Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
skinner

Ревущие девяностые

ххх

Не знаю, не знаю, почем там, что и где, а мы пошли в «Пивной дворик». Приютившееся у городского пивзавода заведение без крыши, но с шашлыками и, главное, свежим пивом постоянно привлекало в себя все ступени разношерстной социальной лестницы промышленно развитого областного центра.

Андрюша крутился под ногами и причитал:

- Пацаны, пацаны, вы чего! Вы не гоните! Мне вообще на нее похуй…

- Да, Андрюша, мы знаем, - отвечал за нас обоих Витюня.

Андрюша потрусил вперед своей размером с пачку «Честера» задницей и ласточкой вклинился в очередь к окошку. Перед нами стояли ханури-грузчики с вещевого, за нами – в кружевах 60-х галстуков (галстуков 60-х?) легко угадывалась университетская интеллигенция. Какой-то дяхорик с пожеваным портфельчиком под несвежей подмышкой утирал платочком пот со лба.

- Два… Витюня, ты шо будешь?... Три! Три «Александровских»! – прогундосил Андрюша, он же – Чернобылец. Не помню почему. Наверное, за характерность взгляда, приукрашенного коромыслом полесских сосен-бровей, и неуступчивость атомного пожарника.

- Давай без сдачи, - из окошка высунулась накачанная левая рука.

- Сколько? – Чернобылец немного озадачился.

- Четыре восемьдесят, - рука отвечала ровно и спокойно.

- Ээ, пацаны, есть мелочь? Не? Вот… - Андрюша протянул руке пятерку.

- Я сказал: без сдачи! – сказал рука.

- Та ладно, мужик, давай так, оставь себе, - Витюня сузился до размеров самого себя в шестом классе и теперь кривил свои большие и мокрые, как у собаки, глаза на краны, с которых каплями сочилась пенистая жидкость.

- Это ты иди в рэсторан на проспекте, там можешь и сдачу оставлять, ишь ты… - пробасила рука и развернулась к потному лбу с портфелем.

- Вот бля, пива нормального не дал попить, сука, – Андрюша покупал в ларьке три «Жигулевских».

Мы сидели на парапетах около танка, глазели на студенток и как бы думали над пятничным вечером.

- Да, щас бы присунуть кому, - Витюня опрокинул голову назад и вливал в себя остатки пива, прикрыв при этом один глаз, а вторым всё так же неотступно следуя за стайками молоденьких поедательниц то ли молофьи, то ли наук. Мы так и не решили, чего именно.

Андрюша был позитивно настроен, что не могло не радовать обедневших меня с Витюней. Слабое алко масштабами видневшихся в сизой дымке заводских труб южноукраинского Детройта лилось в нас из дружеского кармана уже часов пять.

- А ты ее в жопу имел? – Витюня мечтательно смотрел на членообразное дуло ощерившегося из смеси елей и гранитового постамента танка.

- Ну так! – Чернобылец скривился, как парень из кино про очкастого шпиона английской разведки. Он почему-то думал, что это ему идет.

- И шо? – у Витюни прямо из кадыка закапала слюна и запачкала ему протершийся на заднике кроссовок.

- Шо-шо… Охуеть! – Андрюша вернулся в себя и пошел к ларьку.

Мы разложили на теплом парапете мой плеер, Витюня достал свои большие наушники. Вроде как динамики. Теперь мы были при музычке, прохладная пивчага возбуждала наши похотливые бунинские прорехи, девочки стайками проносились мимо, а мы вроде бы ждали красоток. Ну, чтоб же ж сразу ровно три, и все красивые. Потому что по-другому – никак.

Я замутил новый альбом Limp Bizkit, Андрюша одобрительно закивал, заметив, что, мол, и музычка «Агонь!» да и «телкам нравится».

Дёрст ухабисто кричал в левом наушнике «Nookie», когда к танку подошли ровно три, ровно неплохие под наши пенистые ресницы девочки. Витюня присел, Андрюша развел руками, я пошел за пивом, выудив из узкой с-честер-пачку задницы пятёрик.

«Бля, надо, бля».

Андрюша так и остался стоять на месте и разводить руками. На нем была майка с надписью Baggage, за что мы иногда называли его еще и Чемоданом. Сейчас он был похож на поставленный на бок, забытый, выпотрошенный чемодан, принадлежащий сдохнувшему от тропической болезни туристу.

Мы подвалили к тёлкам, следом подполз Чемодан, собирая по дороге выпадающую отчего-то из карманов мелочь.

- Привет, крастотки! – Витюня улыбался, как дебил, и протягивал девчонкам руку, которой сегодня уже с утра успел подрочить, стряхнуть раз шесть и ни разу не помыть ее при этом. Я заворожено наблюдал за самостоятельно паучьими действиями своего друга.

А девочки и впрямь были очень даже… Две высокие, одна пониже. Та, что пониже, с большой грудью, красивыми ногами в шортиках, как и одна из тех, что повыше. Еще одна дылда была просто худенькой и смазливой студенточкой, как раз по мне.

Андрюша охнул, развернулся и убежал.

- Ваш друг страаааный, - грудным голосом прошелестела нам по ушам мелкая грудастая бестия.

- Бля, чуть не забыли! – Чемодан прибежал обратно, размахивая плеером и наушниками, из которых ныл кумир наших «ревущих девяностых» Чино Морено.

Девчонки поперлись за чем-то в магазин, мы поплелись сзади, как нашпигованные звуками из таинственной индийской дудки экзотические змеи. Пошатывались мы точно в норму. С пивом заходить не захотели, остались у крыльца.

- Ну че, парни! – Витюня явно чувствовал себя как минимум Микки Рурком. – Говорил же вам всегда, главное – не морозиться, быть посмелее!

- Ага. – я кивал, шатался и пил своё пиво.

Андрюха потирал потные ладошки и утробно рыгал в предвкушении незатейливого юношеского секса.

Наши дамы минут через пять плавно выплыли из гастронома и, почему-то не остановившись, поплыли дальше по проспекту. Мы сняли Андрюшу с якоря и поплыли следом.

Витюня упорно пытался вклиниться между дамами и облапать мелкую грудастую красотку, которая умело маневрировала между ног подружек и не давала нетрезвой хватке моего друга добраться до своих нескромных прелестей.

Я отмороженно объяснял худенькой красотке, как же здорово нырять в Днепр на закате, а потом выползать на нагретые за день камни и елозить по ним впавшим от студенческих будней брюхом. Она мне будто бы верила, я потихоньку хамел и на повороте с кишкообразного проспекта хотел уже было положить ей руку на торс как-то снизу и сзади.

- Так, ладно, мальчики. Нам пора! – заявила дылда с грудью во дворе сталинского дома.

- Эээ, - промычал Чернобылец.

Витюня открыл рот и замолчал.

Я положил руку на худенький торс куда-то сзади и снизу. «Черт!», почему-то подумал я.

Мелкая полезла в пакет из гастронома и выудила из кучи барахла пару пачек гандонов.

- Вот что! – она показала нам цветные коробочки, ткнула ими под нос выпятившему губу Андрюше и засунула их обратно в пакет.

Девчонки развернулись и дружно пошли к подъезду. Худенькая не повернулась и не помахала.

- Ну и хуй с ними! – Витюня подобрал за шкирку Чемодана, и мы пошли к Железному Феликсу. Памятник сиял нечищеным пометом в лучах ласкового весеннего солнца, отдавая медью и купоросом.

У ларька Чернобылец купил хот-дог, откусил кусок, выплюнул его и протянул нам.

- Нее, - мы скривились от вида синюшной заводской сосиски и стали лакать певас. Андрюша выкинул бутерброд в урну.

- Эээй, дружииищщщее, ты шо? – на нас смотрели три неандертальца. «Нет», подумал я. «Это не наши девочки».

- Денег много, или шо? Ты шо, сука, хлебом разбрасываесся? – кулак величиной с мелитопольский арбуз погрузился в Андрюшино лицо с характерным чавканьем.

Витюня дернулся на одного из макак, но тут же получил в живот, осел на асфальт и посмотрел на Феликса. Тот не двигался.

Неандерталы заржали и ушли.

Я приподнял Андрюшино лицо, оттянул свою футболку и вытер ему с губ алые внутренности. Потом дал глотнуть еще не нагревшегося пива. Из наушников орал про «Мишиных дельфинов» его тезка.

Витюня прохрипел что-то и показал пальцем на Железного Феликса. Тот приветливо улыбался.

22.01.2008
Читать комментарии (9)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Санина Аня
2008-01-23 11:06:33
Ностальгический текст? Запорожье? Скинн, а где Москва? ) Не весь текст читался ровно, много лишнего. Но хорошо. Хо-ро-шо.
ЭХ БЛЯ
2008-01-23 14:26:16
эх бля. там ещё в пивном дворике параша неебательская. и бабка рыбу напротив продаёт, а из муз автомата поочереди хуярят slipknot и бутырка. эх бля)
slinner
2008-01-23 15:25:40
эх бля, а jukebox я там уже не застал
е.<a href=http://publicator.org.ua/pub/egermann/>герман</a>
2008-01-23 15:51:19
текст прочтен. адекватно - уже неплохо.
Spirtson
2008-01-24 21:27:34
Spirtson
мда, нескладный денек вышел, ну - хоть пивка попили и то хорошо...
Spirtson
2008-01-25 22:18:37
Spirtson
кста. тема синьки не раскрыта. можно слово пиво поторить хоть 500 раз, но будет не то. надо говорить об этом - красиво и с ЗАгадками. чесно, я и сам пока не умею, но так для сравнения: "в кабаках зеленый штоф, белые салфетки - рай для нищих и шутов, мне ж как птице в клетке" - В. Высоцкий. да, Владимиру Семеновичу сегодня был бы день рождения... юбилей, если я не ошибаюсь...
Monts
2008-01-29 20:05:06
а мине пиздато понравилось, повеяло Осиповым, но то вплюс. написано хорошо и интересно, даже обидно было что закончилось.
felicitas
2008-02-10 21:20:55
sonia
2008-02-11 12:39:09

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев