Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
atex
Смотреть инфо »
Проза Поэзия
Другое Бездна

Ведьма Наташа. Социальный вопрос.

Посвящается Максиму Матковскому. Японии и свободе выбора) Бить палками по пяткам строго запрещается, это второй рассказ в принцыпе, но шлепать можно)

Ведьма Наташа сняла с головы латаную раз сто шапку-невидимку и припарковала старенькую модель метлы у сторожки местного дворника. Старик принял Sonyfly 666 и по-отцовски ласково посмотрел на ее хозяйку.

– Ну, ничего, дочка, – успокоил ее мужичок, – будет и на нашей улице апгрейд.

Метла не раз портила ей жизнь, становясь поводом для насмешек на внутренних слетах и международных симпозиумах.

– О, Иванова спешилась с вороного златосбруйного, – прыскали ее подруги, сдавая парковщику пятизвездочных отелей, свои титановые хиты сезона Vertyleti 13, Chertofoni 6969.

Наташа не только не имела средств на покупку подобной метлы, она привыкла к старой и легко полагалась на нее в любую бурю, а однажды она спасла ей жизнь. Для чего нужно каждые полгода свозить в Инвентарную палату горы прекрасных, рабочих метел? Так дядю Васю, принимающего вся это добро, скоро придавит полками на смерть, и на могиле его ничего не напишут, потому что у него нет никого, писать некому! Так под этим грузом и земля проломится. И вообще, метлу ей подарил Боря, после их первого поцелуя в крымских горах, в ночном лагере, на привале. Правда, он не знал, что дарит метлу и не мог знать. Он шепнул ей на ухо, глядя на падающие августовские звезды:

– Загадай, Наташенька, что-нибудь самое сокровенное, и я это загадаю, а падающая звезда это непременно исполнит.

Она загадала метлу. Через неделю после возвращения из похода на проходной в Совете Старших ее пригласили в Костяной зал. Сердце девушки замерло, а потом поскакало вместе с телом по лестнице до стотринадцатого этажа здания. И не важно, что сам Боря загадывал, конечно, не то, что Наташа, главное, что он изъявил желание подтвердить ее желание. Иначе, она бы сдавала экзамен по контролю сознаний и два месяца трудилась на общественных работах в купальне мертвых. Ирина Иоландовна, директриса этого важного департамента, судя по слухам и согласно новостям ведомственного радио «Юрьев день», ох как не любила двадцатипятилетних бледнолицых брюнеток, у которых вся карьера еще впереди и хвост не опален.

Метлу ей вручили в торжественной обстановке, запустив голограмму первой Церемонии по подтвержденному желанию. Она прослезилась, получая разрешение на ношение шапки-невидимки во время полетов, а вечером отдалась Боре в раритетном авто – BMV x5 2013 года выпуска, которым он так гордился, что стать его женщиной, безусловно, следовало именно в нем. Так исполнились целых три желания.

Восемь лет полетов, два диплома Академии ведьм, третья степень Высшего колдовского Магистрата, новаторство в снадобьях от сварливости жен и корочка штатского Института им. Тараса Шевченко, факультет туризма. Боря исчез через четыре года после их первой феерии в BMV. Он действительно уехал из города и даже из страны, без предупреждения, если он так бежал от нее, то Наташе это даже польстило, столько усилий ради того, чтобы не объясняться с ней. Его родители, которые недолюбливали, но интуитивно побаивались невесту сына, когда она стала испытывать волнение и позвонила им, сказали ей, что Борис в экстренной командировке, и связь там отсутствует.

– Странно, – вступила в игру Наташа, – он никогда не говорил, что космонавт, – и повесила трубку телефона.

Она не плакала тогда, не задавала себе пустых вопросов, она всю ночь летела в одном направлении без остановки, на очень большой скорости, а когда злость прекратила вырабатывать силы, отключилась и стала падать где-то над скалами Норвежского фьорда. Тогда-то Sonyfly 666 и спасла ей жизнь. Ее старый аккумулятор не предназначался для такого длительного полета, и механизм стало подбрасывать. Падение не было плавным, метла пробудила своим дерганием обессиленное тело Натальи, и она, очнувшись, дотянула до ближайшей базы питания зарядных устройств. А что стоило сделать так, чтобы он был прикован к ее ногам, как покалеченная собака? Это не стоило бы ей даже малейших усилий.

Вернувшись домой, они выпили на кухне с мамой по три чашки чая. Маме Наташа заварила новомодный «Липтон» в пакетиках из титановой микросеточки с золотым сечением, себе – отвар, от которого в ее сознании осталось только имя Боря и то, что благодаря этому человеку у нее появилась первая метла.

Она была осторожной, никогда не подвергалась штрафам Магистрата и дисциплинарным взысканиям за действия, которые ставят под удар Администрацию магии. Работала в крупном туристическом агентстве «Марс» четыре года, семь месяцев и двенадцать дней, лучше нее никто не составлял новые туристические маршруты. Ее не нужно было отправлять в дорогостоящие командировки в дальние страны, лишаясь тем самым присутствия сотрудника номер один. Сославшись на особую форму аэрофобии, она прочно заняла свое место в компании. Купила дом и автомобиль, в кредит, с рассрочкой на десять лет, дважды номинировалась руководством на «Сотрудника года», почетные грамоты обрамляла и ставила на камин, когда организовывала вечеринки для сослуживцев под крышей своего дома. В Магистрате ее штатскую деятельность всячески поощряли, выдавали пропуски на беспрепятственные перелеты в любую точку земли.

Однажды вечером в дверь позвонили, отперев ее, Наташа беззвучно ахнула. Но пороге стояла Белая ведьма, Вальпург Веда Сергеевна, колдунья в восемнадцатом колене самой себя. В каждом из этих колен, сила ее духа и собственно сам дух перерождался в человеческом теле уже восемнадцать раз. Ее появление могло говорить о чем угодно: о серьезном наказании, о ровно таком же серьезном задании, об изгнании из Магистрата,– в общем, о чем-то важном. Веда жила в этот раз очень в хорошем теле, стройная, высокая, рыжеволосая, глаза, как два черных турмалина, женщина без возраста и без судьбы. Можно сказать, что ей сорок, а можно – что пятьдесят, но выглядит на сорок. Наташа видела ее два раза: на голограмме во время вручения метлы и на выпускном экзамене в Академии на первом туре.

– Здравствуйте, Наталья, меня зовут Веда Сергеевна, для друзей – просто Веда. Мне рекомендовали Вас как лучшего специалиста в туристической отрасли, – с улыбкой проговорила она. – Это ничего, если я Вас потревожу вне рабочего времени? Собираюсь полетать по миру, знаете ли, нужен маршрут, а шумные офисы не располагают к правильному выбору. Правильный выбор – это, по-моему, главное в жизни, Вы не находите?

– Это ничего, что не в рабочее время, проходите, я как раз чай заварила, травяной, – ответила Наташа, впуская гостью в дом и игнорируя последний ее вопрос, не понимая его природу, – чай может и подружить людей. Вы любите чай, Веда Сергеевна?

– Чай чаю рознь. Но Ваш я попробую, Наташа.

Обе ведьмы уютно сидели в мягких креслах, чашки с ароматным напитком держали в руках на блюдцах. Веда пояснила цель своего визита.

– Наступило время выбора. До определенного момента все идет своим чередом – мы открываем в вас способности, принимаем заявки на обучение, только у действительно одаренных, так как у нас нет права на ошибку. Хотя мы все равно ошибаемся. Когда надежда оправдывается, мы помогаем вам во всем благом, пусть и штатском, а потом просим сделать выбор. Было бы отрадно продолжать всем на свете носить медальончик то с одной, то с другой стороны, но…

Белая ведьма многое говорила Наташе Ивановой, открывала тайные знания, делилась воспоминаниями, а ей было что вспоминать. Она пробыла в доме до рассвета и ровно с первым лучом встала с кресла и поблагодарила за чай.

– Дело в том, что ты не можешь принять решение сейчас и даже завтра, твой выбор будет сделан в определенный день, в определенный час, но ты не будешь знать, что делаешь выбор. В этом весь смысл всего сущего. Никто не должен и не может повлиять на него, его сделает твоя внутренняя сила, в определенных жизненных обстоятельствах, и только ей следует доверять в этом вопросе. На самом деле мы сами, всегда сами, определяем свою судьбу. Прощай, Наталья, или может быть «до свидания»?

Наташа не успела ответить. Веды уже не было в ее комнате.

Следующий месяц каждый свой день ведьма Наташа проводила в ожидании архиважных событий, вглядывалась в лица, вслушивалась в голос «Юрьева дня», перечитывала в специальном фильтрующем свете все интернет-ленты, но ничего, что касалось бы ее, не происходило. Ее не вызывали в Магистрат, не давали заданий, ее как бы отлучили. Она несколько раз виделась с ведьмами своего курса, но разговоры велись лишь на отвлеченные темы: новые метлы, старые победы, улучшенные рецепты мазей для полетов. Она перестала мучить себя и просто жила.

В один светлый понедельник, через два месяца после визита к ней Белой ведьмы, управляющий «Марса» собрал всех сослуживцев, включая уборщиц, в конференц-зале и сообщил, что у компании новые владельцы и часть штата подлежит сокращению, но присутствующие вытянули лотерейный билет: им предложено поработать за половину заработной платы. Наташу Иванову он дружественно похлопал по плечу и радостно сообщил, что ей-то повезло крупнее всех, – ей даже прибавят функций уволенных людей, зарплату, как объявлялось ранее, урежут, но не как языки каторжникам в царской России, шутил оставшийся на плаву менеджер, не под корень, а всего лишь вдвое с хвостиком. Автомобиль Наташа в течение недели продала банку, но это не решило все проблемы. Чтобы дом не постигла та же участь, она сдала его внаем, а сама переехала к матери.

Спасалась от действительности своими отварами и маминой поддержкой. Для Магистрата она словно умерла. Несколько раз она обращалась в канцелярию, осведомиться, не завалялся ли для нее вызов? Вызова не было. Паника ведьмы нарастала с каждым днем, оставлять в таком хаосе свое существование было нельзя. Работу в агентстве пришлось покинуть. Цифры доходов, несмотря на все усилия, не сходились с расходной частью.

Центр штатского государственного трудоустройства «Светлый путь» открывался в восемь утра. Если безработный и размазанный в новой реальности человек приходил на час раньше и занимал очередь, то ему выпадало получить из рук администратора заветный талончик – огрызок бумажки с номером инспектора и время приема документов. Дважды на Наташу не хватало волшебных талончиков.

– А можно записаться на завтра, если сегодня все инспекторы заняты, я все-таки третий раз приезжаю издалека и очередь отстаиваю, пожалуйста, девушка? – наивничала с улыбкой Наталья с расшатанными нервами в царстве света.

– Можно, конечно, приходите завтра, занимайте очередь, получайте талончик – и все можно, но завтра, – выпалила могущественная талонодержательница, даже не подняв на нее глаза.

– Но, согласно информации с горячей линии вашего центра, я могу зарегистрироваться в любое время на протяжении рабочего дня, я звонила оператору несколько раз или они имеют свойство обманывать несколько раз в день?

– Я ничем не могу Вам помочь. Приходите завтра и пораньше, – забила девушка последний, судя по тону, гвоздь в этой беседе.

В Наташе вдруг что-то лопнуло помимо ее воли и растеклось по всему телу, налив его свинцом. Она ощутила в себе страшную, жгучую злобу, отборную и такую тяжелую, что ею можно было придавить любого человека в один миг. Ей не хотелось верить, что людям не за что зацепиться друг за дружку. Что всемирный запас желчи неисчерпаем и льется по первому зову всякого, у кого во рту хоть малейшая, пусть самая ничтожная свистулька. И они все свистят, свистят, свистят без разбора и купают бесхребетные массы в желтом дерьме и купаются в нем же сами, и эта карусель вечна, а билет на нее ничего не стоит. Родился – и получи без очереди. Стало отчетливо ясно, что выбор ею сделан именно теперь. Но не из-за этой обыкновенной поганки, а потому, что все, что происходило вокруг, нагоняло на нее дикую, безысходную тоску. Она собрала остатки самообладания и произнесла с улыбкой:

– Хорошего Вам дня, девушка, радостного и долгого, без сильного напряжения. Я завтра зайду.

Ведьма Наташа шла в сторожку дворника за метлой и ее мутило от каждого штатского, проходящего мимо.

«Суки, суки, суки…даже макаки себе подобных не мочат, они блох друг другу выбирают и жрут их!» – крутилось в ее воспаленной голове. Она уже взяла у деда метлу, когда зазвонил ее мобильный. На табло высветился номер канцелярии Магистрата. Наташа просияла и приняла вызов.

– Аоо, Натаиья?

– Да, Владимир, это я, – она сразу узнала голос Владимира Крысы, у него был дефект речи на букву «л».

– Ой, Наташенька, извини, что с опозданием, чейовеческий, знаешь йи, фактор, но спешу сообщить тебе, что у тебя сегодня подарок: «Обратный эффект». Поздравйяю!

– Во сколько точно ты получил на меня приказ? – резко спросила Наташа, от чего работник канцелярии слегка сник.

– Минут двадцать назад, а что? У нас сегодня деиигация из Аргентины, стойко бумаг… И потом, ты же знаешь, что без концентрации звости по шкайе за сто байов обратного эффекта от твоих слов не будет?

Но Наташа уже не слушала Крысу, она бежала назад в центр. У входа она застала карету скорой помощи, в нее на носилках в застегнутом темном пакете санитары вкатывали тело.

– Быстро как… – проговорила Наташа вслух, стоя в толпе зевак у входа.

– А с током так всегда. Пык – и готово. Идминистраторша чайку с утра попить хотела, видно, не занятые они все там, догонялись чаев, – прогундела пожилая женщина, стоящая рядом и напевая ламбаду, засеменила в сторону овощного рынка.

30.09.2013
Читать комментарии (8)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Евгений Герман
2013-10-01 15:01:10
в целом похоже на повзрослевших муми-троллей
техника изложения - хорошая.

замечания:
зачем муми-тролли повзрослели? тут нужен либо полный наив, либо взрослый цинизм. вы повисли ровно посередине.
в чём драм-конфиликт героини? почем не раскрыта тема драмконфликта?
почему интрига вяло появляется под конец, а не ошарашивает читателя с самого начала?

смыслы должны быть более хлесткие, как в вашей поэзии. проза, хоть и длиннее поэзии, но всё не место для рассусоливаний.
более емкая информационность должна быть у каждого предложения. у вас она есть - но нужно развивать далее.
и помните, что проза более трудоёмкий процесс, чем поэзия.
atex
2013-10-01 15:05:53
Ой, как хорошо вы все написали. Только про драм-конфликт мне еще нужно изучить тему. И что шарашить нужно сходу? Все записала, второй раз, как говорится, не....
Евгений Герман
2013-10-01 15:08:33
сходу!!!!!!!!
читатель должен быть контужен с первых строк.
он должен быть как ребенок, который зашёл в лабиринт и тут выключился свет.
и всё - тогда он ваш
atex
2013-10-01 15:23:29
Ой, Евгений, контузить население в мирное время, дело сложное. Меня драмконфликт очень волнует, салага я в общем. Я пока только вокруг дуба круги наворачиваю, я на желуди-то рот не открываю, но мне нужно обоняние воспитать.
матковский
2013-10-01 15:42:45
Мне.
матковский
2013-10-01 15:43:01
чуть позже зачитаю.
atex
2013-10-01 16:03:36
Жду. Я умею.
atex
2013-10-01 16:01:58
Точно)

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев