Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
Славик

Theавтра

- Стало быть, Италия была членом, а Сицилия и Сардиния - яичками?

- Чего? - Фил дал по тормозам от удивления, и Мэри облила себя колой.

- Ну как, скандинавы! Не читал, что ли?

- Не-а. - ответил Фил и нажал на газ. Давно покинувшие родину беглецы беззаботно искали хвост змеиного шоссе в лунную ночь. Мэри продолжала бормотать.

- Ты что, сейчас объясню. Ну был у них этот... Имир... великан такой, очень злобный. Боги собрались вместе и победили его - Один и еще два каких-то, не помню уже.

- Итальянцы-то тут причем?

- Да не причем - сами там поселились. Ты слушай, не перебивай. Они, значит, взяли потом мясо его, и кости, и зубы, и мозги, и череп...

- И кишки?

- И кишки, наверное. Его кишок, поди, на всю Индонезию хватило бы. Да ты не перебивай!

- Может, это ты так мои мозги забрать хочешь? Ни дня без разговора про Адамянов?

- Ой, да какие Адамяны; ты послушай. Значит, куда они мелочи типа черепа и мозгов с зубами дели... ой, не помню... но это не важно.

- Как не важно? Вдруг закопали куда-то, и скрылись с места преступления! Интересно, сколько за убийство гиганта положено...

Фил закурил. Он клевал носом и держал палец на кнопке включения автопилота. Фил уже десятый раз после захода солнца собирался отдать управление компьютеру; всякий раз он в последний момент отдергивал руку и гордо запрокидывал голову.

- Подожди ты! Мясо-то они в землю превратили, а кровь - в воду, понимаешь? Вот я и говорю...

- Ага, и Италия, стало быть... Ну не знаю... Вообще, в книгах пишут, что все континенты когда-то были одной массой.

- Все сходится! - Мэри внезапно оживилась. - Он разлагался все это время! В собственной крови!

Фил поморщился.

- Теперь понятно, откуда такая вонь после купания в море. Фууу... А как можно есть то, что в земле выросло?

Фил съехал на обочину змеиного шоссе. Кактусы торчали из земли, будто волосатые бородавки.

- И что? - рассмеявшись, спросила Мэри. - Опять хочешь, чтобы я вогнала иголку в задницу?

- Нет, просто отлить хочу. Иди уже в машину.

Пока Фил справлял малую нужду, Мэри нюхала засохшую почву, стоя на четвереньках.

- Может, на эту землю щеки пошли... или ляжки...

- А может у гигантов совсем другая анатомия. - занудным сонным голосом заметил Фил, застегивая ширинку. - Спи уже, сколько можно.

"Будущее наступает завтра!" - гласил бигборд с улыбающимся мужчиной в пластиковых очках, смотрящим на колбу с зеленой жидкостью. Такую картину можно было увидеть на каждой 500-метровой отметке шоссе.

- И когда их только успели повесить... - зевнув, сказала Мэри. - Похож на тебя в аспирантуре.

- Я разве был в аспирантуре? Не помню. Но если был - то был красивее. - Фил посмотрел на себя в боковое зеркало. - Что-то мы отвлекаемся, надо спешить.

Мэри бережно перекатывала в руках горсть суховатой земли, глядя на нее с подобострастием; она касалась земли носом, ухом и даже губами. Фил нарочито громко щелкнул языком.

- Ты вечно находишь чем упороться. Помнишь, как ты сжигала чучелко на Масленицу?

- Подожди ты - вот интересно ведь определить, откуда все-таки отломался этот кусочек. Ты представь, какой он был огромный... может, это его титьки? У этих скандинавов была мода на косички и пирсинг.

- Ха! Вот я был настоящим викингом, когда качаться ходил, и орал перед телевизором так, что на весь дом было слышно.

- Ты путаешь все; у них, как и у тебя, был волосатый пивной пузень.

Мэри толкнула его рукой, вяло посмеиваясь; Фил заметил у дороги мотель с выцветшей вывеской и притормозил. Внутри никого не было.

- Помнишь свадьбу? - сонно улыбаясь, спросила Мэри. Она расстегивала рубашку. - Там в поселке рядом с часовенкой изба заброшенная была.

- Каком поселке? Мы на окраине города венчались. Там был рядом пустырь, да...

- Да ладно, главное, что будущее рядом. Видишь - все избавляются от прошлого, чтобы жить по-новому.

Фил глухо ухнул и запрыгнул на полуразвалившуюся кровать – многострадальное ложе натужно скрипнуло под его массой и просело, но не провалилось.

Кровать продолжала скрипеть, будто была крайне недовольна тем, что ее пробудили от долгого сна. Она возмущенно царапала незваных гостей выстреливающими пружинками. Фил, пытаясь забыться, выхватил у Мэри горсть земли, и принялся измазывать себя и ее.

- У него на теле могла бы жить целая деревня... или даже народец.

- Далась тебе эта тема.

- Но ты подумай, ведь можно построить будущее по такому же принципу, из кирпичиков...

Фил заткнул свою спутницу крепким поцелуем. Он пел Мэри на ухо детскую колыбельную "баю-баюшки", но она не засыпала. Только сонно бормотала "бую-буюшки". Им казалось, что они пролежали несколько часов, но на деле прошло десять минут. Что Фил, что Мэри - ни в одном глазу.

- К чему нам сон? Мы могли бы столько сделать, если бы не спали; никаких дурацких кошмаров, сомнамбул и расстройств на почве бессонницы...

- Думаешь, все сразу получится?

- Конечно. Во что веришь, то тебе и будет - ты разве брошюрки не читал?

- Даже если так - вряд ли начинать новую жизнь будет проще, чем раньше. - вздохнул Фил. - Помыться бы, а то нехорошо вступать в будущее грязным...

- Хи-хи, вступать!

- Да, очень смешно.

Фил покрутил изрядно проржавевшие краны - безрезультатно; будто смеясь, трубы отвечали ему скрипучим кашлем; чуть погодя на дно треснутого умывальника плюхнулся жирный паук и уполз куда-то по своим делам. Спертый воздух нависал над парочкой, будто навязчивый алкоголик. Фил и Мэри тяжело дышали, вытирая увесистые капли пота со щек и подбородка.

- Ничего. - глотнув слюну, сказал Фил. - Может, в будущем мытье вообще не понадобится – всеобщая стерильность, все такое.

- А краситься можно будет?

- Конечно, куда без украшений. Лак с блестками. Татухи с подсветкой. Не то несчастье, которое я себе набил после защиты кандидатской.

- Змеючку, что ли?

- Какую змеючку; барсучка! - неожиданно выкрикнул Фил.

Крик межевался с одышкой; за нею последовал кашель - Фил и Мэри, бессильные остановить грудные спазмы, конвульсировали рядом с умывальником в нелепых позах; они рухнули лужицами воды и полились в ржавые трубы навстречу сновавшим там паукам и тараканам, омывая засохшие яйца мух и щетинистые наросты лишайников. Бесконечный аквапарк, в котором запахи канализации и хлорки блуждали призраками...

- Прям как наша первая годовщина в аквапарке! - беззвучно кричала Мэри.

- Каком аквапарке? Давай уже, быстрее в будущее, детка! - так же безмолвно кричал Фил.

Они уже поняли, что трубы на самом деле не пустовали. В это время дня оттуда тугой струей била ночь, сковавшая их напряженные члены и залившаяся во все отверстия. Тьма водопроводных труб вылилась из черноты бездонных зрачков и провалилась двумя массивными каплями в мглистую дыру посреди потрескавшейся от времени раковины. Выдохнули Фил и Мэри уже в машине.

- Похоже на аттракцион - "попади в будущее"! - нервно улыбнулась Мэри.

- Аттракцион - это то, что вытворяли Адамяны на нашей свадьбе. Или когда мы поддельные паспорта делали. А завтрашнее будущее - это очень, очень серьезно. Вдруг мы упадем в него, как капли в трубу?

Фил вдавил педаль газа, и его престарелая машина, заревев, понеслась по шоссе. Бигборды стали появляться уже через каждые сто метров - приближался город.

- Интересно, ты погляди на тот холм вдалеке...

- Ученый этот... как его... Филлипс... Сифилис... Завтра он соберет данные последнего эксперимента, и все - будущее!

- А если у него не получится?

- Что не получится? Он - великий ученый, и эксперименты, уж поверь мне, ставит как следует!

- Ну эксперимент - он же может быть и неудачным, правда? - предположила Мэри. - У тебя же кандидатская была про неудачный эксперимент.

- У меня как раз все эксперименты были успешными. А Филлипс вроде все свои эксперименты провел, говорил, что больше ему не надо. Что будет - то будет.

- А не все ли равно, что случится завтра? Что вообще это за эксперимент - определить, в котором часу наступит будущее?

- Все может быть. - ответил Фил. - Может он балуется - как ты, когда переносила дату свадьбы.

- Это же ты ее постоянно переносил. То костюм плохо подшит, то командировки. Но дело не в этом - представь, что в Филлипса попадет метеорит, или взорвется колба, или развалится лаборатория, или теракт случится, или он умом тронется. Не станет ученого - куда будущее денется?

- Займется кто-то другой, у него целая команда исследователей.

- Но будущее-то должно быть завтра? Если мы точно знали, что оно будет завтра, почему мы не сделали так, чтобы оно случилось сегодня? Разве не все хотят будущего?

- Науку не предскажешь, все-таки.

- Так мы же точно знаем, что будущее будет завтра.

- Ага, видишь, до чего наука дошла - научились предсказывать непредсказуемое.

Они на секунду затихли, прислушиваясь к бурлению мотора.

- Посмотри, какой интересный холм. - сказала Мэри. - Представляешь, если бы тебе вырвали ягодицу и вставили в нее твою же ключицу?

- Никто не будет строить будущее из мяса и костей. Давай лучше тебе наконец-то пластику груди сделаем.

- Еще чего. Себе что-нибудь увеличь.

- Ты же сама хотела. К тому же, перед наступлением будущего нужно побольше попробовать.

- Действительно, если всё летит в жопу - почему бы не спрыгнуть?

- Сама говорила, что нужно поверить в будущее.

- Да ладно, мне просто весело ехать.

Фил насупился и вдавил педаль газа. Блестящие пузырьки звезд неспешно плыли в широком бокале темного неба. Мэри с любопытством рассматривала измазанные землей руки. Потом повернулась к Филу. Туда-сюда.

- Дурацкая легенда. А куда дели глаза и жир?

- Ты хочешь поэкспериментировать с человеческим телом? Тебе мало аэробики по утрам?

- Не аэробики, а фитнеса. Чего ты скучный такой? Вот мы раньше сидели угрюмые, уткнувшись в мониторы, и слов только про политику, да про деньги. И про Адамянов еще, будь они неладны...

- Ага, ни дня без Адамянов.

- Что ни говори, а они уже, небось, давно приехали и ждут будущего в городе.

- Они хоть фамилию не меняли. Это же твоя идея была. Фил и Мэри Николсон. Ужас.

- Ты сам сказал, что Николаевы в будущем не нужны. - Мэри резко изменилась в лице. - Поберегись!

Видимо, пригород был совсем близко - они чуть не врезались в переходящих дорогу козлов.

- Не спится им! - Фил загудел клаксоном.

- Они просто не хотят путаться под ногами, когда будущее начнется.

- Им-то что. Козлами были - козлами и будут. Не летать же им через дорогу.

- Ты первый кричать начал.

- Какой-то Мэри Николсон, урожденной Марие Николаевой, давно спать пора. - огрызнулся Фил. - Вздремни хоть чуть-чуть, мы и так почти приехали.

Мотор колыбелью загудел в ушах Мэри - веки ее потяжелели, и из-под них она видела причудливый мир - вырезанную из мяса земляную гряду, воткнутые в нее пожелтевшие треснутые кости и зияющие темнотою глазницы, глядящие с неба на эту картину.

- Зато... Италия - это член... а Сицилия... Сардиния... - Она смачно зевнула и наклонила голову. Затем Мэри глупо заулыбалась, закрыла глаза и растянулась на сидении.

Горы зарычали и бросились вслед за одиноким автомобилем потоком камней и грязи. Фил, довольный тем, что наконец уложил Мэри спать, слушал музыку и покачивал головой; грохочущую массу он заметил лишь в самый последний момент, успев дотянуться до кнопки аварийного вызова...

Они трепыхались в густой пыльной похлебке, будто ожившие шпроты в масле. Стараясь не дышать и не открывать глаза, они одною рукою искали друг друга, а другою стремились вперед, расчищая путь к будущему.

Мэри видела в потоке камней толстого священника, венчавшего ее с Филом; коллег-аспирантов своего мужа, этих хрестоматийных очкариков; тренера по фитнесу, который завораживающе качал бедрами. Фил наблюдал работницу ЗАГСа, где он когда-то давно зарегистрировал свой брак и потерял в драке первый зуб; стереотипных болтушек - подруг своей жены, и, наконец, девочку из телевизора, которая вела аэробику по утрам.

И Фил, и Мэри видели в лавине Адамянов; друзей детства, которых хочется обнять и задушить! Их дети... "детьми" их можно было назвать только из-за низкого роста. Рты только наполовину заполнены зубами, на головах гопнические картузы – вылитые уголовники. Родители их – оплывшие жиром боровы, руки-батоны. Их псина, повтоянно ноющая и ничего не видящая перед собой, уверенной походкой направлялся к машине Фила сквозь грязевой поток. Обычно эта тварь справляла нужду на заднее колесо.

- Ну что, судится будем?! - хотел было выкрикнуть Фил. В бардачке у него всегда лежало постановление суда против собаки Адамянов. Не тут-то было – рот Фила тут же захлестнула волна гравия и песка; грохот лавины оглушил его; перед ним, будто во сне, проносилось израненное тело Мэри с глупой сонной улыбкой на губах и растрепанными волосами. Вслед за нею неслись люди, которых Фил раньше никогда не встречал. Их было так много, что в гуще голов не видать стало камней, а потом и песчинок. У Фила во рту было полно голов-песчинок; и он сам был песчинкой в чьем-то чужом рту.

- Спать... тьфу! - Мэри подняла голову, вытряхивая камушки из волос. - Спать совсем не даешь.

Фил валялся в куче песка; аварийщики, тихонько ругаясь на несчастную парочку, извлекали автомобиль из-под груды камней; край неба озаряло свечение солнечной короны. Спасатель похлопал пострадавшего по щекам и наклонился, чтобы сделать ему искусственное дыхание - Фил закашлялся и принялся плеваться во все стороны.

- Судиться... будем? - его глаза налились кровью; перед ними в дыму плыл образ главы семейства Адамянов.

- Пожалуйста. - пожал плечами спасатель, направляясь помогать другим откапывать машину.

- Наверное, это было его расстройство желудка. - пробормотала Мэри.

- Надоела уже.

Фил отряхнул с себя пыль и осмотрелся - между земляными массами выглядывали когда-то аккуратные разноцветные маленькие домики.

- М-да, по ходу, приехали.

Он побежал к машине, махая руками и крича спасателям; минуту спустя он вернулся с лопатой в руках.

- Ну что, будем откапывать?

- Мы? Это все? А горожане нам не помогут?

- Они спят еще. Вон ты еле проснулась.

- Нам некуда спешить - пусть откопают машину - тогда нас наверняка укроют одеялами и напоят какао.

Фил скривил губы, а затем снял свое лицо - перед Мэри предстал человек с бигбордов, правда, не такой веселый.

- Филлипс, значит?

- Я не хотел привлекать к себе внимание.

- Целых тридцать лет совместной жизни?

Филлипс махнул рукой и начал копать - делал он это весьма смешно и безрезультатно. Спасатели подбегали и предлагали помочь, но он отмахивался, ссылаясь на невероятную срочность.

- Ученые. - покрутил пальцем у виска спасатель.

Мэри вздохнула и также сняла свое лицо - хоть от этого ее внешний вид почти не изменился. Филлипс крякнул.

- То есть твое сходство с активисткой общественного движения... как там ее... которая "за будущее"...

- Да-да. Скоро тут будут люди. Они помогут. Пошли уже пить чертово какао.

Рассвет они встретили с компанией спасателей, сидя на верху наполовину раскопанного автомобиля. Мэри уже без всяких аналогий рассказывала, как из людей сделают кирпичики.

- Так вот почему тебя так привлек этот дурацкий миф. - рассмеялся Фил.

- Ничего он не дурацкий. Мне кажется, что людям и великанам, которые жили у Имира в подмышках, тоже казалось, что будущего нет.

- Так может, проблема в подмышках?

- Может быть. А что, ты думаешь, было с родинками?

- Заткнись.

Они обнялись и смотрели, как солнце освещает остатки Имирового тела, покрытые бородавками. Вскоре убрали последствия оползня, и Филлипс, торжественно улыбаясь, дернул рубильник - новое казино "Будущее" наконец объявили открытым.

05.04.2015
Читать комментарии (0)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев