вашу помощь, - старший следователь был задумчив, смотрел в папку на столе и говорил медленно.

За последние сутки на данном участке произошла цепь таких разношерстных и странных событий, что так вот, запросто, их воедино не собрать. А в том, что эти события как-то связаны между собой, старший следователь Зайцев был просто уверен.

Относительно тихий район города на двадцать часов превращается в линию фронта – новые сообщения в дежурную часть поступают каждые пятнадцать минут. А потом все вдруг, раз - и успокаивается. За последние два часа никто даже кошку не потерял.

Зайцеву хотелось верить, что такое странное происшествие поможет раскрыть лишь счастливая случайность. Как правило, такой случайностью чаще всего оказывается информация, полученная участковыми инспекторами у лиц, на первый взгляд, не имеющих прямого отношения к делу.

Зайцев перевел взгляд с папки на участкового. Проценко, видать, догадался, что старший следователь размышляет: какую информацию можно сообщать, а какую - не стоит. И терпеливо ждал. Следователь внутренне улыбнулся и начал:

- Тут, Захар Тарасыч, такое дело: Панталонову, чтобы он ни говорил, верить нельзя. Во-первых: он себя профессионально выгораживает, во-вторых: он не совсем адекватен и любые события видит по-своему. Но, даже если предположить, что он хочет нам помочь и говорит правду, то от его показаний туман только сгущается. Но я начну по-порядку. Вам известно, что вчера был угнан автомобиль БМВ черного цвета, а утром он был замечен в перестрелке у ресторана «Ласточка»?

Участковый кивнул.

- Так вот, по оперативным данным, в разборке в ресторане участвовало несколько крупных наркодиллеров. А при обыске мы находим у Панталона чистейший героин, да еще и в большом количестве. Вот раньше у Панталона, что находили?

- Да, так мелочи. Конопля, таблетки. Но в таком количестве, что ему все с рук сходило. Он большие партии если и имел, то где-то ловко прятал. А дома держал так, для себя, одну-две дозы. - Проценко достал пачку сигарет. – Закурить можно?

- Кури, на здоровье, - Зайцев опять улыбнулся и продолжил. – Вот видишь, конопля. Да и то мало. А тут героин высочайшего качества и в мелкооптовом количестве. Откуда, спрашивается?

- Ну, теперь то, он не отвертится! – участковый с удовольствием закурил. – Одним гнойником на участке меньше будет! … А сам он, что про наркотики говорит? – спохватился Захар Тарасович.

- Ясное дело – «не мои» говорит. Он утверждает, что утром к нему зашел один знакомый, которого он раньше изредка снабжал коноплей. Как зовут знакомого, Григорий не помнит. Так вот, этот неизвестный попросил нашего Панталона спрятать у себя пакет с героином на неделю и разрешил взять несколько граммов в счет оплаты риска. Вот такую сказку он нам наплел.

- Да, смешно, - у Проценко даже настроение повысилось.

- Смешно, только он знакомого описывает в точности по словесному портрету одного из стрелявших в «Ласточке»… Что, Захар Тарасыч, удивились? Ну, дальше - больше. Так же, по словам свидетелей, совпадает описание людей, нападавших на ювелирный, и людей, ворвавшихся к Панталону два часа назад. Возможно паренек из «Ласточки» был с ними. А может и не был, мы тут только на словесные портреты опираемся, - с каждым словом старшего следователя участковый становился все серьезней и серьезней. - Да, еще есть такая информация от осведомителя: вчера вечером странная троица пыталась пронести оружие в ночной клуб. Охрана вступила с ними в потасовку, они скрылись, да так быстро, что никто толком ничего и не понял. Но странно то, что через несколько часов охрана заметила эту троицу в зале для гостей. Как они туда пробрались - не понятно. Охранники начали за ними пристально следить, стараясь не поднимать шума - репутация заведения и все такое. Внутренней службе даже удалось незаметно обыскать их, троица была изрядно навеселе. Оружия уже не было, да и все трое вскоре покинули заведение. Как вы уже догадались, это были наши трое из ювелирки и друзья Панталона по совместительству.

- А, кстати, что Гришка о них говорит? – Проценко нервно стучал пальцами по столу.

- Гришка утверждает, что не успел рассмотреть их вообще. Я склонен этому верить – Панталон в полной отключке. Еще он предполагает, что они пришли украсть у него героин. Тут круг, вроде бы и замкнулся - утренний знакомый, перед тем как скрыться, после перестрелки и ограбления, пришел с корешами забрать героин.

- Верно, - участковый согласился, но переспросил. – Но что-то не пляшет, да?

Зайцев встал из-за стола, закурил и подошел к окну:

- Не пляшет следующее: почему они НЕ ЗАБРАЛИ героин? Далее: девушки и негра не было в перестрелке у ресторана, а только в ювелирке. Второе: преступники предположительно вышли через это окно и ушли по крыше в соседний двор. Другого пути здесь нет. У выхода из этого чертового двора стоят лотки с овощами и другой ерундой. Мы опросили продавцов. Из двора никто не выходил и не выезжал. А разыскиваемое БМВ, предположительно с четырьмя пассажирами, час назад покинуло город – очевидно, выехали какими-то окольными путями и были замечены уже на трассе. Патрульные так и не смогли их догнать. Кстати, то, что они смогли объехать все стационарные посты, говорит о том, что минимум один местный среди них есть. А может там кто-то из наших им помогает – оборотень, так сказать.

Старший следователь замолчал, облокотившись на подоконник. Участковый снял фуражку, причесал ладонью остатки волос на голове и снова закурил.

- У меня мыслишка одна есть, можно? – Захар Тарасович дождался, пока Зайцев кивнет, и продолжил. - А может все гораздо проще: банда большая, часть уехала на машине, часть осталась в городе. Героин просто не успели найти. А скрылись, может быть и через подвалы или через другие окна. Я эти дворы давно знаю, и то каждый раз удивляюсь, как их так построили, что преступники в них как у Христа за пазухой? А раз среди них местные есть, то они могли все эти лабиринты знать.

- Все правильно, все правильно, Захар Тарасыч. Я просто самое главное не рассказал. В ювелирке нападавшие ничего не взяли - наши ребята оттуда уже звонили. Правда, точно еще ничего не подсчитывали. Но продавщицы, когда в себя пришли, по беглому осмотру решили, что пропало всего несколько серебряных безделушек. А там грабителям никто не мешал. Охрану они выключили сразу, не смотря на то, что второй охранник успел выстрелить в нападающих резиновыми пулями. И еще: пистолет, подобранный у магазина, они бросили здесь, посреди комнаты. Будто специально на Панталона указывали. А у первого охранника пистолет не взяли, почему?

- Да что им пистолет с резиновыми пулями, Людвиг Васильевич? Мухобойка. Разве он им нужен? Они вон, в «Ласточке», небось, из лучших импортных стволов стреляли.

- Опять ты прав, Тарасыч. Но все равно, не все здесь так гладко и чисто. Какая-то пружинка нами потеряна, не видим мы картины до конца. Ну, да ладно, хватит разговаривать, дел еще полно. Пошли работать.

Зайцев отвернулся от окна и с очень сосредоточенным видом пошел на кухню разговаривать со свидетелями. Участковый последовал за ним, в углу комнаты он заметил телефон со снятой трубкой. Проценко трубку поднял, послушал – гудков не было, положил на телефон и только потом подумал: «А пальцы с нее уже снимали или нет?». Как будто читая его мысли, Зайцев резко повернулся к нему и сказал:

- Пальцев столько оставили, что их организованными преступниками стыдно называть. Но обработка отпечатков займет часов двенадцать, и только потом мы будем знать, засвечивались ли они у нас ранее.

Проценко растерялся и промолчал. Зайцев продолжил путь на кухню. В коридоре тускло светила лампочка без абажура. Участковому опять захотелось курить.

**************************

Петя «Рама» и Димон «Ошпаренный» склонились над багажником машины. Они рассматривали пакеты с белым порошком.

Рассматривали молча и внимательно.

Через минуту Петя подытожил:

- Я думаю, что это - не сахарная пудра, - «Рама», считался самым смекалистым из всей гоп-компании.

Друзья глянули по сторонам - на пустыре по-прежнему никого, кроме них, не было.

- Да… мы, походу, не простого лоха наказали. Тут реальный человек. Видать кому-то «случайно» дорогу перешел, – «Ошпаренный» закрыл дипломат с порошком. – Надо пацанов собрать и валить по-быстрому из города. Пока под замес серьезный не попали.

Ребята еще раз оглянулись и начали менять номера на машине.

Первые лучи солнца осветили бок черной машины.

Автомобиль был похож на задремавшую акулу. Хищница спала, но стальной, до нельзя натянутый нерв внутри этой акулы, был готов в любую минуту кинуть хозяйку вперед, за новой добычей.

Через несколько минут «акула» бесшумно открыла двери, моргнула, что-то проворчала, и бесшумно унеслась в сторону проснувшегося города. На пустыре остались лежать забытые плоскогубцы, несколько окурков и пустая пачка от сигарет.

Это все напоминало скелеты растерзанной добычи на пути сильного хищника.

Через час, в городе, в машину подсел третий.

Леха был спросонья, но слушал внимательно. Рама растолковывал ему сложившуюся ситуацию:

- Надо где-то пересидеть всем вместе, недельки, думаю, две. Тут, такая ботва получается – наводчик, скорее всего, кому-то из подельщиков отомстить хотел. Вот нам его машину и сдал. А там порошка – на недецкое дело тянет. Думаю, что он - реальный человек, и оборотку такую нам включит - мало места будет.

Леха сплюнул, на секунду задумался и громко выпалил:

- Так предъявить ему это все надо! Мы что, бля, крайними в раскладе будем?

- Ну ты, Леха, мыслитель. Что мы, по-твоему, ему скажем? Что только честных людей опрокидываем, да? - Петя смотрел прямо на дорогу и не моргал. - И, во-вторых: мы сами согласились, нас никто не заставлял. Да и что, каждую машину лично проверять, что ли? Не наша это работа - в чужие разборки лезть. Сейчас главное переждать где-то в тихом месте, понял?

- Но это все равно просто так оставлять нельзя. Надо будет ему потом объяснить, где развал, а где схождение, - продолжал кипятиться Леха..

- Это мы обязательно. Он у нас так откашляется - что поумнеет сразу, - Рама повернулся к товарищу и достал сигарету. – А вот от порошка надо избавляться, это - сто пудов.

- Спрятать где-то надо, его сейчас хрена сольешь – засветимся, - Леха дал подкурить Раме, а Димон переключил скорость и, взявшись двумя руками за руль, почти шепотом сказал:

- У меня старикан есть один знакомый. Я его гаражом как складом пользуюсь. Он, по ходу, парализованный и в гараж не ходит. Сиделку ему нанял. А он мне хату и гараж отписал. Это у Кота на районе. Гараж внутри двора – ни контора, никто не найдет. Я там спецом пару пистолетов, патроны и лаве, пару косарей, спрятал. Заедем, заберем все. Порошок спрячем, и отвалим из города.

- Молодец, брателла. Сейчас я Косте звякну. Пусть нас ждет в «Ласточке». Заодно и позавтракаем на дорогу, - Леха обрадовался, хлопнул Димона по плечу, и полез в карман за телефоном.

Рама улыбнулся, включил радио и сказал:

- Да, кстати, есть предложение. Помните, один наш знакомый из конторы, ты, Леха, его еще оборотнем называешь, нам наркомана заказывал подставить, чтобы хату его конфисковать? Вспомнили? Я еще потом ходил к торчку траву покупать, чтобы познакомиться. Он там же, возле «Ласточки» живет. Вспомнили?

- Ага, - продолжил Димон, - понял, понял - можно ему наркоты подкинуть. А через пару часов звякнуть оборотню и сказать, что пора хату обыскивать. А заодно и узнать, что там по нашим делам слышно. И хрена он съедет - он нам уже должен будет.

- А если торчок порошок перепрячет? Он вроде не полный лох, - задавать правильные вопросы - это Лехино призвание.

- Не, не спрячет, я ему дозу сразу дам и он только вечером очухается.

- Я бы ему, если он такой умный, еще незаметно пару пакетов где-то в прихожей подбросил. Чтобы не расчехлился, до того как повяжут, - Леха с удовольствием затянулся сигаретой и выпустил дым в потолок.

Утренний город был почти пуст. Одинокие машины старались не мешать черной акуле, и заранее расступались. Молодая женщина, испугавшись, крепко прижала к себе ребенка, и сделала несколько шагов назад, на тротуар. Ребенок ничего не заметил, потому что держал в руках огромный, как утреннее солнце, персик. Хищник беззвучно пронесся мимо, никого не замечая - ему было не до мелочей.

************************

Костя сидел в ресторане «Ласточка» и ждал своих друзей.

«Ласточка» - единственный ресторан в округе, который работал по утрам.

Костя «Кот» уже заказал завтрак для всех четверых и пил кофе, когда вдруг услышал громкий разговор по телефону.

В зал со стороны кухни ввалился разъяренный человек (лицо кавказкой национальности, так бы про него скажут в новостях), он что-то кричал в трубку. За ним в зал вышло еще двое. Хозяин говорил без акцента, скорее всего, был местным.

- Нет, бля, ты найдешь ее! И найдешь, бля, с товаром, иначе тебе – пиздец. Понял? … Нет, нах, ты найдешь ее к вечеру. Или я вас лично всех … понял? А тому пидорасу, что меня подставил я лично, яйца отрежу. А если вы к вечеру, их не найдете то и вам, нах, тоже… И смотрите поаккуратней, я этот бумер две недели как купил.

Костя, стараясь не привлекать внимания, встал из-за стола и, делая вид, что просто хочет пройтись, направился в сторону выхода. Он уже начал доставать мобильник, собираясь позвонить Раме и предупредить об опасности, когда черный автомобиль с надписью «BMW» остановился прямо под витриной ресторана.

Сквозь тонированные стекла не было видно, кто сидит в салоне. Но Кот знал, КТО там внутри.

Он повернулся к грузину. Тот тоже увидел свою машину и, словно во сне, переводил взгляд то на трубку телефона, то на автомобиль. Охранники, остолбенев, стояли рядом. Тишину, повисшую в зале, можно было взвешивать на весах. Дверцы машины наконец-то открылись и оттуда, почти одновременно, вышли Рама, Леха и Димон.

Хозяин сразу все понял, и потянулся подмышку за пистолетом.

В этот момент раздался негромкий хлопок.

- Все, им пиздец, - успел прохрипеть грузин и упал. На светлом пиджаке появилось темное пятнышко.

Раздалось еще два хлопка. Охранники повалились рядом со своим шефом. На их спинах черные отверстия превращались в алые пятна.

Костя спрятал пистолет и вышел на улицу.

- Все, бля, в машину! Завтрак отменяется, - крикнул Кот. - Повар заболел.

Раненный зверь зарычал, резко развернулся и понесся прочь. Стальной нерв вибрировал, черные бока болели, а в темных стеклах отражался неприветливый город.

**********************

После того как бумер вырвался из города на трассу, у Семена Афанасьевича зазвонил мобильник.

- Алло, Семен Афанасьевич? Это Костя. Вы можете навестить одного нашего знакомого, у него уже есть кое-что для вас.

Семен Афанасьевич узнал этот голос, это звонил бандит средней руки - Кот. На, что он намекал, было тоже понятно – на Григория Панталонова. Выходит Кот ничего не знает о происшествии в квартире Панталона, иначе не звонил бы. « Надо будет от Зайцева получить доскональный отчет о происшедшем, » - подумал Семен Афанасьевич, а в трубку сказал:

- Спасибо, я уже знаю. Я сейчас на работе – свяжитесь со мной после двадцати ноль-ноль.

«Оборотень» выключил телефон, оглядел стены своего кабинета, в очередной раз размышляя, есть ли здесь жучки или нет, и потянулся за кнопкой вызова секретарши.

**************************

В квартире Людвига Васильевича Зайцева, старшего следователя трибунала, пахло яичницей и нагретой за день масляной краской.

Людвиг сидел перед включенным монитором и разглядывал звезды в открытое настежь окно.

Правильнее всего было бы лечь спать.

Но сегодня суббота – день оф-лайн квеста. Часа через пол Зайцев выйдет на сайт офф-лайн квестов и получит задание на сегодня.

А пока - делать совершенно нечего.

Людвиг отодвинул сковородку на край стола и, от нечего делать, начал размышлять над деталями дела «Панталон и Ко».

Например, его смущал такой нюанс: троица, ворвавшаяся к Панталону, очень колоритная (здоровенный негр, худощавые парень с девушкой, все в черных плащах), а ведь никто их больше так и не видел. Хотя описание разослано всем, кому только можно. Не в другое же измерение они провалились?

Да и все остальное тоже было не менее загадочным.

Тут следователь вспомнил, что к вечеру его вызвал начальник и потребовал подробный отчет по делу. Пришлось часа два с ним обсуждать все, что удалось собрать за последние сутки.

«Что-то он сильно внимательно про Панталона спрашивал, - вспомнил вдруг Людвиг. – Там, наверное, квартира под конфискацию идет, и опять мимо меня. Мимо кассы взаимопомощи».

Зайцев глянул на часы и начал подключаться к интернету.

В дверь позвонили. Людвиг крикнул: «Открыто!» и в квартиру вошел его напарник по квесту – Антон Городецкий.

Людвиг кивнул другу и зачитал полученное задание вслух:

« Команде «Белый Кроллик» нужно следовать на станцию метро «…(имярек)...». В 22-30 спуститься на платформу и встать возле четвертой колонны справа (по ходу движения в центр города). Скрестите руки на груди, чтобы наши агенты смогли вас опознать…».

«Белый Кролик» - ник их команды. Они с Антоном придумали себе такое название. Антон был блондином, а «кроликом» был Зайцев.

****************************

…. Следующую часть задания вы получите от наших агентов. При себе иметь фонарики и отвертки».

Морфеус закончил вводить текст:

- Все - проводники задание получили. Можно выходить.

Нео перестал смотреть на ложку, и та выпрямилась как пружина. Он отдал ее Тринити и спросил:

- А зачем нам нужен этот квест через сеть? Мы что, не можем напрямую с ними договариваться?

- Через квест мы набираем новую агентуру, отсеиваем и отслеживаем ее, и при этом сохраняем инкогнито. Да и агентам нашим не помешает думать, что они просто играют. Вот Зайцев - работает в организации оборотней (хотя сам далеко не такой), ему и знать всего не нужно. Иначе миссия будет невыполнима. Если бы Зайцев знал, с КЕМ сегодня вечером встретится, он бы два грузовика ОМОНа с собой привел. А так - он никому ничего не скажет и придет с другом Антоном. Это просто ИГРА. А если у кого-то и возникнут подозрения, пусть попробует проследить за квестом - мы выдаем тысячи заданий за один день, пойди разберись какие из них нам действительно нужны, а какие – нет, - Морфеус одел зеркальные очки и с умным видом посмотрел на своих друзей.

- А флешмоб? Он зачем нам нужен? – с этими словами Тринити щелчком пальцев поломала ложку пополам.

- Флеш-моб нам нужен для совершения массовых, целенаправленных действий. Он тоже имеет вид невинной игры. Но! … Мы точно знаем, что двадцать процентов пользователей, зашедших на сайт, придут в точно указанное время в нужное место и выполнят практически любое задание, каким бы идиотским оно не казалось. Да с такой технологией - революции можно устраивать. Главное покрасивее их назвать. «Оранжевая» - например.

Тринити не унималась:

- А эти люди, Людвиг и Антон, выходит не самые обычные люди, раз мы их выбрали? Они что, какие-то иные?

Морфеус задумался:

- ИНЫЕ? …Хм… Не знаю. Но надеюсь… ВСегодня мы это и проверим. Ладно, нам пора. Пройдемся до метро пешком, пивка попьем. Тьфу ты, что это я сегодня с этим пивом зациклился?

Они встали со своих мест, застегнули плащи и вышли из интернет-кафе. Нео вышел последним – он выключил свет и закрыл дверь на огромный замок. На двери была табличка: «Интернет- кафе «Навуходоносор» закрыто на ремонт». Ниже была надпись, сделанная от руки фломастером: «Виктор Цой – жив». Окна были плотно затянуты непрозрачной тканью.

На противоположной стороне улицы выбритый наголо парнишка хотел было крикнуть им вслед что-то обидное, про черномазых. Но, еще раз осмотрев троицу в черных плащах и темных очках, передумал. Он плюнул под ноги и ушел, стуча тяжелыми ботинками по мостовой. На руке у него виднелась наколка «Адольф».

*********************

********************

Три человека спускались на эскалаторе вниз.

Высокий негр на чистом русском языке рассказывал:

- Вероятнее всего мы находимся в реальности созданной по мультимедийной базе данных – фильмы, телепередачи и вообще все, что хранилось в цифровом виде на хардах и серверах. Матрица ведь не знает и не понимает, какой была реальность свободных людей. И создавая свою (матричную) реальность, она пользовалась фильмами и прочей ерундой, которую сняли люди, как бы о себе. Более достоверной информации у нее все равно не было. Выходит, что Человек против своей воли оказался в состоянии некой ментальной дивергенции, когда любой психический конструкт-фантазия может вдруг оказаться реальностью. С той лишь особенностью, что эти психо-конструкты изобретает не воспаленное сознание како-либо личности, а ему их транслирует Матрица. Из той базы фантазий, которые у нее есть. Может быть, кто-то когда-то снял фильм о ребятах на черной машине. Возможно, и о нас был снят фильм. И именно ему мы обязаны своей стабильностью в Матрице. Иначе мы бы взывали в ней помехи, как программные вирусы. Что привело бы к глюкам основной системы, либо мы бы были обнаружены антивирусником и стерты. И на данный момент …

Тут Нео наклонился к Тринити и что-то сказал ей на ухо. Она кивнула головой.

- Морфеус, извини что перебиваю. Просто когда ты шевелишь губами, мы с Тринити кроме твоего голоса слышим еще какой-то. Ты не знаешь, как это понимать?

- Знаю, я тоже его слышу. Это …, - тут Морфеус осекся, потому что встретился глазами с Людвигом Васильевичем Зайцевым. Людвиг только что их заметил и был в полном шоке.

«Да, встреча будет не из легких. Главное чтобы он стрелять не начал», - подумал Морфеус, но, все же, договорил:

- Это, Гоблин, сцуко, прикалывается.

****************************

- Кто? Кто, бля, этот Гоблин? – закричал Димон и проснулся.

- Ты чего это, Димон? – Рама даже притормозил.

В машине было тихо, Леха и Кот спали. Было слышно как шины гудят об асфальт. В свете фар пролетали ночные бабочки.

- Да тут, бля, такая ботва приснилась. Типа мы сидим в машине, разговариваем. Но, типа, беззвучно. А за нас какой-то гад, всякую хрень несет. Я, бля, в непонятке. И тут какой-то голос мне послышался: «Это Гоблин». Я подумал, что это вы прикалываетесь.

- Делать нам нехуй. На сегодня приколов хватит, - Петя зевнул и потер глаза. - Давай местами меняться, поведешь немного - я тоже поспать хочу.

- Хорошо, только вот, перекурю.

Черный автомобиль чувствовал себя в ночи, как рыба в воде. Он прибавил немного в скорости и скрылся.

Минут через пять ему навстречу попался мерседес.

Два хищника осветили друг друга фарами и разъехались в разные стороны. В мерседесе сидел водитель и пассажир. Водитель молчал и мечтал быстрее доехать до города. А парень, одетый в розовую женскую шубу, сидел на заднем сиденье. Из предметов женского гардероба на нем были еще: туфли, чулки, клетчатая юбка, голубая кофточка, шапочка с перьями и огромная накладная женская грудь. Молодой человек невозмутимо читал Бодрийара.

Он мечтал убить Верку Сердючку, но не мог этого сделать – ему запретили продюсеры.

В шубе было жарко, а кондиционер сломался еще утром. Поэтому парень попросил водителя открыть окно.

В машину тут же влетел ночной жук. Водитель, одетый в черный костюм, дождался пока жук сядет на лобовое стекло, и ловко убил его газетой.

- Ты прям как воплощение симулякров из «Людей в Черном» - ночью в черных очках и жука вот прибил, - сказал парень в женской одежде.

- Что? – переспросил водитель.

- Киркоров, в кожаном пальто! – засмеялся пассажир.

Из окна пахло ночью и летом. До города оставалось несколько скучных часов.

*************************

*************************

Лара Крофт выхватила пистолеты и навела их куда-то в темноту.

Из заброшенного тоннеля метро послышался легкий шорох, и вновь стало тихо. Лара выстрелила несколько раз подряд из обоих пистолетов.

Вспышки выстрелов на несколько мгновений осветили влажные стены штольни.

Лара Крофт прислушалась. Вроде бы - тишина. Но надо убедиться - она бросила вперед осветительную шашку и увидела убитую крысу.

Тварь была размером с крупную собаку. Несколько пуль попали в голову животного, остальные в грудь.

«У-У-У страшная, блядина»- подумала Лара, и пошла дальше, держа пистолеты в руках.

Сейчас она уже не могла вспомнить, когда именно научилась вот так вот, безошибочно знать, где ее ждет враг, и стрелять, не промахиваясь, навскидку.

Какое чувство помогало ей целиться в абсолютной темноте?

Как она угадывала угрозу?

Ей казалось, что она умела это делать с самого своего появления - сколько она себя помнила, у нее всегда это получалось.

Но сейчас ее занимало совсем другое.

В последнее время она чувствовала себя куклой на ниточке. Иногда ей казалось, что это не она стреляет или делает сальто назад, а кто-то невидимый заставляет ее выделывать все эти фокусы, нажимая на кнопки.

Но и это еще не все – больше всего ее беспокоила одна такая ШТУКА, от которой все ее тело охватывала дрожь. А сильное сексуальное возбуждение, возникающее вместе с дрожью, перехватывало дыхание и внизу живота появлялось тяжелое тепло.

Эти ощущения раньше были ей незнакомы, и она не знала, как с этим жить.

От бессилия хотелось плакать.

Она выпустила из ладони нагревшийся от стрельбы пистолет и полезла в аптечку за кокаином.

А ШТУКА с ней происходила следующая: когда она становилась на четвереньки, у нее возникало чувство, будто кто-то похотливо рассматривает ее сзади, и именно то место, где скапливается это тянущее вниз тепло.

*************************272кбт. Будни патриотов********************

Томми Верцетти стоял прямо посреди дороги на абсолютно пустой улице.

Моросил дождь. В лужах отражались желтые фонари.

Под ногами у Томми лежал огромный разбитый мотоцикл и загораживал проезд.

Верцетти потер ссадину на локте и прислушался - вдалеке появилась машина. Судя по очертаниям - микроавтобус.

«Сойдет», - подумал Томми, и сделал шаг навстречу.

Он точно знал, что ему нужно делать дальше.

Ему нужно было поднять руку, якобы он нуждается в помощи, дождаться пока машина остановится, и выкинуть водителя из кабины. Он делал это тысячи раз, сделает и сейчас.

И ничего личного – такая работа.

Микроавтобус остановился в самый последний момент. За рулем сидела девушка, и исподлобья смотрела на Томми.

Верцетти, не теряя времени, уверенно подошел к машине и распахнул дверцу.

- Все, сука, ты приехала, - он протянул руку, чтобы схватить девушку за волосы. Но, так и не успел этого сделать – в это же мгновенье он почувствовал резкий удар ладонью в переносицу.

Нос хрустнул, а в глазах проскочили искры.

По боксерской привычке Томми попятился и тряхнул головой. Затем сквозь боль открыл глаза. Девушка уже выскочила из машины и стояла перед ним. Закипая от ярости, Верцетти решил двинуть ей кулаком в челюсть, и даже размахнулся для этого. Но девушка опять оказалась быстрее.

- И чего тебе, мудаку, не спится в такую погоду? – тихо сказала она, и ударила ботинком ему между ног.

А когда он начал сгибаться, слегка подпрыгнув, двинула ногой в челюсть.

Томми на мгновение оторвался от земли, откинул голову назад и рухнул без движения на бордюр. Несколько капель дождя упали ему на лицо, но он не пошевелился.

Девушка в черном плаще подняла мотоцикл и выкатила его на тротуар. Затем вернулась в машину.

Микроавтобус газанул и быстро поехал прочь.

В салоне микроавтобуса вспыхнул свет. Тринити нажала кнопку на приборной консоли и стеклянная непрозрачная перегородка между кабиной и салоном плавно уехала вниз.

Нео, сидевший в ближнем к ней кресле, спросил:

- Что скажешь?

- Антон был прав, этого человека нам бояться не надо. Он не из сумрака. Он, скорее всего, здесь случайно. Но все равно, это все - как-то не хорошо. Нам внимание к себе привлекать не стоит.

- Будем надеяться, что нас никто не заметил. Сейчас у Антона спросим, - Нео повернулся во внутрь салона.

На пассажирских креслах, кроме Нео, так же сидели: Морфеус, Зайцев и Городецкий. Морфеус и Зайцев спали. А Антон что-то внимательно читал в ноутбуке.

- Антон. Посмотри там – мы чисто этого гопника проскочили или нас заметил кто-нибудь?

- Я уже посмотрел – вроде бы чисто. Но есть и плохие новости: в горах идет мокрый снег. Это может нас надолго задержать.

- Ладно, на месте что-то придумаем. Все - спим дальше, - с этими словами Нео выключил свет в салоне.

Тринити снова подняла перегородку и надела черные очки. В зеркальных стеклах отражался свет уличных фонарей и белая полоса на мокром асфальте. Она улыбнулась, вспомнив неуклюжего гопника.

Дождь еле моросил. На дороге по-прежнему никого не было. В салоне микроавтобуса стояла полная тишина. Лишь изредка позвякивал большой, армейский, цвета хаки, ящик с автоматами Калашникова и ручным пулеметом.

***********************************************************

Томми Верцетти пошевелился. Все тело ныло. Челюсть он вообще не чувствовал, а голова раскалывалась. В крестец больно врезался револьвер, который Томми засунул за пояс. Пошатываясь, Верцетти встал и сплюнул осколки зубов в лужу. Затем вытер рубашкой испачканное кровью лицо и огляделся по сторонам. Он услышал шум приближающейся машины.

«Все, бля, шутки кончились», - прошепелявил Томми себе под нос и вытащил пистолет из-за пояса.

Он снова вышел на середину дороги и направил оружие в сторону появившейся машины. Автомобиль выехал на хорошо освещенный участок дороги и прибавил ходу. Когда до машины оставалось метров пятьдесят, Томми выстрелил. Дистанция резко сокращалась, Томми выстрелил еще раз, но джип все равно не остановился. Томми удалось в последний момент отпрыгнуть в сторону, поэтому машина всего лишь зацепила его бампером и отбросила к бордюру.

Томми почувствовал как немеет бедро.

«Перелом», - понял Верцетти и вновь потерял сознание.

А джип взревел лошадиными силами и скрылся за ближайшим поворотом.

Томми неподвижно лежал в луже у бордюра на пустой улице в незнакомом городе.

Но ему было хорошо.

му виделся родной Вайс-Сити.

Он лежал в бассейне на надувном матрасе и смотрел как две мулатки готовят ему коктейль. В бассейне работала искусственная волна, поэтому матрас приятно покачивался, а мелкие брызги ласкали загорелое тело. Немного беспокоило левое бедро, но это не страшно, просто перегрелся на солнце. Томми разморился и закрыл глаза, пытаясь вздремнуть. Но заснуть не удалось, потому что, кто-то шлепнул его ладонью по щеке и спросил:

- Ты чё, баклан, живой?

Верцетти открыл глаза и увидел своего шефа, Сони Форели. От неожиданности Томми моргнул и шеф превратился в бритого наголо тинэйджера. Бассейн и Вайс-Сити исчезли, а вместо них появилась дождливая ночь. Томми моргнул еще раз и все вспомнил. Вместе с памятью во все тело вернулась боль. Томми застонал.

- Чё, больно? Ну, потерпи, потерпи - тебе не долго осталось, - бритоголовый противно рассмеялся. К смеху присоединилось еще несколько голосов. Томми с трудом огляделся и рассмотрел четырех парней, окруживших его со всех сторон. Бритоголовый, держал в руках его револьвер. У остальных были бейсбольные биты.

- А пушка у тебя классная - спасибо… Ну? Чего молчишь? Бабки сам отдашь, или мы заберем? – подростки опять засмеялись.

Томми попытался что-то сказать в ответ, но не смог. Он беззвучно пошевелил губами и опять застонал.

- Скажи спасибо, что ты белый - черномазый бы уже не стонал. Так что, братишка, считай - тебе повезло, если до утра дотянешь, то выживешь. Ну, все, нах, пока, - говоривший ударил Томми ногой в висок, Верцетти вырубился.

Остальные подростки ловко обыскали лежащего. Забрав бумажник, часы и мобильник, все четверо быстро пошли в сторону неосвещенного переулка. Один из них спросил вслух:

- А мотоцикл, чё, так оставим?

- Нет, нах, к тебе домой отнесем. Чтоб нас побыстрее вычислили, - бритоголовый спрятал револьвер во внутренний карман куртки и прибавил шаг. Трое подельников тоже ускорились.

Томми Верцетти лежал на матрасе в бассейне, в родном Вайс-Сити и загорал. Ему это очень нравилось, и он решил, что никакая сила не вытащит его отсюда.

*****

Толян вел бронированный джип одной рукой, потому, что второй рукой он пил коньяк из горла. Рядом с ним сидел Санек и рассказывал двум шмарам пахабные анекдоты.

Шмары сидели на заднем сидении, пили шампанское прямо из бутылки и курили.

В конце каждого анекдота все дружно и громко смеялись.

Музыка играла на полную мощь, поэтому Сане приходилось кричать, чтобы анекдот услышали все.

Друганы сняли блядей на дискотеке и везли их на Санину дачу. Там был бассейн, сауна, ну и т.д.

Толяну хотелось приехать как можно быстрее, пока не опьянел окончательно. Но разогнаться он никак не мог - дорога была слишком темной и узкой. Наконец попался участок дороги с фонарями и Толян прибавил оборотов.

Вдруг, в свете фар, посреди дороги он увидел человека с поднятой в сторону джипа рукой. Остатки трезвости подсказывали, что тормозить или резко маневрировать нельзя – тяжелый бронированный джип на мокрой дороге перекинется на раз.

«Уебывай, придурок!» - подумал Толян, и схватил руль двумя руками. По лобовому стеклу что-то щелкнуло, и появился небольшой скол. Через секунду щелкнуло еще раз. Но Толян даже не заметил - он сосредоточенно следил, успеет мужик увернуться или нет. Оставалось метров пять.

Три.

Два.

Один.

Все.

Почти успел, почти увернулся.

Еле различимый удар по бамперу, никто кроме водителя и не ощутил. Толян выдохнул и нажал на газ почти до упора – надо было поскорее сматываться.

Из динамиков оглушительно звучала музыка, шмары по-прежнему смеялись. Санек рассказывал очередной анекдот. А Толян взялся за горлышко отложенной бутылки коньяка и подумал: «Убивать таких кретинов надо, лезут под колеса, а потом у нормальных людей неприятности».

Он сделал большой глоток из бутылки и прислушался к Саниной болтовне.

***********************************************************

Дюк Нюкин, космо-десантник, шел по коридору космической станции и стрелял из ручного пулемета по мерзким тварям, притаившимся буквально за каждым углом лабиринта.

Сзади послышался шорох. Дюк резко обернулся и пальнул по деревянным ящикам (они ему как-то сразу не понравились).

Так и есть - ящики разлетелись в щепки, и за ними оказался монстр, готовый броситься на Дюка в любой мгновение. Пулеметная очередь разрезала урода пополам.

Дюк снова развернулся вперед. В коридоре появилось еще четыре твари - они лезли из всех щелей. Но Нюкин был к этому готов - он нажал спусковой крючок заранее, когда разворачивался.

Крупнокалиберные разрывные пули почти без промаха впивались в омерзительные тела врагов. Монстры визжали от боли и разлетались на мелкие кровавые части.

Последние десять минут Дюк стрелял практически без остановки. По опыту он знал, что патроны скоро закончатся, но перезаряжаться бесполезно – где-то, через минуту у пулемета начнут плавиться стволы. На следующем этаже в тайнике есть еще один пулемет, свеженький, но добираться до него придется с обычным автоматом. У него, правда, есть подствольный гранатомет. Но гранат осталось всего три. Еще, может быть, в соседней комнате удастся найти огнемет, если Дюк ничего не перепутал.

Космо-десантник ловко выхватил левой рукой автомат из чехла за спиной, продолжая правой стрелять по врагам. Затем нажал на пулемете кнопку самоуничтожения и бросил его подальше вперед. В коридоре за углом раздался взрыв. И Дюк услышал, как завизжали еще несколько ублюдков. Он еще пару раз выстрелил из автомата за угол, и только потом зашел в соседний коридор. В конце коридора был спасительный лифт, направо комната с огнеметом и аптечками. Кругом валялись трупы врагов.

Дюк решил не рисковать и выстрелил из гранатомета в комнату.

Взрыв, и еще пару монстров перестали быть опасны.

Нюкин забежал в комнату, сразу свернул направо, открыл сейф и забрал оттуда огнемет с аптечками.

Все, теперь - к лифту.

В коридоре стало непривычно тихо.

Когда двери лифта закрылись, Дюк выдохнул и расслабился, - на следующий этаж ехать несколько минут, можно дать себе передохнуть.

Дюк снял армированные металлом перчатки, чтобы они остыли, перезарядил автомат и спрятал его назад в чехол. Немного болела левая рука – какая-то сволочь его таки зацепила. Он подготовил огнемет к бою и только потом воспользовался аптечкой. Стало значительно легче.

Но, все равно, эти аптечки - до лампочки. Их надо десятками жрать, чтобы пройти хотя бы один уровень. А вот у Лары в аптечках настоящий кокаин (она пару раз делилась ими с Дюком). На таких аптечках можно пройти весь квест, вообще не останавливаясь. Да, отличная вещь. Жаль, что Лара где-то пропала, и связь с ней наладить не удаётся. Говорят, что она ушла в подполье, и проводит частное расследование по поводу исчезновения мистера Смита. Если верить слухам, в его рабочих бумагах нашли записку: «в моей смерти прошу винить Лару К.». Хотя все уверенны, что она здесь не причем, официальное расследование вынужденно было выдвинуть против неё обвинение. И ей пришлось в срочном порядке исчезнуть. Но, как бы там не было, нет Лары – нет кокаина. Еще раз жаль. Хороший допинг не помешал бы, а то Дюк в последнее время начал как-то особенно остро ощущать усталость. И не удивительно – много лет подряд, почти без перерыва, на орбите, отбивать атаки пришельцев и, главное, в одиночку.

Тут кто хочешь устанет.

Поначалу работка была ничего, нравилась. Но потом энтузиазм начал пропадать и в голову полезли всякие мыслишки.

Почему инопланетяне атакуют только станции на орбите? Почему их так много и откуда они берутся? Почему он сам, один, запросто с ними справляется? Почему с земли не пришлют дивизию космо-десантников, а надеются на силы таких одиночек как он? Почему с пришельцами приходится воевать врукопашную, хотя у нас и, наверняка, у них, есть атомное оружие? Как-то это все подозрительно получается. Да еще эти «люди в черном», под ногами путаются. Им достаются самые приличные клиенты, можно в белых воротничках работать, а ему, Нюкину, одни ублюдки и упыри. Он, по колено в крови и кишках пришельцев, в тяжелом десантном костюме, месяцами на землю не слазит, а слава защитников планеты достается этим снобам в черных костюмах. Где справедливость? Дюк не любил эти мысли, но в короткие мгновения передышки деваться от них было некуда. «Мне нужен отпуск, - подумал Нюкин. – Надо будет связаться с оператором квеста и попросить о замене. Надоело это все до чертиков».

Внезапно лифт остановился и в воздухе повисла пауза безвременья. Дюк каждой клеточкой своего тело почувствовал, что вокруг вообще ничего не происходит. То есть вообще ничего. Все застыло. И даже рукой нельзя было пошевелить. Да какое там рукой, взгляд не переведешь. Успокаивало одно - через какое-то время все пройдет. Он это знал, но сейчас Дюка сковало чувство полного бессилия. Словно весь мир встал на паузу.

Это ощущение было ему хоть и неприятно, но уже и не раздражало, так сильно, как в первые разы. Нюкин научился пользоваться паузой, как еще одной передышкой в бесконечном бою. Надо было просто расслабиться и заняться любимым делом.

«- Так, - подумал Дюк, - на чём это я остановился в прошлый раз? Ах, да…». И дальше его мысли полились без остановки: « …Смерть ни в коем случае не должна пониматься как реальное событие, происходящее с некоторым субъектом и телом, но как некоторая форма - в известных случаях форма социальных отношений, - в которой утрачивается детерминированность субъекта и ценности. Как раз требование обратимости и кладет конец различению детерминированности и недетерминированности. Оно кладет конец связыванию энергий в регулярных оппозициях, и в этом отношении смыкается с теориями потоков и интенсивностей - либидинальных или шизофренических. Но сегодня система сама оформляется как развязывание энергий, как стратегия ценностного дрейфа. Система может подключаться или отключаться, рано или поздно все энергии вливаются в нее - ведь это она и выработала сами понятия энергии и интенсивности. Капитал - это энергетическая и интенсивная система. Отсюда невозможность (Лиотар) отличить либидинальную экономику от экономики самой системы (экономики ценности); отсюда невозможность (Делёз) отличить капиталистическую расщепленность от революционной. Ведь система - всему хозяйка: подобно Господу Богу, она вольна связывать и развязывать энергии; невозможным, а вместе с тем и неизбежным для нее является лишь одно - обратимость. Процесс становления ценности необратим. Оттого для системы смертельна одна лишь обратимость, а не развязывание или дрейф. Это и есть смысл символического "обмена"…»

************************************************************

************************************************************

Людвиг Зайцев лежал на холодных камнях, тупо уставившись на вход в пещеру. Рядом с ним стояла керосиновая лампа.

Здесь, внутри было слышно, как где-то недалеко стреляют очередями то из автоматов, то из станковых пулеметов. Иногда разрывались минометные снаряды. Если взрыв был достаточно близко, пламя керосинки начинало дрожать. Чтобы не погасло, Людвиг прикрывал его ладонью.

Пока все остальные спали, он следил за входом в пещеру, и, стараясь не заснуть, вспоминал события последнего времени.

Началось все с невинной игры в квест. Затем встреча с Морфеусом, Нео и Тринити. И вот, обычный (и честный!) следователь трибунала и его друг, оказываются «иными», и превращаются в повстанцев. Такое могло присниться только в нелепом сне.

Вся система четкого мировоззрения претерпела необратимые изменения. Назад пути не было. И надо прорываться вперед, к освобождению.

Зайцев зевнул и подумал: «Та встреча в метро могла бы окончиться иначе, будь у меня с собой оружие. Я ведь сильно занервничал, мог и стрельбу начать. А Антон - молодец, сразу все почувствовал и понял. Даже шепнул мне: «Ты не представляешь, кто эти люди!». Я еще думал ответить, что, мол, очень хорошо представляю, и, что надо срочно поднимать тревогу. Да … Как, наверное, комично мы смотрелись со стороны. Хорошо, что Морфеус с товарищами профессионалы - быстро с нами справились. Молодцы … Ну все, двадцать ноль-ноль - пора просыпаться». Людвиг сделал поярче пламя керосинки и начал будить товарищей.

Снаружи стемнело, и частота автоматных очередей снизилась, взрывы снарядов прекратились вовсе.

В пещере Морфеус рассказывал о предстоящей операции, все остальные, как обычно слушали.

- Пункт назначения ясен? Это хорошо. Антон и Людвиг идут в «сумраке». Мы доберемся так. Контрольные точки здесь, здесь и вот здесь, - Морфеус обвел карандашом на карте несколько высот. – Теперь о возможных трудностях. Мы находимся в программе «Контр Страйк», или внутри контр-террористической операции, если так понятнее. То, что здесь происходит - не поддается логическому объяснению. Кто против кого воюет, кто в кого стреляет, сколько тут фронтов и противников – никто толком не знает. Думаю, что и конечная цель операции также никому не известна. Распознать где регулярные войска, где внутренние силы, а где боевики, невозможно. А уж определить среди них оборотней – невыполнимая миссия. Эти факторы привели к тому, что воюющие здесь люди воспринимают чужака как врага, априори, и уничтожают при первой же возможности. И идут, при этом, на любые хитрости. Поэтому любой встретившийся, подчеркиваю, любой, даже безоружный, может нанести неожиданный удар.

- А я? Я бы смог распознавать оборотней?

- Да, Антон, ты бы смог. Но нам, это не нужно. Мы находимся в оппозиции для любых воюющих сил, поэтому, вступать в контакт с кем-либо в наши планы не входит - обходя одного противника, мы попадемся другому. Еще: будьте осторожны, здесь почти все пользуются читами - первый же выстрел смертелен. Нео, это тебя особенно касается: в этой программе могут быть нужны какие-то особые коды бессмертия, и твое умение останавливать пули может не сработать. Это, правда, только предположение, но специально проверять его не стоит - по возможности, надо обойти все посты и засады. В этом нам должен помочь Антон.

Городецкий открыл ноутбук и быстро застучал по клавиатуре. Тринити спросила у Морфеуса:

- Ну, а хоть какое-то объяснение, происходящему здесь, есть?

- Есть, - Морфеус, как всегда, все знал, - есть предположение, что где-то тут «точка сборки» этой реальности, или неограниченный доступ к энергоносителям, точно не знает никто. Но, все рвутся заполучить единоличный контроль над «этим». Чем бы оно ни было. Они же не понимают, что ни «точка сборки», ни»абсолютное топливо» в принципе - невозможно. Вот и получается тупая бойня, только нам мешают.

Антон щелкнул крышкой ноутбука, и все повернулись к нему. Он расстелил карту на коленях и сказал:

- Вам надо идти вот по этому маршруту, - он начал рисовать на карте тонкую красную линию. - Здесь никого нет на протяжении всего пути. Только вот в этом месте минное поле. Обойдете его с этой стороны, и вы уже на первой контрольной точке. Дальше надо двигаться предположительно в этом направлении. Надо будет еще раз посмотреть, оттуда. Отсюда у меня картинка нечеткая.

Все замолчали. Нео подбросил монету и подставил руку, пытаясь её поймать. Монета, не долетев до ладони пару сантиметров, остановилась. Нео взял её кончиками пальцев и бережно положил в нагрудный карман.

- Монеты вроде останавливаются, будем надеяться, что все как всегда, - тихо сказал он, и посмотрел на часы. – Пора выходить, да и пулеметы умолкли.

Он встал и пошел к выходу из пещеры.

Снаружи было холодно, кое-где, местами, лежали остатки грязного снега. Перед самым выходом, Нео прижался к стене и начал осматривать местность через прибор ночного видения. Результаты его удовлетворили:

- Все, можно идти.

Зайцев и Городецкий встали, включили фонарики и растворились в сумраке. Тринити и Морфеус взяли автоматы наизготовку, и пошли вслед за Нео. Они бесшумно двигались в темноте, словно кошки, изредка останавливаясь, чтобы свериться с картой. Потом вновь уверенно шли вперед. Часа через полтора пути Нео заметил, что впереди что-то блеснуло. Он остановился и поднял руку - надо было зажечь фонарик и посмотреть, не минная ли это растяжка? Обычно он чувствовал мины издалека, но тут не смог понять: она это или не она.

Фонарик осветил порвавшуюся проволоку, Нео подумал: «Она», и в этот же момент прогремел взрыв. Всех троих отбросило назад. Взрыв был оглушающим и раскатистым, поэтому не было слышно, как осколки мины со скрежетом прорезают бронежилеты и безжалостно рвут человеческую плоть.

*************************************************************

Пустая обойма со звоном упала на металлический пол. Дюк еще несколько раз нажал на гашетку, но пулемет, как и следовало ожидать, молчал.

Обидно.

До конца коридора Дюку оставалось всего ничего. Пустой автомат он выкинул еще на лестнице, а перегретый огнемет засунул в пузо упавшему на него монстру.

Остается дедовский метод – рукопашный бой.

Нюкин перехватил пулемет за ствол, благо перчатки не давали обжечься, и сильно размахнувшись, двинул набегавшему из темноты пришельцу по голове. Пулемет разлетелся вдребезги, перемешавшись с осколками уродливого черепа.

Дюк выхватил нож и крадучись пошел вперед, надо было преодолеть метров пятнадцать – двадцать.

Через пару шагов он остановился, чтобы оглядеться по сторонам, но почувствовал боль в плече. Десантник попытался развернуться, но было уже поздно. Огромный ящероподобный монстр уже схватил его сзади зубами, и приподнял над полом.

Ящер тряхнул головой, пытаясь разорвать человека пополам. Железные доспехи заскрежетали и чуть сдавили тело, но не поддались.

Дюк попытался изловчиться и ударить ящера ножом в глаз. Он махнул свободной рукой, но удар как-то не получился – пальцы стали как ватные и он не чувствовал в них силы. Нож уткнулся в чешую рядом с глазом твари и выпал из немеющей руки Нюкина. Тогда он просто ударил гадину перчаткой в нос. Но эффект получился противоположный – ящер зашипел, покрепче сдавил челюсти и еще раз тряхнул головой.

Нюкин понял: зубы гадины кое-где уже пробили латы. Тело начало неметь и становиться чужим. Во рту появился железный привкус.

Дюк услышал хруст собственного позвоночника (это ящер ударил его хвостом), дернулся в последний раз и обмяк.

Через мгновение Нюкин проснулся и открыл глаза. Он сидел на полу в лифте, цел и невредим - страшный сон окончился, но в глазах по-прежнему горела странная надпись «Game over – try again».

Лифт двигался на следующий уровень - надо готовиться к бою. Быстро собрав волю в кулак, Нюкин встал и взял огнемет наизготовку.

- Держитесь, бляди – я приехал! – Крикнул он в открывшиеся двери лифта и нажал на спусковой крючок огнемета.

Дюк Нюкин сны не любил, но они ему снились перед каждым боем, а иногда, и по нескольку раз подряд. Он перепробовал все на свете, чтобы от них избавиться, но ничего не помогало, даже эфедрин.

***************************************************************

Кругом, образуя ровную поверхность, лежал снег.

Небо было темным и недоступным - ни луны, ни звезд.

От снега исходил темно-фиолетовый свет.

Посреди снежной пустыни стоял человек и всматривался в ночь.

Нео не мог понять, что происходит. Последнее, что он помнил - взрыв минной растяжки. Но это произошло в горах. А здесь – ни бугра, ни дерева. Не мог же снег завалить все подчистую. И где Тринити с Морфеусом?

Еще смущало то, что на снегу не было никаких следов, лишь дыра от его собственного тела. То есть - попасть сюда Нео мог либо, свалившись сверху, либо - вылезти снизу. Странно. Тут он увидел луч фонарика метрах в пятидесяти от себя, и упал (для безопасности) в снег. Луч приближался.

В нескольких шагах от Нео фонарик неожиданно выключился, и голос Морфеуса произнес:

- А я тебя первым заметил.

Нео чуть не расплакался - Морфеус, пройдоха, живой гад, еще и прикалывается.

Он встал, отряхнулся, обвел рукой вокруг и, вкладывая в слова как можно больше сарказма, спросил:

- Может, ты и это объяснить сможешь? Ты же у нас самый умный. А то я чувствую, что чего-то не понимаю. Вот почему мы живы?

Нео улыбнулся собственным словам, но, став вдруг серьезным, добавил:

- И что с Тринити?

- Давай по порядку. Сначала проверь свой мобильный…Ага, не работает. Так я и думал. Мой тоже сдох. Плохо. Придется самим, без оператора, разбираться.

Морфеус на мгновение задумался, затем неуверенно продолжил:

- Значит так: я предполагаю, что нас убило взрывом в «Контр Страйке». Но, слава создателю, мы не погибли. Нас просто выбросило в «корзину», то есть - стерло из этой конкретной программы до следующей загрузки или восстановления. Это - что касается нас. А Тринити …Тринити … если мы её здесь не найдём, выходит она не пострадала и осталась внутри. Во всяком случае, будем на это надеяться, - Морфеус понимающе постучал по плечу товарища. – Там ребята: Антон, Людвиг, оператор, они ее не оставят. Да и Тринити не тот человек, что даст себя в обиду.

Нео почувствовал, как в горле встал комок - Тринити там, одна, и помочь ей невозможно. Он хрипло спросил:

- Но выход есть?

- Есть. Нам надо завладеть программой восстановления и вернуться в операцию. Но это не так просто. Во-первых: оператор нам ничем помочь не может. И, во-вторых: в этом месте многие наши вспомогательные программы не работают, они свёрнуты до восстановления. Ты здесь не умеешь летать, к примеру. Всему надо будет учиться заново. Но, для начала, нам надо будет пройти неизвестно сколько по снегу, приблизительно в этом направлении. Морфеус повернулся к Нео:

- Там свечение интенсивней, видишь?

Нео кивнул головой.

- Хорошо, - продолжил Морфеус. – Если я не ошибаюсь, то там мы найдем огромное здание со светящимися окнами. В эти окна нам и надо. Где-то там внутри есть подсказки. Пользуясь ими можно активировать программу восстановления.

- Что-то слишком просто звучит. А если мы не найдем здание?

- Ну, мимо здания мы не пройдем. Существует следующее предположение: здесь все устроено таким образом, что рано или поздно все попадают в это здание. Я склонен думать так же. А в остальном, ты прав – звучит слишком просто, - Морфеус вздохнул. - Подвох заключается в том, что это - агрессивная обитаемая реальность, направленная только на удаление чего-либо. Хотя когда-то она вообще не отличалась от других. Но, со временем, Матрице понадобился утилизатор и здесь пошел снег. Через какое-то время наступила полная полярная ночь. И, в конце концов, этот мир превратился в снежную пустыню. Выжили лишь те, кто матрице необходим для утилизации. И сейчас тут обитают некие агрессивные Искатели. Они способны парализовать и разрушить любую программу, которую обнаружат на своей территории. Именно поэтому здесь все устроено так, что, как ни крутись, придешь к ним в здание. Они цепко удерживают под контролем все, что к ним попадает. И только вмешательство извне может вернуть программу в работу. А делается это, именно через те окна, к которым мы идем. Вот какую задачу нам предстоит с тобой решить.

- Если ты сейчас не пошутил, то мы - в глубокой жопе. Или, точнее сказать, в корзине. Что же ты раньше про нее не рассказывал?

- Во-первых: потому, что это - лишь красивая легенда, которую мы подтвердим или опровергнем на практике. Я вообще не знал, существует это место или нет. Во-вторых: я сюда не собирался попадать – не люблю мест, из которых еще никто не возвращался.

- Жопа стала еще глубже. А хороших новостей нет?

- Нет.

- Я так и думал. Ну ладно, пошли скорее к этим окнам. Пока нас Искатели искать не начали, - Нео глянул вокруг и подкинул монетку, та грустно шлепнулась на ладонь. Нео выкинул её в снег.

Перед тем как уйти, они долго ходили кругами – проверяли, нет ли поблизости Тринити. Когда Нео успокоился, они пошли вперед, к сиянию.

Идти было трудно – снег скрипел и проваливался под ногами. Но два человека молча шли, оставляя за собой длинную вереницу следов. Начавшуюся посреди пустыни и уходящую за горизонт.

********************

***************************************************************

Здание было необъятным - оно начиналось здесь и нигде не заканчивалось.

Во всяком случае, так казалось на первый взгляд.

Морфеус оказался прав – пройти мимо этого сооружения - невозможно. Оно простиралось от горизонта до горизонта, всюду, куда хватало глаз. По всему фасаду здания абсолютно симметрично светились окна, свет от них шел неприятный, бело-голубой. Верх здания терялся где-то в черно-фиолетовом небе. Плотные черные тучи, закрывавшие собой все пространство, слегка расступились, пропустив в себя эту махину, но чуть выше опять плотно сжались. Даже свет окон не пробивался оттуда.

Нео и Морфеус стояли не двигаясь, и смотрели на страшное здание. Молчание нарушил Нео:

- Послушай, а Искатели, что, злыдни какие-то? Исчадье ада? Как они, в таком случае, здесь все уживаются?

- Не знаю. Скорее всего, это - обычные люди или программы. Поэтому нормально сами с собой существуют. Просто их такими создали – они разрушают все окружающее в процессе своего созидания или, вернее, жизнедеятельности. И, скорее всего, даже не замечают, что наносят вред всему, к чему прикоснулись. Они решают какие-то свои задачи, и живут, используя весь окружающий мир себе на благо. Не задумываясь о том, что они его ломают. А обвинять их в чем-либо нельзя – это их сущность, это Матрица их так создала. Мы ведь не обвиняем льва в убийстве антилоп. И еще: я предполагаю, что если кто-то из них (вдруг) начнет задумываться над устройством их мира, и ему (хотя бы чуть-чуть) приоткроется тайна бытия, то его сочтут сумасшедшим. И матрица тут же его обезвредит. Вот такие, скорее всего, здесь дела. Добро пожаловать в реальный мир.

Нео внимательно выслушавший Морфеуса, деланно улыбнулся и сказал:

- Да что там львы. Люди-то чем лучше? Мы, что, чем-то отличаемся от Искателей? А? Чего такого мы сделали, чтобы отличаться от разрушителей?

- Ты прав, камрад. Мы тоже говнюки порядочные. Одно хорошо – если мы от них ничем не отличаемся, то значит, найдем общий язык.

- Ага, прямо так зайдем и скажем: привет, придурки, мы ваши братья. Кстати, а где здесь дверь?

Нео вопросительно посмотрел на Морфеуса. Тот, не оборачиваясь, ответил:

- Вот ты - действительно придурок, сказано тебе: тут все делается через окна. Ладно, мыслитель, пошли.

Они направились прямо к стене, щурясь от навалившегося на них света.

Они предчувствовали, что где-то там, внутри, есть великое ЗНАНИЕ, и они его получат. Получат, во что бы то ни стало.

Иначе, зачем все это?

***************************************************************

Тринити сквозь головную боль и звон в ушах попыталась прислушаться, нет ли чего подозрительного рядом. Ничего не вышло - звон в ушах перекрывал все. Голова раскалывалась пополам.

У Тринити создалось впечатление, что она в большой вибрирующей железной бочке. Понять где верх, где низ в этой железке было невозможно - какая-то сила вращала бочку во всех возможных направлениях.

Тошнота подступала к горлу.

Тринити попыталась открыть глаза, сесть и осмотреться вокруг, но тело не слушалось. Ещё раз собравшись, она перевалилась набок, и ее тут же вырвало.

Ей показалось, что желудок сейчас тоже вылезет наружу. Тело сжалось в комок, дернулось и замерло. В то же мгновение Тринити стало легче, глаза послушно открылись, а звон стал значительно тише.

Начинало светать.

Она ощупала себя на предмет ранений, затем пошевелила ногами. Все в порядке – ранений нет, тело шевелится. Она приподнялась и осмотрелась по сторонам.

Тринити увидела воронку от взрыва мины, вырванные кусты, поломанные ветки.

И все.

Ни Нео, ни Морфеуса рядом не было.

Тогда она встала, и на непослушных ногах пошла к месту, где в момент взрыва стоял Нео. Чуть-чуть не доходя, она увидела его автомат и фонарик. Они лежали в луже запекшейся крови. Сквозь кровь проступала примятая трава.

Но тела не было.

Тринити с надеждой огляделась – никаких результатов. Более того, она заметила брошенный автомат Морфеуса. Он валялся неподалеку. Рядом с еще одной кровавой лужей. Там же лежала и планшетка с картой. На планшетке четко просматривалась выпавшая к утру роса.

Тринити отчаянным усилием воли удерживала себя в руках. Она полезла в карман за телефоном, внутренне удивившись, как же это она раньше не догадалась позвонить оператору?

Лучик надежды кольнул в самое сердце, пульс участился, и через секунду чуть не взорвался - в кармане были лишь осколки титанового мобильника. Вот что ей спасло жизнь.

Но порадоваться этому факту Тринити не смогла.

Чтобы отвлечься от атаковавших её чувств, она принялась рассуждать: «Они не могут быть мертвы - куда тогда делись тела? Скорее всего, они живы, и их забрали Антон и Людвиг. Тогда почему они оставили меня одну? Не срастается тут что-то. А если они погибли, и их тела кто-то нашел и забрал? Нет, опять не то - почему эти кто-то не забрали оружие и не добили меня?».

Голова закружилась. Тринити вынула из кармана осколки телефона и зарыдала.

Она упала на колени и закрыла лицо руками. Теплые слезы текли по пальцам, и во рту был соленый привкус. Она плакала от обиды. Ведь она была согласна умереть за свою любовь и веру. Но остаться в живых? Одной, без него? Нет, это слишком жестоко. Слишком несправедливо. Это слишком большая цена. Слишком большое наказание. Наказание за ЧТО? За её любовь? За жизнь ради НЕГО? Наказание за Ч Т О? Пусть кто-то объяснит, ЗА Ч Т О?

Как больно.

Нет, она не согласна. ПОЧЕМУ ЕЁ НИКТО НЕ СПРОСИЛ? ПОЧЕМУ? Обида и боль безжалостно жгли: «Почему Морфеус не предупредил и не подготовил? Какой он после этого товарищ? Как он мог?

Как больно, господи.

Где ОН? Просто скажи, что он жив. Скажи, что жив. Просто жив. Я не смогу без него. Это ад. Накажи меня ИНАЧЕ! Я не смогу без него. Без его рук, без улыбки. Без его пульса, который я каждый раз чувствую губами. Как больно, господи. ПОЧЕМУ МЫ ЛЮБИМ? Мы должны быть бесчувственны. Это слишком жестоко – чувствовать. Мы не заслужили этого. Очень больно. Я не смогу так, я не выдержу. Пусть кто-то заберет у меня любовь. Нет - жизнь. Жизнь, которая БЕЗ НЕГО. Неужели можно так наказывать людей? Что это за невыносимая пытка? Кто её придумал? Это очень больно. Лучше подключите меня назад. ПОЧЕМУ? Почему Морфеус ничего не сказал? Я чувствовала это с самого начала. Он зашел такой печальный и серьезный. Он был растерян. Но от него шел СВЕТ. ИЗНУТРИ шел свет. ОН ВЕРИЛ. Просто скажите, что он жив. Умоляю! Я увидела его смущенную улыбку, и поняла, что не смогу без него больше, ни минуты. Я знала, что будет больно, знала. Иначе быть не могло. Я чувствовала это с первой секунды. И он чувствовал. Его растерянность и смущение – это он боялся сделать мне больно. Он тоже знал. Любимый спасибо, что ты берег меня. Боль это плата. Моя плата за тебя. За ТЕБЯ. Я вытерплю, я смогу. За тебя смогу. За твою и свою веру. Пусть лучше мне будет больно, но ты, ты будешь свободен. Я заберу и твою боль. Пусть будет больно за двоих. Я вытерплю. Лишь бы ты выжил. Два слова, всего два слова «он жив» и я буду терпеть столько, сколько будет надо. Терпеть, за двоих…». Тринити повалилась на бок и замерла. Слезы закончились, сил плакать больше не было. Бронежилет стал особенно тяжел. Она прерывисто дышала через приоткрытые опухшие губы и, не мигая, смотрела на свою ладонь, словно видела её в первый раз.

Ей казалось, что она может пролежать так, целую вечность, лишь бы никто не беспокоил. Но, до её сознания вдруг дошло, что она отчетливо слышит звук приближающихся осторожных шагов. Надежда опять приятно щекотнула душу, и Тринити повернулась в ту сторону.

**********

Ей казалось, что она может пролежать так, целую вечность, лишь бы никто не беспокоил. Но, до её сознания вдруг дошло, что она отчетливо слышит звук приближающихся осторожных шагов. Надежда опять приятно щекотнула душу, и Тринити повернулась в ту сторону.

По лесу шли два бородатых боевика.

Она так себе их и представляла.

Надежду сменила сухая ярость.

Тринити бесшумно достала пистолет и выстрелила два раза подряд. Человеческие фигурки повалились, как мишени в тире. Один умер сразу, а второму пуля попала в живот. Он лежал на траве, не в силах пошевелиться и лишь хрипел от боли.

Когда Тринити подошла к нему, раненый злобно сверкнул глазами и попытался дотянуться до своего пистолета на поясе.

- Если ты будешь отвечать на мои вопросы, я помогу тебе умереть или оставлю жить, как ты захочешь – сказала она очень тихо, и забрала у него пистолет.

Боевик в ответ попытался плюнуть в нее кровью.

- Слушай внимательно: я не федерал, я ищу своих товарищей, - Тринити сглотнула оскомину. – Здесь вчера был взрыв, а когда я очнулась, двое моих друзей пропали. Ты что-нибудь о них знаешь?

Раненый собрался силами и прохрипел:

- Мы будем убивать всех вас, пока мы живы.

- Не надо испытывать мое терпение. Последний раз спрашиваю, ты что-то знаешь о моих друзьях?

- Наша земля будет гореть под вами, - слова раненного смешивались с кровавой слюной. Он закрыл глаза и перестал стонать.

- Я поняла твою просьбу, - Тринити выстрелила в голову боевика.

В этот самый момент она поняла, что говорил Морфеус об этой войне.

Здесь нет смысла. Здесь у каждого своя война и своя вера. У каждого свой личный фронт. Здесь воюют не за что-то, а против всех, против всего мира. Мира жестокости и несправедливости. Мира, который забирает мужей у жен, детей у матери, разлучает навсегда любимых. После первой личной потери, уже не важно, на чьей стороне правда и на чьей стороне воюешь ты. Важно одно: есть враги, и они должны погибнуть. Все, кто причастен к твоей боли и твоему страданию, должны умереть. Иначе, все - зря. Иначе ты зря прожил жизнь, зря страдал и зря потерял веру в справедливость. И никто кроме тебя не сможет отомстить за твои потери. И смерть не страшна. Смерть лишь освобождение от боли. Боли, которая превратила, твою душу в незаживающую рану, а жизнь в ад. Рана не заживет никогда, адская боль будет преследовать тебя всю жизнь, пока смерть врагов не исправит дело. Теперь Тринити это не только понимала, но и чувствовала. И это чувство ярости и мести вытеснило все, что было в ней до сих пор.

Во рту появился железный привкус, а в глазах злость. Тринити начала готовиться к бою.

Эти двое были развед-дозором большого отряда, боевики всегда так передвигаются. Остальные наверняка слышали выстрелы и скоро контратакуют. «Надо быть готовой,»- подумала Тринити и пошла собирать боекомплект.

Через несколько минут блок-пост был готов.

Она собрала все патроны и автоматы, подготовила их к бою, и заняла позицию между двух деревьев, так, чтобы отбивать атаки сзади. Разложила рядом с собой все гранаты, поправила бронежилет и замерла, прислушиваясь к лесу.

Через полчаса, раздался хруст поломанной ветки. Она присмотрелась внимательнее и стала различать ползущих на нее людей в камуфляже. Тринити глубоко вздохнула, сказала: «я иду к тебе, Нео», и открыла огонь.

Когда заканчивался восьмой рожок с патронами, она почувствовала жжение в левом плече, но продолжала стрелять. Кровь постепенно пропитывала её одежду, а к голове подкрадывался предательский звон из бочки.

***********

Людвиг и Антон на самодельных носилках вытаскивали Тринити из боя. Она продержалась сама против отряда боевиков около часа. Потом подоспели Зайцев и Городецкий. Им удалось простоять пока не прибыли регулярные войска. Когда солдаты взяли огонь на себя, появилась возможность покинуть поле боя.

Тринити к тому времени была несколько раз тяжело ранена. Но, теперь главное добраться до стационарного телефона, и все спасены. Тринити вдруг спросила:

- Он точно жив?

- Да. Точно. Они оба живы. Только оператор не знает где они. Приборы их не видят, - Антон говорил хрипло и отрывисто.

Сил оставалось мало. А до ближайшего поселка двадцать три километра.

Антон крикнул Зайцеву:

- На дороге надо будет раздобыть транспорт, иначе не дойдем.

Но эти подробности Тринити уже не волновали. Она закрыла глаза и, впервые за много лет, заснула сном влюбленной девушки. Солдат-повстанец, который раньше спал за нее, куда-то исчез. В душе приятно теплилась мысль, что ОН жив, а значит - свою войну она выиграла.

Прощай, оружие!

**********

272кбт.Окна. Заключительный рассказ

За окном величественно и неторопясь падал снег. Глаза резало от больничной белизны. Вирт смотрел на снег, касаясь лбом холодного стекла. Оргазменые стоны из соседней комнаты уже несколько минут как стихли, осталась лишь приглушенная музыка – магнитофон играл старый концерт «Депеш Мод». Вирту «Депеш» был по боку, но пелоткам нравилось, он знал это по опыту. Резко отстранившись от окна, он сел за кухонный стол. Закурил и плеснул водки в чайную чашку. В дверях кухни появился Миша, в трусах и тапочках. Мишка рванул к столу и залпом выпил из чашки. Помотав головой, пока не перестало жечь горло, он громко сказал:

- Во дает, нах! Я думал, соседи ща прибегут. Ну пелотка, … ну каждый раз что-то новенькое! Ты кстати, иди давай – она тебя звала.

Вирт отдал недокуренную сигарету Мишке и с серьезным видом пошел в комнату. Вошел он резко, демонстративно остановился, и, скрестив руки на груди, начал рассматривать смуглую девушку, лежавшую на диване. Она слегка приоткрыла рот и игриво посмотрела на вошедшего. На лобке у девушки была татуировка – Вирт знал ее наизусть. Насладившись видом обнаженной, он испытал непреодолимое желание дать ей в рот свой член. Он сделал шаг вперед, скинул джинсы и остановил свой, уже начинающий крепнуть, хуй, в сантиметре от ее лица. Девушка блеснула глазами и поцеловала темно-розовую плоть.

«Депеш Мод» пел о «Блек Селебрейшен».

Через несколько мгновений девушка откинула голову и спросила:

- Вирт, ты меня любишь?

Вирт несколько секунд молчал, потом ответил:

- Скорее нет, чем да.

- Так я и знала, - вздохнула она, и вновь обхватила крепкими губами член.

Мишка, куривший на кухне, смотрел в окно и думал: « К вечеру Люба придет … обещала еще двух пелоток притащить … и Шнера с Бегемотом зайти обещали … или так посидим, или групповуху устроим, как настроение будет ... а погода, то погода … вот пока снег не закончится, хоть на улицу не выходи…»

……………………………………………………………………………

Старший Искатель смотрел в окно на падающий снег. Ничего, кроме снега, до горизонта видно не было. Видимо он задремал, потому, что не услышал, как к нему подошел Четвертый Искатель:

- Вы слышите меня?

- Да. Вы говорили о глубине 800 метров. Итак, что вы нашли? - Старший Искатель вновь сосредоточился.

- На глубине 800 метров от уровня снега мы нашли искусственное сооружение из камня со множеством помещений. Огромное количество компьютеров, как обычно – большинство нерабочих. Но, на этот раз, нас ждала удача - нашему Следопыту удалось один из них включить. За последние 5 лет это первый случай. Возможно, мы просто не умеем их правильно включать, но в данном случае, Искатель, это успех, это огромный шаг вперед, - Четвертый Искатель был вне себя от радости.

- Вы не спешите радоваться…,- Искатель нервно взмахнул рукой. - ЧТО в нем?

- На данный момент удалось извлечь информацию о каком-то ресурсе, называется Удафф точка Сом. Судя по всему, это военная организация – переписка по всему миру, новости, разговоры об армейских головных уборах, матерная брань. Насколько нам известно о нравах древности – военные любили крепкое словцо. Но информацию надо переводить, они используют один из новославянских языков.

- А о наших главных ориентирах поиска что-то есть?

- Нет, Старший Искатель. Про «СОЛНЦЕ», «ИНОПЛАНЕТЯН» и «АТОМЫ» мы пока ничего не нашли.

Искатель закрыл глаза и тихим голосом спросил:

- А, может правду говорят наши враги? Может это миф, симулякры? Может, не было никакого «солнца» и войны с «марсианами», может это сказки? А…?

Четвертый Искатель в страхе начал пятиться назад….

………………………………………………………………………………

В пустом кабинете Искателя, привязанный к стулу, Морфеус бредил:

- Пидары…. я до вас доберусь… пидоры… все вы, пидоры, са-сасать вы все будете…пидары... вам еще повезло…гандоны…

Вдруг, неожиданно, как избавление, ему пришло ЗНАНИЕ. Тело расслабилось, и кровь перестала бить в виски. Морфеус теперь знал – Нео, избранный, только что видел Солнце. И он сейчас рядом, может быть, в соседней комнате, и их ПОБЕДА близка. Морфеус улыбнулся.

Нео стоял на карнизе, фиолетовый снег налипал на глаза, замерзшие пальцы не слушались. Морфеус обещал ему, что он не будет чувствовать боль, пули, снег, холод и дождь. Возможно так оно и было, сейчас трудно вспомнить точно. Но, после того как Нео увидел Солнце, все вернулось. И снег был теперь повсюду.

Нео стоял на карнизе, смотрел сквозь окно на улыбку Морфеуса и думал: «Шишек, давно я не пробовал, шишек…».

01.08.2008
Читать комментарии (15)
Рейтинг Оценили
5 Главный зануда Публикатора, Максимович Харитон , Гераскина Аня, Spirtson, Назар Шешуряк.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Главный зануда Публикатора
2008-08-01 13:06:05
вполне
заинтриговали
скорей продолжение

к стати Евгений (по секрету) - кофесигаретов Ваш ник?
Евгений Герман
2008-08-01 13:29:13
вы следите за соблюдением авторских прав?
ник придумал я.
и еще: я лично разрешаю пользователю "koffesigaretoff" публиковать мои тексты.
поэтому, вроде, все окей.
вопрос (одесский) - а пачиму ви сп*грашиваете?
Главный зануда Публикатора
2008-08-02 05:12:53
под этим ником не раз встречал ваши тексты, а к нарушению авторских прав отношусь крайне отрицательно, вот и решил поинтересоваться не ворует ли кто ваше творчество
Максимович Харитон
2008-08-01 14:28:15
Вот это ведь тоже дураченье? А написано хорошо. Хотя, конечно, без продолжения не имеет смысла. А с продолжением - можно подавать заявку на сценарий.
Евгений Герман
2008-08-01 14:45:34
ну так - дурачество канешно.
как и наша жизнь - пшик в вечности вселенной.
просто хочется пшикнуть с улыбкойю

будет продолжение.
Назар Шешуряк
2008-08-01 18:11:04
ага, дочекалися)
перший варіант пам*ятаю погано, тому й правок не помітив
сподобалось тоді - подобається і зараз
плюс
kuzya
2008-08-01 23:37:42
Вот тоже первый вариант не помню. Потому только еще интереснее - что дальше))
Евгений Герман
2008-08-04 15:00:47
комменты с другого поста:
kuzya
2008-08-02 00:22:12 ×
Агага! Анекдот на анекдоте!
(ответить)
Артур Томський
2008-08-02 11:58:01 ×
ИМХО - первая часть была посильнее, образ оборотней как-то не очень, все остальное ОК
- Я сам каждый раз хуею! - оч фтему
(ответить)
Максимович Харитон
2008-08-02 18:17:41 ×
Отменная пародия на кино и постмодернизм!
Евгений Герман
2008-08-04 15:01:30
в принципе правильно поняли - это пародия-анекдот
Spirtson
2008-08-04 20:45:01
да, очень неслабо написано. мне понр)
Евгений Герман
2008-08-06 11:50:45
прошлые каменты
""""""""""" Санина Аня
2008-08-04 15:28:58 ×
Герман, риспект за объем текста и нескучную подачу. Тим! Где продолжение Вари??? Я тогда на Публо заходить буду с двойным интузиазмом )
(ответить)
вадим
2008-08-05 00:07:12 ×
сорри - не успел дочесть, но начало впечатляет. крепко
(ответить)
Константин Реуцкий
2008-08-05 00:11:05 ×
репост?
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-05 11:33:33 ×
да в первом тексте есть сабж про репост.
(ответить)
Максимович Харитон
2008-08-05 11:10:48 ×
По-прежнему нравится, хоть и несерьезная литература с виду, но только с виду.
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-05 11:38:31 ×
Харитон, я лично не считаю наши совпадения "несовпадениями".
я думаю так - в споре рождается, если не истина, то интерес к поиску.
мы все читатели, и наше мнение - важный критерий!
а творческий рост возможен лишь при объективном высказывании мнений.
я рал, ч о мы спорим и иногда "не совпадаем".
потомушо иногда же - совпадаем.
(это я вообще пишу , а не про данный пост)
(ответить)
Максимович Харитон
2008-08-05 12:17:18 ×
Я тоже считаю, что когда всем всё нравится и все со всем согласные - авторы умирают.
(ответить)
osja_b
2008-08-05 12:24:38 ×
Авторы умирают но их аватары живут в наших сердцах! Где ваша аватара, Харитон Максимович (вынимает никелированный маузер из расписанной под лубок кобуры; на лубке изображен Достоевский поедом поедающий сиамских близнецов Соловьева-Андреева; ангелочки изображенные с претензией на академизм держат над ними шелковый транспарант с надписью "Толстой с вами!").
(ответить)
osja_b
2008-08-05 12:41:27 ×
Всмысле согласен с вами - дискуссия должна иметь место. К сожалению, часто здесь место берет верх над дискуссией)))))
(ответить)
Максимович Харитон
2008-08-05 23:18:07 ×
Ты бы тоже чего-нибудь написал)
(ответить)
osja_b
2008-08-05 23:26:25 ×
Что написать?
(ответить)
вадим
2008-08-06 00:20:26 ×
а у тебя там какой-то раньше рассказ был. забыл как называется... давно. - вот так бы . ..
(ответить)
osja_b
2008-08-06 01:12:25 ×
ну...пока только короткие "стишки")))))
(ответить)
Варфоломеєв Іван
2008-08-05 20:14:17 ×
Германе, ти останнім часом, може, подумав, що я навмисно тебе обминаю. Але це не так(йоли пали: я виправдовуюсь в прямому ефірі). просто в тебе плюси напостой, а я майже завжди не вспіваю перечитати все нове.
(ответить)
вадим
2008-08-06 00:20:41 ×
+
(ответить)
Spirtson
2008-08-06 09:51:50 ×
правду сказать, часть первая мне более приглянулась: эта какая-то рваная, сухая. Лучше "подшить", да художественности щепотку сыпануть. А фразы типа "Его дико перло" - не украсят текст (по крайней мере не этот).
вцелом же, рассказ неплох, но первая часть реально была мощнее.
Евгений Герман
2008-08-11 10:25:47
вадим
2008-08-08 00:45:36 ×
а что значит "репост"? я заметил, что вы часто перевыкладываете. . была катастрофа? жаль, если что-то гибнет. всегда жаль.. . но какие новые планы?
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-08 09:51:16 ×
все верно поняли, репост - это выкладывание поста заново.
бывает что-то слетает из-за глюков сайта.
бывает работа над ошибками.
(ответить)
Spirtson
2008-08-08 10:52:29 ×
"- Да, я как раз собирался вас посветить в кое-какие детали." - думаю, ты хотел написать посвЯтить))
Похвально стремление превратить текст в
полнокровную сюжетную историю (спасибо что по
частям)), и хотя я лично не большой поклонник
подобного (пойми меня правильно) "чтива в
маршрутке", все-же надо, надо пытаться. Удачи)
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-08 13:58:06 ×
именно такой каммент я и ждал.
поясню - это именно чтиво! задумка 2х, а то и более годичной давности.
написана тогда же - сейчас просто явные ляпы убираю.
(ответить)
Евгений Герман
2008-08-14 18:16:05
Санина Аня
2008-08-12 15:07:12 ×
Я, кстати, ниасилила первую публикацию 272. Только отдельными частями. Щас - за милую душу. что дальше?
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-12 18:00:40 ×
буду постить и дальше - пока не начнут ругаццо
(ответить)
Евгений Герман
2008-08-19 16:54:18
Санина Аня
2008-08-15 13:04:30 ×
Герман, пиши киносценарий. продадим за 100 тыщ, как Адольфыч)
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-15 13:21:34 ×
я и на меньшее согласен
(ответить)
Евгений Герман
2008-08-22 14:55:33
Санина Аня
2008-08-19 17:10:03 ×
терпите с удовольствием! ) гг
(ответить)
Артур Томський
2008-08-20 09:22:49 ×
ИМХО - после самой первой части, эта наиболее заметна и наиболее насыщена оригинальными идеями
жду продолжения
(ответить)
Герман Евгениий
2008-08-20 11:19:44 ×
я это тоже заметил - но это старый рассказ, а я дал себе слово не вмешиваться в фабулу. просто корректирую логические ошибки и подчищаю стиль, как могу.
(ответить)

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев