Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
aristofobia

Копирайтер Лёва (киноповесть)

Копирайтер Лёва способный даже первого января набирать триста знаков в минуту сейчас выстукивал буковки, как однорукий ребёнок.

- «Мишаняможэщь зайтиц? Срочно?*?»

- «Ты чё дибил, сейчас Челси с Шахтёром играют!»

В небольшой Лёвиной комнате было тепло, но он всё же сидел в куртке удерживая правую руку в кармане. Свободной левой рукой он вёл переписку.

- «Мсишаня, пожалуфйста.»

- «Доиграют зайду. А чего ты пишешь как дибил?»

В комнату Лёвы вошла взрослая женщина.

- Спать будешь в куртке?

Она приблизилась сзади и прилепила ладонь к его лбу. Её сырая рука пахла луком и мясом.

- Не знобит? Ты будто горячий?

- Мам, я в порядке.

- Иди котлеты есть, и куртку сними - не на вокзале всё таки.

- Я не голодный.

Мама обиделась и ушла мыть руки. Лёва открыл онлайн трансляцию – футбол случился зрелищный и драматичный. После таких игр Мишаню следовало искать около пивного ларька и Лёва, кое-как обувшись одной рукой, поспешил на улицу.

- Как тебе наши прое…али 4-0, бля хорошо на стадион не пошёл? А ты чего скулил там в фейсбуке? Привет, кстати. – Мишаня подал руку. Лёва подал левую в ответ. Мишаня нахмурился и посмотрел на Лёвины ботинки.

- А чё шнурки болтаются?

- Давай отойдём. – попросил Лёва.

Они побрели в конец аллеи под самый тусклый фонарь, где сгнившая лавка провалилась внутрь и напоминала взорванный мост.

- Мишаня, ты ведь в армии был?

- Ты чё, я ж МАРШАЛ!

Лёва осторожно вынул правую руку из кармана. Мишаня присмотрелся и отшагнул назад.

- Где взял?

- Нашёл.

Мишаня подошёл и снова присмотрелся.

- Где кольцо?

- Не знаю.

- Ты чё дибил?!

- Миша, ты же маршал что делать? Оно наверное в кармане отскочило, а у меня карманы дырявые, хорошо я скобу зажал, а то бы… Может в полицию пойти?

- Ты чё дибил? Тебе с ходу трёшку дадут. - Мишаня задумался и открыл второе пиво. - Сейчас всё равно поздно маршрутки не ходят, а такси вызывать - палево выйдет. Короче я знаю тихое место - там даже грибники не ходят, завтра прям с утра и поедем.

- Завтра?! А сейчас как?

- Держи и старайся не спать.

Лёва остался сидеть на спинке гнилой лавки. C другого конца аллеи доносились людское ржание и пьяные визги, эти дикие звуки резонировали меж однообразных многоэтажек из которых только местные могли различать свои кровные жилища. Чувствуя как занемела правая кисть Лёва вложил гранату в левую руку понимая, что текущая тьма для него вряд ли станет спокойной ночью.

В шесть утра Лёва замерзал на остановке в ожидании маршала. Осень давненько подъедала световой день и рассвет медлил до последнего. Явился сонный маршал, он по обычаю протянул руку, но Лёва рук из карманов не вынул.

- А, да извини забыл.

Они сели в первую маршрутку. Мишаня сгруппировался на холодном сидении веки его сомкнулись, и спящая башка «маршала» болталась всю дорогу. Лёва не мог спать и время от времени икал. Через час, на другом конце маршрута они вышли: налево тянулось поле, направо лес. Мишаня некрасиво зевнул и кивнул на опушку.

- Сто лет тут не был, лес во-он какой вымахал!

В лесу было мягко и сыро. Салатовый мох слезился после каждого их шага. Только ноги начали промокать «маршал» остановился и сказал:

- Всё, харэ! Нет здесь никого, бросай.

Лёва сглотнул и медленно вынул правую руку из кармана.

- Обожди, - сказал Мишаня. – кидай подальше и сразу ложись, уши прикрой, а рот держи открытым.

Маршал отошёл и слился с толстой липкой сосной. Лёва прикинул место, где укрыться от осколков и широко размахнулся перед броском. Он вспомнил как бейсболисты лихо подают мяч и… Пальцы не слушались. Кулак одеревенел и не разжимался. Лёва подышал на пальцы, не помогло. Тогда он ещё пару раз размахнулся для разминки и припомнил всё что когда либо приходилось метать: камешки по озёрной глади,пустые бутылки об школьную стену, бутылки с керосином и брусчатку на площади…

- Ну чё ты телишься?! – проорал Мишаня - не сцы, бросай!

- Да не сцу я, просто, это… Как-то жалко, примирился я с ней что ли?

- Ты чё дибил?

- Сам ты дибил. Поехали домой, ноги мокрые.

*** *** ***

В тот же день, после обеда, маршал пришёл к Лёве и спросил тазик.

- Зачем тебе?

- Не мне – а тебе! Ты один дома?

- Один.

- Пошли на кухню.

Маршал снял рюкзак вынул большой конверт и несколько белых свёртков. Лёва пошарил в тумбе и добыл мятый алюминиевый таз в который Миша сразу набрал тёплой воды.

- Сядь, и руку на стол. – скомандовал «маршал»

Лёва потеснил кухонную утварь на край стола, и торжественно возложил пустую руку.

- Да не ту! – прикрикнул Миша.

Ту руку, что рассердила «маршала» Лёва быстро убрал, переложил в неё гранату и взамен положил на стол другую руку, тоже пустую. Миша поставил на стол таз.

- Лёва не тупи! Граната где? Ты правша?

- Левша.

- Тогда зажми в правой и сиди смирно.

В тазу отмокали белые свёртки. Мишаня закатал рукава и принялся накладывать на Лёвину руку бинты. Белые полосы хлюпали и чавкали забрызгивая кухню. Кулак с гранатой маршал упаковал с особой тщательностью в несколько слоёв.

- И долго так сидеть? – Лёва кивнул на гипс, который стал нагреваться и дубеть.

- Минут пятнадцать.

- А в конверте что?

Маршал вынул из конверта рентгеновский снимок и приложил к окну.

- Перелом со смещением, помнишь я бухой с эскалатора кувырнулся? – он заметил около плиты ножницы для разделки курицы и отрезал ими кусок снимка с датой.

- На вот, число сегодняшнее нацарапаешь. Без надобности никому не показывай. Времени у тебя месяц, потом вопросы начнутся.

- Какие вопросы?

- Разные…

*** *** ***

- Ой, что это у вас? – спросила зеленоглазая девушка.

- Это Рич. – ответил Лёва придерживая за поводок резвого лабрадора.

- Да нет же вот это? – захихикала зеленоглазая.

- А, это…– Лёва смущённо улыбнулся пряча загипсованную руку под пальто. - Это я с эскалатора упал.

- Что-то не похоже. – зелёноглазая перестала улыбаться

- Отчего же не похоже?

- Сама видела как вы, вот этой самой рукой, со всей силы своего пса одёргивали, не похоже что б она у вас болела.

- Много вы понимаете!

- Немного понимаю, я ортопед.

- А я копирай… - Лёва запнулся.

К ним подбежал бежевый лабрадор с хвостом как у кенгуру. – А это Винилла.– зелёноглазая потрепала свою собаку по загривку.

- Очень приятно, Лев. – представился Лёва и протянул загипсованную руку, она торчала из его распахнутого пальто как шлагбаум.

- Зоя. – ответила она и погладила его по шершавому гипсу. – точно не болит?

- Иногда, на погоду.

Их собаки стали нюхать друг другу задницы. На собачей площадке как и положено воняло псиной и Лёва с непривычки морщил нос. Ещё он заметил на ошейнике Виниллы бирку с цифрами.

- Что это?

- Там мой телефон написан на случай если потеряется. Когда гипс снимать будете?

- Ой не скоро.

- Могу оказать квалифицированную помощь, а сейчас мне пора.

Зоя дотронулась до его загипсованной руки - это у неё вышло неловко и тогда она по ковбойски осадила свою собаку за поводок и быстро зашагала прочь. Глядя как она уходит Лёва загрустил и зачем-то направился к метро, его подталкивало какое-то внутреннее чувство вроде инстинкта, себе же он объяснил так будто просто хочет купить пива и прогуляться. Было уже поздно и тихо. Переход метро излучал холодный зеленоватый свет. По лестнице, шаркая подошвами, подымались запоздавшие люди. Лёва как раз сунул деньги в окошко ларька, когда Рич залаял в сторону перехода, откуда стали доноситься крики и топот ног. Из под земли выскочил растрёпанный Миша - «маршал». Он мчался в сторону озера, где было безлюдно. За ним гнались ещё четверо, рожи у них были свирепые. Когда Лёва догнал их, «маршала» уже хорошенько избивали.

- А НУ СТОЯТЬ ! – заорал Лёва.

Те четверо, что отоваривали «маршала», на секунду отвлеклись и Миша воспользовавшись моментом вынул из кармана газовый баллон и стал пускать ядовитые струи. Двое из четверых зашлись лающим кашлем.

- ВСЕМ ЛЕЖАТЬ! – завопил Лёва.

Миша никогда не видел Лёву таким: он стоял под фонарём, в оранжевом конусе света, гипса на руке не было. Двое других увидев что у Лёвы в кулаке послушно прилегли на сырой асфальт, а те двое, что временно ослепли, сидели на корточках и растирали глаза. Миша подскочил к ним и стал пинать их ногами.

- Падлы! Убью, кур-рва!! – Мише под ноги попалась толстая дубовая ветка, он схватил её и продолжил с удвоенной силой.

Мишины обидчики руками закрывали головы, а «маршал» палкой крошил им пальцы и счёсывал кожу вместе с волосами.

- Лежать так до утра и не дай бог какая сука встанет - вернусь проверю!

*** *** ***

После они с Лёвой засели у Миши на кухне. У «маршала» носом шла кровь, а на лбу вздувалась шишка размером с грецкий орех. Миша умылся, натолкал в нос салфеток и полотенцем примотал ко лбу брикет маргарина из морозилки.

- Новые знакомые ? – спросил Лёва.

- На стадионе зацепились, там ментов куча было – короче поговорить не успели, так они – прикинь - меня до самой «Голосухи»* пасли. Твари! Спасибо, кстати, я теперь твой должник. – «маршал» полез в холодильник. - Пива хочешь?

- А водки нету?

- Водки есть. Покажи руку.

Лёва показал – она, как и раньше, была тщательно загипсована.

- Ну ты Коперфилд! А как?

Лёва задрал рукав и возле локтя запустил под гипс два пальца, белый панцирь хрустнул и разошёлся вдоль на две половины.

- Я уже недели две так хожу, чешется зараза!

- А не страшно?

- Та не, если рукав застегнуть – то держит крепко.

Миша налил и они выпили.

– А на фига тебе такой пёс, дорогой наверное? – Миша кивнул на лабрадора развалившегося у входной двери.

- Он часть моего плана.

- Какого ещё плана?

- Плана эффективности бытия.

- О, у меня тоже такой план есть, хочешь расскажу?

Лёва помолчал давая понять, что ждёт продолжения. Миша продолжил:

- Короче, надо в конторе такую крупную ставку сделать что б они сперва зассали принимать, а потом конечно удавились и взяли. Но есть ещё нью-анс ставка должна сыграть в мою пользу. Выплатить выигрыш они всё равно не смогут - кэша не хватит, - тут мы и договоримся, - я уже знаю как, - и будет у меня своя собственная контора! Прикинь?

- А если не сыграет?

- Ты чё, я в этой мутной воде уже знаешь сколько рыбок поймал ?

Миша ещё налил и они выпили. Лёва продолжил.

- Мишаня, ты вот своей жизнью доволен?

- Доволен, а чё?!

- Да ниччё, - хуйня это а не жизнь, - вот “чё” ! Тебя кроме бухла и футбола ещё что-то парит?

- Не, ну ты не гони!

- Ну ладно, встретишь какую - нибудь девку, ну женишься.

«Маршал» нахмурился.

- Ладно извини – хорошую девку встретишь, детей заведёшь, ну всё равно же будешь свой футбол смотреть и пиво жрать пока ангел не протрубит.

- Какой ещё ангел?

- Такой, после которого уже поздно будет каяться. В общем надо макитру включать, что б не было потом мучительно больно!

- Слышь, писатель, давай без ангелов.

- Я, Миша, не писатель, а копирайтер.

- Та один хуй!

Оба помолчали. Пёс зевнул скрипя челюстями.

- Ты замечал насколько мы ни черта не можем?

- Я всё могу. – огрызнулся «маршал».

- А не работать можешь?

- В смысле?

- Знаешь, я когда на больничный вышел,- Лёва подвигал гипсом, - так столько всего интересного замечать стал, время появилось понимаешь? Книги вот даже стал читать. Ты, Миша, когда читал последний раз?

Миша молчал, раздумывая можно ли считать чтение букмейкерских журналов за таковое?

- Вот именно, способностям некогда развиться, всё наше время давно продано и куплено, причём за дешево, и куда не сунься от нас требуется только присутствие. Каждую неделю сорок часов жизни, и это ещё типа в «цивилизованной» стране! А знаешь как пашут китайцы?

- Пашут, суки, и радуются. Цивилизация!

- А на хрена нам цивилизация, которая прессует тебя и меня?

Миша ещё налил, но пить не стали…

- Я вот что придумал, - продолжил Лёва. – Харьковскую площадь знаешь?

- Знаю, жопа - жопой и лес кругом аж до Белорусии.

- Вот именно. Там ещё заправка есть и конечная метро – «Красный хутор».

Лёва достал потёртый смартфон и включил карту, пятидюймовый экран украшала паутина из мелких трещин.

- Ты ждёшь меня здесь, - Лёва поставил пальцем флажок на карте между заправкой и конечной подземки. – я захожу на заправку - там охранник понятное дело, я так вежливо прошу его свой пояс верности снять иначе я кулак разожму и от заправки останется «Бабий яр». Потом объявляю кассирам, что подыхать за чужие деньги не стоит, собираю кэш в рюкзак и делаю ноги в твою сторону. Через пару минут по следу менты с овчарками пойдут, а мы рюкзак в яму прикопаем, а сверху собаку положим и зароем уже совсем, ну и сверху табличку с именем – мол собачья могила - не приебёшься! Это для нас “маяк” будет, что б найти потом.

Затем я переодеваюсь и мы типа гуляем по лесу с коньяком: воздухом дышим, грибы собираем. И даже если нас менты зацепят, то ни хера не докажут. Вечером на метро и домой. А через неделю вернёмся, выкопаем и порядок, тебе 25 процентов. Идёт?

- Идёт, только как ты собаку заставишь в яме лежать?

Лёва ухмыльнулся и выпил. Тогда и до Мишы дошло и он тоже выпил.

- Ладно, а где мы такую собаку возьмём?

- Какую “такую”?

- Ну, мёртвую.

- Миша не тупи! Лабрадоры самые преданные собаки на свете.

«Маршал» посмотрел на очаровательного пса лежащего у входной двери с высунутым лиловым языком.

- Как зовут?

- Рич.

- Жалко, блин… Славный пёс, я до армии о таком мечтал.

- Так, сопли не распускай, ты же «Маршал»! Кончим дело, купишь себе такую же.

- А ты?

- Что, я?

- Ты что себе купишь?

- Тачку куплю, джип! Буду в Крым гонять, в море купаться. Зимой – в Карпаты.

- Пока ангел не прокукарекает?

- Чего?- не понял Лёва.

Миша внимательно посмотрел на лабрадора:

– Как говоришь его зовут?

- Рич.

- РИЧ! – позвал «маршал».

Лабрадор подвёлся и зацокал когтями по паркету. Миша стал гладить его, трепать за ухом и чуть целоваться не лез. Маргарин на лбу «маршала» плавился и стекал по лицу золотистыми слезами.

- Ри-ич. У-у какой тёплый, большой. Краса-авчик!

Пёс мотал хвостом и хрипел от удовольствия. Лёва посмотрел на часы висевшие на стене и пошёл в коридор обуваться.

- Ты изменился. – сказал Миша, - Я ещё тогда, в лесу заметил. Помнишь тролля из «Властелин колец»?

Лёва пыхтел обуваясь одной рукой, его пошатывало от водки.

- Ну…

- А помнишь как его плющило когда он кольцо одевал на палец?

Лёва с трудом таки обулся и выпрямился, ему в глазах на секунду потемнело.

- Давай, что б завтра огурцом был. Рич, ко мне!

Пёс не шевельнулся.

- РИЧ, ко мне блядь! – Лёва выволок лабрадора за ошейник и захлопнул за собой входную дверь.

*** *** ***

На другой день Лёва оделся раньше времени и, прохаживаясь по квартире взад-вперёд, мучился жарой в ожидании «маршала». Миша явился не один, приведя на коротком поводке бежевого лабрадора. Рич сразу подбежал к ним и обе собаки тут же сошлись кольцом вынюхивая друг другу задницы.

- Это что значит? – строго спросил Лёва.

- Это значит - Рича мочить не будем.

- То есть?

- Вот эту суку в расход пустим, она тупая до усрачки – её не жалко.

На ошейнике Лёва заметил знакомую бирку с мелким печатным шрифтом. Лёва пригляделся и прочёл: “Меня зовут Винилла. Если вы читаете это значит я потерялась. Пожалуйста позвоните моей хозяйке 066 – 722-35-55 Зоя.”

- Миша, я не хочу знать где и как ты взял эту собаку, но мы её брать не будем.

- Почему?

- Потому что ты дибил!

Лёва взял ручку с бумагой прошёл на кухню, сел за стол и стал писать.

- Диктуй телефон! – рявкнул Лёва.

- Свой?

- Который на ошейнике написан!

Лёва опять стал ходить взад и вперёд высматривая “видное место”, где бы оставить записку. Он остановился напротив холодильника и прилепил бумажку одним из магнитов с изображениями городов в которых сам никогда не был.

- Идём. – сказал Лёва, - где этот “друг человека” ?

Миша загородил ему дорогу в комнату.

- Погоди.

- Чего “погоди”?

- Пожалуйста, не трогай его сейчас.

Лёва заглянул в комнату через плечо «маршала»: Рич насел на Виниллу сзади и резво двигал чреслами.

- Пусть хоть потрахаются на прощание, – попросил Миша.

Лёва немного оттаял, вернулся в кухню и сдёрнул записку с холодильника. Перечитав её несколько раз он оставил её возле зеркала в прихожей.

Лёвина мама придя домой обнаружит в коридоре кучу собачьего дерьма, бежевого лабрадора и записку такого содержания: “Я уехал по делам, когда вернусь не знаю. Пожалуйста верни собаку хозяйке, вот её телефон 066 – 722-35-55. Зовут Зоя. Спасибо.”

*** *** ***

На такси они доехали до харьковской площади. Лёва включил карту на телефоне и они стали углубляться в лес к тому месту, которое он отметил на кануне флажком. Миша наотрез отказался копать яму пояснив что мол: “во первых не «маршала» это дело, а во вторых - он этой хернёй пол-года в армии страдал и больше ни за что не станет.” Вместо этого он выломал палку и стал играть с Ричем в апорт. Пока Лёва рыл ему могилу пёс был вне себя от счастья и каждый раз приносил совсем не ту палку, что ему бросали. Cтоя по пояс в яме, Лёва смотрел как они резвятся и курил. Докурив он выбрался на поверхность, поправил рюкзак на спине, надел медицинскую маску так будто опасался гриппа, содрал с руки гипс и зашагал по направлению к заправке.

- Я быстро! – крикнул он Мише.

Миша на секунду отвлёкся, махнул Лёве рукой и продолжил играть с собакой.

Прошло минут двадцать: Миша сидел на корточках и вглядываясь в поблёкшую лесную рябь прижимал к себе тёплого пса. Вдалеке между сосен замелькала фигура. Миша догадался кто это, хотя и не мог разглядеть точно: спотыкаясь и припадая то на одно – то на другое колено Лёва вскакивал и продолжал бежать не обращая внимания на хлеставшие по лицу ветки. Рич вырвался из Мишиных объятий и ринулся навстречу Лёве, который не добежав до них десяти метров рухнул на четвереньки корчась от отдышки. У Лёвы не осталось сил и Ричу удалось лизнуть его прямо в нос.

- Фу, блядь! – Лёва сплюнул. – Ну чё смотришь?! – рявкнул он на Мишу, - Вали его!

- Как?

- Чё “как”, ты же «маршал» - придумай как !

Видя Мишину растерянность, Лёва протянул ему гранату:

- Держи!

- Я?

- Головка от …! Подержи, говорю!!

Миша осторожно принял её обеими руками так будто это была не граната, а выпавший из гнезда птенец.

Лёва приблизился к Ричу. Пёс радостно вилял хвостом и потряхивал головой. Лёва присел и крепко обнял его за шею, а затем навалился и придавил его всем своим весом к земле. Рич взвизгнул и замотал хвостом ещё радостнее приняв это за очередную игру. Лёва тем временем вынул свободной рукой нож и сильно ткнул им в собаку. Рич хрипло взвыл, как-то жутко и не по собачьи: судя по ножу, который вошёл не очень глубоко лезвие застряло ему в рёбрах. Лёва быстро вынул нож и воткнул его собаке в живот, где помягче. Рич ещё повыл с минуту и затих.

Лёва подвёлся на ноги, отряхнул колени, снял рюкзак и обернув его в целлофан швырнул в яму. Засыпав яму до половины принялся за собаку: он поволок её за лапу и мягко опустил вниз, тогда Рич в последний раз разинул пасть и вывалил язык, он оказался длиннее чем при жизни. Лёва поработал лопатой пока не получился аккуратный холмик. Напоследок он прикрепил к черенку лопаты табличку с именем “ R I C H ” и с размаху воткнул её в пушистый холмик свежей земли.

- Знаешь как переводится “Rich”? – спросил Лёва переодеваясь в другую одежду. - “Rich”, по английски – богатый.

Ту одежду, что была на нём, Лева скомкал, побрызгал керосином и поджёг. Всё это время «маршал» демонстративно стоял спиной к происходящему. Лёва приблизился и тронул его за плечо:

- Давай.

- Что? – буркнул Миша.

- Гранату давай! – рявкнул Лёва.

Миша обернулся, его лицо стало красным, а из глаз сочилась скупая мужская влага. Лёва дёрнул «маршала» за рукав:

- Поигрался и хватит, давай сюда.

- Нет.

- Мишаня, ты чего?

- Не дам.

Лёва протянул раскрытую руку:

- Миша, отдай мне гранату… П О Ж А Л У Й С Т А. – прошипел Лёва.

- Не могу, теперь она моя. – заявил Миша.

Перед тем как набросится на «маршала» Лёва недолго смотрел в его мокрые глаза.

- Ах ты сука! А ну отдай!

«Маршал» мог защищаться только одной рукой потому Лёва лупил его как хотел, хотел в ухо, хотел в лоб, в глаз! У Миши снова пошла носом кровь, у Лёвы страшно болели кулаки. Он набросился Мише на шею и повалил его как лабрадора. Они катались по сырой земле пока Миша не рассвирепел и не стал давать хорошей сдачи. Увлечённый местью «маршал» в какой-то момент выронил гранату, они оба это заметили и бросились на землю прикрывая руками головы.

Так прошло пять, затем десять, затем пятнадцать секунд… Лёва приподнял голову и посмотрел на «маршала», тот уже встал и, перебирая пальцами, вертел гранату в руках.

- Говоришь не заметил как у тебя кольцо в кармане отскочило? Сказать почему?

- Почему?

- Потому что ты дибил! Она учебная. – подытожил Миша и швырнул гранату Лёве под ноги.

*** *** ***

Копирайтер Лёва способный даже с просоня набирать триста знаков в минуту сейчас с трудом складывал слова. Он сидел в своей тёплой комнате без гипса и руки не слушали его.

“Мишаня” – с трудом писал он в фейсбук: “Мишаня ты новости читал?”

«Мишаня» не отвечал хотя и был в сети.

“Там, на заправке девчонка была беременная, так у неё, - прикинь! – прямо на заправке выкидыш случился. Так в новостях пишут. Мишаня ты же «маршал» что делать?”

Миша не отвечал… “Да хули ты молчишь?! Короче я так больше не могу, я иду сдаваться, не сцы тебя не сдам - тебя со мной не было… Прощай чувак.”

Лёва вышел в коридор и стал обуваться обеими руками, и так ему это было легко и ловко, что он даже заплёл шнурки бантиками. Из кухонного тумана к нему вышла мама, она комкала в руках пропитанное едой полотенце.

- Торопишься? Может поешь? Спагетти с сыром, пока горячие?

Тут она заметила, что вместо грязно - белой кувалды у её сына нормальная розовая рука с пальцами.

- Лёва, чего ж ты не сказал, что тебе гипс сняли?! Ты чего такой безрадостный, ты не заболел? – она потрогала ему лоб.

- Нет, мам, я в порядке.

*** *** ***

- Седьмое ноября, 2015 года. Старший оперуполномоченный Панин С.К. Номер удостоверения 20 17 33. Ваша фамилия, имя, отчество, год и дата рождения! – отчеканил служебный голос.

- Лев Алексеевич Умнов, девятое мая восемьдесят пятого года.- ответил Лёва глядя в камеру телефона направленного ему в лицо.

Он стоял посреди леса перед могилой Рича, окружённый пятью серьёзными людьми. Двое из них были в полицейской чёрной форме, на ремнях у них имелись инструменты правосудия – наручники, баллоны и пистолеты. Трое других, в кожаных куртках, были молодыми следователями: один из них держал наготове ручку и планшет с чистой бумагой, другой снимал Лёву на телефон и задавал вопросы, а третий, что постарше, задумчиво курил.

- Третьего ноября я ограбил вон ту заправку,- Лёва махнул рукой в сторону трассы. – А деньги зарыл здесь. – он ткнул пальцем в холмик земли из которого торчала табличка с надписью «R I C H»

Задумчивый следователь принял планшет у молодого опера и скомандовал ему:

- Копай!

Тот, засучив рукава надел перчатки и стал орудовать небольшой лопатой цвета хаки.

- Там сначала собака будет, а потом деньги в целлофане, – уточнил Лёва.

До Рича докопались быстро, он почти не изменился. Дальнейшие раскопки ничего не дали, несмотря на то, что опер с лопатой стоял уже по пояс в яме. Он раскраснелся и сбросив куртку спросил:

- Ещё?

- Да нет, - ответил Лёва. – я глубже не закапывал. У меня ещё одежда была только я её, это… Сжёг. Вон там. – Лёва указал на пепелище от костра.

- Копни ещё немного, – попросил задумчивый следователь. – так для проверки. – затем обратился к Лёве. – Ты чего под ДУРУ косишь, чужой славы захотелось? Думаешь у нас других дел нету? Так, Витя, отдай ему лопату пусть собаку свою обратно зароет, и валим отсюда!

- А можно перчатки? – попросил Лёва.

- Чего? – возмущённо спросил тот что откапывал Рича.

- Холодно же. Перчатки дайте… Пожалуйста.

- Перчатки?! - молодой следователь хотел швырнуть их Лёве в лицо, но сдержался. - На те, возьмите-с, перчатки.

Перчатки были ещё тёплыми, Лёва надел их и стал обратно закапывать Рича, недоумевая куда могли подеваться деньги?

- Ну всё будь здоров, грабитель!

Вся полицейская компания собралась уходить.

- Подождите, а я?! – воскликнул Лёва. – Вы что меня не арестуете?

- За что? – переспросил задумчивый следователь. - За тот что тебе не хер делать и ты нам по этому голову морочишь? Так, выключи камеру. – обратился он к тому что снимал на телефон. - Да я б тебя с удовольствием пристрелил, но таких пиздюков нельзя просто так убивать только за то что они пиздюки!

*** *** ***

Лёва ехал в метро по мосту через Днепр. Редкая птица долетев до середины Днепра сразу поворачивала обратно. Хилое солнце давало такую дымку какая может быть только осенью и в этой дымке серебрился бескрайний город. Левый берег разительно отличался от правого. На левом пучками росли высотные дома и весь он был плоский как стол, зато правый берег громоздился холмами из которых колючими шипами росли памятники архитектуры. Особенно часто торчали церковные маковки. “Надо бы зайти хоть в одну” – решил про себя Лёва и зашёл.

Утренний молебен давно кончился и в храме было тихо и безлюдно. Настоятеля тоже не было, зато был молодой диакон, высокий прыщавый, с не растущей от молодости бородой. Ряса его была расшита золотом и пурпуром и если присмотреться к крестам на его спецодежде, то они состояли их тысячи более мелких крестиков.

- А можно исповедаться? – робко спросил Лёва.

- Это конечно, – ответил диакон. - это всегда.

Они отошли к большой иконе, Лёва склонил голову (он раньше видел как это делают другие прихожане), диакон накрыл его красивой тканью и что-то прошептал трижды.

- Ну, поехали,- скомандовал служитель культа.

- Я убил человека, - сознался Лёва. – И собаку.

Лёва хотел поведать всё, потому рассказывал долго и подробно.

- И вот теперь, - подытожил он. – Я не вижу в этом никакого смысла. Всё глупо так! – глаза у Лёвы нагрелись, а в носу клокотала влага. Он то и дело сглатывал стоявший в горле ком, а потом расслабился и из глаз у него покатило. Диакон завёл молитву, голос у него оказался густой и зычный. Лёва смутился, что из-за него одного в храме поднялся такой шум и открыв глаза увидел прямо у себя под носом волосатую мужскую кисть от которой крепко пахло ладаном. “Целуй!” – услышал Лёва и покорно обслюнявил “cвятую” руку.

- Тут без причастия не разобраться, - сообщил диакон брезгливо вытирая руку об рясу.

Он метнулся за иконостас, где стала происходить какая-то возня и звон стекла, такие звуки можно было слышать в пунктах приёма стеклотары по понедельникам. Диакон вынырнул из-за бархатной портьеры с тёмно зелёной бутылкой в руке.

- Это что вино? – удивился Лёва.

- Кровь Христова! – поправил диакон, - Просфирки кончились, так что закусить нечем. На, так пей!

- Прямо из горлышка?

- Ну да! – воскликнул диакон. – Давай скорее, а то я в семинарию опаздываю, экзамен сегодня.

Лёва едва не захлебнулся:

- Какой экзамен, сейчас же октябрь?

- Пересдача! Богословие весной завалил.

- Ну, ни пуха ни пера. – пожелал Лёва протягивая бутыль.

Приняв сосуд диакон взболтнул мутноватый остаток и перед тем как влить себе в глотку произнёс:

- К чёрту!

Лёва слегка опьянел от сладкого вина натощак и заметил как диакон протянул ему вторую руку, которую держал за спиной.

- На вот возьми. То у тебя учебная была, а теперь будет настоящая! Крепко держи! - диакон вложил в Лёвину руку гранату и выдернул кольцо. – Иди с богом.

У Лёвы похолодело в пояснице, тот страх которым он мучился с месяц назад сейчас умножился и до того парализовал его, что он заморгал и проснулся. Он по прежнему ехал в метро, только мост с панорамами давно кончился и теперь его поезд пробирался душными туннелями правого берега. Лёва облегчённо посмотрел на свои руки – они были пусты.

В вагон зашёл юноша и Лёва заметил, как болтается пустой рукав его куртки в котором не хватало кисти и пальцев. Лёва поднял глаза – так и есть! Вместо руки белое полено перевязанное через шею арабским, чёрно-белым платком. Лёва вскочил от ужаса!

- Сидите сидите! – замахал гипсом юноша, - я в порядке.

- Мне выходить нужно, - соврал Лёва и вышел раньше своей остановки.

*** *** ***

В старой, знакомой с детства, хрущёвке поставили новые двери с магнитным замком и Лёве пришлось ждать пока кто ни будь выйдет из подъезда. Скоро замок пикнул, на табло замигало: “open”, и тяжёлая дверь медленно отворилась. Лёва скользнул внутрь задев выходящую старушку, поднялся на третий этаж и позвонил в нужную дверь. Пока шли открывать Лёва осмотрелся, все хулиганские надписи и послания ещё были видны: «NIRVANA», «Цой жив!», Надя – сука, «Миша и Лёва - не разлей гавно». Дверь открыла пожилая женщина.

- Здравствуйте, Наталья Егоровна.

- Здравствуй, Лёва. А Мишы нет, но ты заходи.

Лёва зашёл: - А когда будет? Мне повидать его нужно.

- Да не скоро, через год.

- А что с ним, где он?

- А он что тебе не сказал?

- Нет.

- Его же в АТО забрали, недели три тому.

Лёва растерялся и облокотился об стену.

- Он тебе конверт оставил, сейчас принесу.

Мишина мама пошла в комнату и принесла голый почтовый конверт без марок.

- Вот, велел тебе лично в руки передать, если зайдёшь.

- Спасибо. До свидания.

Лёва сразу в подъезде открыл конверт и стоя у грязного окна стал читать.

“ Привет, дружище. Если ты читаешь это, то уже знаешь где я. Деньги не ищи я их в конторе поставил и проиграл. Не сработал мой план. Не сцы я вернусь мы что ни будь покруче замутим. Я что подумал – прикольная история получилась, возьми напиши, добавь от себя чего ни-будь, приукрась как умеешь, а ты умеешь! Давай, не тупи, может наконец писателем станешь! Ну, давай, до встречи, если не убьют конечно”

Подпись: «Маршал»

*** *** ***

По дороге домой Лёва зашёл в аптеку. Дома он набрал в алюминиевый таз воды и заново загипсовал себе руку. Пока гипс застывал он говорил по телефону.

- Привет, это Лёва, помнишь на собачей площадке?

- Конечно помню, - отвечали в трубке. – Что пора снимать?

- Пора.

- Ну, давай после обеда,- я из универа вернусь и зайду к тебе, - адрес только скажи.

В три часа в дверь позвонили, Лёва открыл – на пороге стояла Зоя, она всхлипывала простуженным носом, но это не портило её милого вида.

- Большие ножницы есть? – сразу спросила она.

- Найдём. Чаю хочешь?

Лёва поставил чайник и они уселись за стол друг напротив друга. Зоя взяла тяжёлые холодные ножницы и щёлкнула ими пару раз в воздухе.

- Ну, давай.

Лёва возложил на стол тяжёлую руку.

- Ох ничего себе! – воскликнула Зоя. – Какой аккуратист! Белоснежный, как будто вчера гипсовали. Постой, а у тебя же вроде другая рука была?

Тут Лёва заметил, что загипсовал не ту руку.

- Да эта и была! – заверил Лёва.

- Смотри, как новенький, прямо жалко резать!

Зоя подступила ближе, и запустила ножницы под гипс. Лёва съёжился от холодного прикосновения металла. Она надавила и гипс хрустнул, потом ещё и ещё раз. Лёва помогал нажимать на ножницы. Они дошли до запястья, ещё пару движений и рука стала свободна.

- А где Рич? – спросила Зоя.

- Потерялся.

- Жалко.

- Ничего. Как Винилла?

- Ой я же так и не поблагодарила. Огромное вам спасибо, что нашли и вернули, я в отчаянии была и вдруг такая радость! Только вот знаешь собаку вернули с сюрпризом.

- Что за сюрприз?

- Беременна оказалось, да я поздно заметила, а теперь чёрт знает кто там у неё внутри? Предлагали операцию делать, но после этого щенков точно никогда не будет, а может и сдохнуть под наркозом.

- Давай так,- предложил Лёва. – Если породистые щенки выйдут одного мне отдашь, остальных продашь, озолотишься! Ну а если ублюдочные, то я всех заберу. Идёт?

- И, что ты с этими тварями делать будешь?

- На беляши порубаю и съем!

Зоя нахмурилась.

- Шутка, я таким не занимаюсь.

- А чем занимаешься? – поинтересовалась Зоя.

- Писатель я, вот рассказ писать собираюсь.

- О чём?

- О том как все друг другу помогали без спросу.

- Дашь почитать?

- Посмотрим.

Зоя встала из-за стола и направилась в коридор. Лёва подал пальто. Он ещё хотел спросить, а довольна ли Зоя своей жизнью, но по ней и так было видно, что довольна.

- Если ещё надумаешь встретиться, то нарочно гипсовать конечности не нужно. Как Винилла ощениться сразу наберу, хоть в пять утра - будь готов! Чао!

Лёва дождался пока Зоя зайдёт в лифт, запер дверь уселся за компьютер и принялся неистово писать свою первый в жизни рассказ.

Конец

05.02.2018
Читать комментарии (0)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев