Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Сторож Ф263 по имени Арх

низкосортный рассказ

Сторож Ф263

После гибели мужа Таня несколько дней не могла найти мужчину.

Согласно государственной программе Нептуна, одиноких женщин принудительно отправляли на Юпитер. Там они были обязаны совокупляться с мужчинами на протяжении года. Таня очень любила родную планету и мысль о переезде вселяла в неё неподдельный страх.

Она слышала много историй от подруг служивших на Юпитере: им приходилось жить в бараках, питаться дрянью местной кухни и самое ужасное – спать с мужчинами из составленного властями списка без права выбора. Что это были за мужчины? Гнусные аборигены-лесорубы – бородатые вонючие мужланы, ничего не смыслящие в настоящих отношениях между полами. Ограниченные, безграмотные, они с радостью принимали правительственные подачки, работали с утра до ночи за сон, еду и секс. Только так правительству удавалось контролировать дикарей.

Первая повестка пришла Тане сразу после похорон мужа. Занятая улаживанием погребальных дел, она не предала повестке значения. Когда до призыва оставалось два дня, Таня встрепенулась, забыла о горе и помчала в город искать мужчину.

Она ходила в кафе и рестораны, просиживала в кинотеатрах и щеголяла в красной короткой юбке по городскому парку. Но свободных мужчин не было. На планете дефицит мужского пола, а следующую партию мужчин обещали выписать из Земли только в следующем году. Смирившись со сложившейся ситуацией, она собрала сумку и покорно ждала отправки. В призывном пункте молодой военный оформил нужные бумаги на переезд и дал ей командировочные на первое время.

- А вы свободны? – с надеждой спросила Таня военного. Он нахмурился и постучал ногтём указательного пальца по стеклу, на котором было набито предупреждение: «Заигрывать с военными строго воспрещается».

Военный сказал:

- На звездолете старайтесь ни с кем не разговаривать…

- Почему? – спросила Таня.

- Вы поедете с партией заключенных из женской колонии строго режима…

- С преступницами?! Нельзя ли мне выделить отдельную каюту?

- На этом звездолете нет кают, - ответил военный.

Все женщины, летевшие с Леной на Юпитер имели дефекты. В звездолет их набилось больше сотни. Женщина с рогом на лбу отпихнула Таню и села в кресло возле иллюминатора. Таня проверила билет и сказала:

- Извините, но это моё место.

Женщина с рогом грозно посмотрела на неё.

- Здесь всё общее, - ответила она. Таня решила не спорить с ней и заняла стоячее место возле кабины капитана.

Не успел звездолёт отлететь от Нептуна, как на корабле под всеобщий свист и крики началась драка. Женщина-муха и женщина-улитка что-то не поделили и вцепились друг другу в волосы, а остальные выкрикивали ругательства и давали советы.

- Дай ей панцирем!

- Бей с ноги!

- Укуси её!

Женщина-улитка зажала женщину-муху в ключ, и та, отчаянно стараясь вырваться, изо всех сил махала крыльями. Она взлетела на пару сантиметров вместе с тяжелой женщиной-улиткой и скинула её на пол. Женщина-улитка ударилась панцирем о металлическую спинку кресла и тяжело задышала, хватая воздух руками. По панцирю пошла трещина, выпуская наружу чёрную клейкую жидкость. Накинувшись на противницу, женщина-муха, начала наносить ей удары крыльями и руками. В толпе завязались еще две драки. Через несколько минут, все женщины дрались кроме Тани. Дравшиеся друг с другом обменивались противницами и очаги ненависти вспыхивали по новой. Салон звездолёта наполнился криками, вздохами и шарканьем ног по блестящему паркету. Рядом с Таней пролетел чей-то выбитый глаз и шмякнулся о стену.

Из кабины вышел капитан и взял Таню за локоть.

- Девушка, я вижу, вы не привыкли к подобной обстановке, - сказал капитан, маленький усатый старичок. – Вы можете отсидеться в моей кабине до конца полёта.

- Спасибо, - ответила Таня и они зашли в кабину. Снаружи доносились вопли, кто-то истерично тарабанил в дверь кабины и кричал:

- Пустите, помогите, убивают!

Затем крик оборвался.

В кабине капитана было тепло и уютно. За пультом управления сидели двое молодых помощников похожих друг на друга, как две капли воды. Они одновременно повернулись к Тане и улыбнулись.

- Мои ученики, - сказал капитан. – Только институт закончили, талантливые ребята. Толик и Валик. А я – капитан Бурдючник.

Он протянул ей руку и Лена пожала неприятную сухую пористую ладонь.

- Хотите что-нибудь выпить? – спросил капитан Бурдючник. – У нас есть горячий шоколад. Валик, угости девушку горячим шоколадом.

За толстым стеклом иллюминатора пролетали хвостатые кометы и перемигивались далекие звезды.

Капитан Бурдючник включил приятную народную музыку и откинулся на спинку кресла.

- Я сам из Молдавии, знаете такую страну?

- Нет, - ответила Таня. Горячий шоколад согрел саднящее горло, она уже и забыла об ужасных женщинах в салоне.

- Эта страна овита виноградниками, а в её сердце течет синяя река Нистру, где плещутся жирные сомы.

- Это на Земле?

- Да, когда я заработаю достаточно денег, то уеду в Молдавию и открою там свою маленькую мясомолочную лавочку. Буду жить тихой спокойной жизнью, обзаведусь семьёй…

- А вы свободны? – с надеждой спросила Таня.

- Нет, - ответил капитан Бурдючник. – У меня есть женщина… Правда, в действительности мы никогда не встречались. Я переписываюсь с ней. Скоро мы уедем в Молдавию. Она любит меня, а я люблю её, что может быть лучше?

- Ничего, - ответила Таня.

- Хотите увидеть её фотографию? – спросил капитан Бурдючник.

Капитан порылся в карманах кителя и извлек толстый бумажник.

- Вот, смотрите, ну разве не чудо?

На фотографии было неизвестное Тане существо с треугольной головой и четырьмя глазами, зеленая слизистая кожа, а вместо волос – маленькие розовые отростки, похожие на кольчатых червей. Тане не удалось вовремя скрыть отвращение и она скривилась.

- Что такое? – взволнованно спросил капитан. – Вам не нравится?

- Нравится.

- Тогда почему у вас такое выражение, будто вы кучу говна Шватоги увидели?

- Она красивая, - осторожно сказала Таня.

- Это не она! – заорал капитан. – Это оно! Оно!

Схватив микрофон с панели управления, капитан увеличил звук на полную мощность и сделал объявление:

- Уважаемы дамы! У нас тут в кабине находится девушка, так вот она считает вас жирными уродками и безмозглыми дурами. УРОДКИ! ОНА ГОВОРИТ, ЧТО ВЫ ШЛЮХИ И УРОДКИ! СЕЙЧАС Я ЕЁ ВЫПУЩУ!

Толик и Валик схватили Таню, открыли дверь и вышвырнули её в салон. Притихшие женщины злобно смотрели на неё.

- Давайте её сожрём? – предложила женщина-муха и запустила в Лену чьей-то оторванной рукой.

Внезапно свет в салоне замигал и звездолёт накренился влево, затем вправо и перевернулся вверх дном. Что-то тяжелое ударилось снаружи в его стену. Таня покатилась по проходу в сторону машинного отсека.

- Пираты! – орал капитан Бурдючник из динамиков. – Пираты! На нас напали пираты! Это звездолёт «Селезень», вызываю поддержку! ПИРАТЫ!

Встав на ноги, Таня нащупала ручку и нажала на неё. Дверь поддалась и она зашла в маленькую комнатку, где была одна единственная спасательная капсула. Она залезла в капсулу и нажала кнопку катапультирования.

Капсула приземлилась посреди кукурузного поля. Стебли кукурузы ломились под грузом спелых початков. Таня выбралась из капсулы и пошла наугад. На неизвестной планете дул приятный теплый ветер и пели птицы. Выбравшись на дорогу, засыпанную гравием, Таня услышала приближающийся шум дизельного мотора. Спрятавшись за высокой кукурузой, она стала ждать. Подъехал старенький автомобиль форд «сиера». Из него вышел долговязый худой робот-старик в широкополой соломенной шляпе. В руках робот-старик держал ружьё. Он принюхался и посмотрел в сторону Тани.

- Вы там? – спросил робот. – Выходите, вам нечего бояться, меня зовут Арх, модель – Сторож Ф263.

Таня наступила на сухую ветку и та, переломившись, громко хрустнула.

- Не бойтесь, - сказал робот. – Я видел, как вы упали. Я хочу вам помочь.

Осторожно выйдя из зарослей, Таня остановилась возле кромки дороги, готовая в любую секунду побежать. Благо в институте на олимпиаде по легкой атлетике она всегда занимала первые места на дистанциях 800 метров и три километра.

- Слава, богам, женщина! – улыбнулся робот-старик. – Идите сюда.

Он положил ружьё на землю и, дружелюбно улыбаясь беззубым ртом, протянул ей руку.

- Мы рады гостям. Честно сказать, не припомню, когда к нам последний раз залетали гости.

- Что это за планета? – поинтересовалась Таня. Робот уставился на её худые ровные ноги, облеченные в джинсовые шорты. Он облизнул длинным языком шершавые губы и сплюнул.

- Это сельскохозяйственная мирная планета Поко, но про себя я называю её Арх… не сочтите за хвастовство… Я работаю сторожем на кукурузных полях. Уже много лет работаю… и тут такое событие!

Арх сделал шаг вперед. Таня отступила.

- Здесь недалеко мой дом. Совсем близко. Поедемте ко мне, я накормлю вас. Вы выспитесь и отдохнёте.

Таня недоверчиво смотрела на робота.

- О, нет! – замахал Арх руками. – Если вы думаете, что я хочу вас как-то обидеть, то вы ошибаетесь. Я просто хочу с вами поговорить. Мне так скучно жить одному.

Они сели в машину. Пошёл дождь. Таня устроилась на заднем сидении, но из-за того, что крыша старенькой «сиеры» протекала, ей пришлось перебраться на переднее.

- На планете всего один городок. Очень маленький городок. Его обитатели – сонные жители. Любят землю и честный труд. Они никогда не врут и вовремя ложатся спать. Мы знаем друг друга наизусть. Ни одного нового лица за столько лет, ни одной новой истории. Мне очень тоскливо живется среди этих людей. Я единственный робот. Надеюсь, мы сможем стать с вами друзьями и вы расскажите свои истории.

- Какие истории? – спросила Таня.

Вдалеке, на горизонте, где заканчивалось кукурузное поле, небо прояснилось, и из-за кромки густых облаков проглядывал красный глаз солнца. Он висел над двухэтажным кирпичным домом, едва касаясь его крыши.

- Неважно какие… любые истории. Про детство, про любовь, про дружбу, про смерть. Понимаете, я робот старой закалки, один из первых космических путешественников и без новых историй мой мозг начинает чахнуть, а сердце угасать. Фантазией, к сожалению, я не наделен, поэтому и не могу сам ничего придумывать.

Только в доме Таня заметила, какой робот-старик на самом деле немощный. Его немощность выдавали подслеповатые глаза, сутулая спина и дрожащие руки. Подымаясь на веранду, он прихрамывал, едва волоча левую ногу. Но лицо робота ей таки не удалось рассмотреть полностью из-за широкополой соломенной шляпы, которая отбрасывала тень. Арх выдал ей чистое полотенце и кусок новенького мыла. Она помылась и пошла в сад. Под яблонями робот-старик поставил деревянный стол и накрыл его белоснежной скатертью.

- Садитесь есть, пожалуйста, - сказал робот и выдвинул стул для неё.

Сытно отобедав салатом и бараниной с жареным картофелем, Таня почувствовала, что очень хочет спать.

- Всем людям я дарю подарки, которые сделал своими руками, - сказал Арх и достал блестящий браслет. При чем дрожащие пальцы только с третьей попытки сумели выудить браслет из кармана. – Когда я делаю браслеты, я забываю, что одинок. Работа отгоняет дурные мысли. Счастлив тот, кто трудится до изнеможения и нуждается только в сытной еде и крепком сне. Дурные мысли улетучиваются, если ты можешь с головой погрузиться в работу.

Робот-старик резким движением руки перехватил пролетающую мимо лимонную бабочку и зажал её в кулаке. С реакцией у него всё в порядке, - подумала Таня.

- Почему мы созданы роботами, почему мы созданы людьми? – спросил Арх. – Вы удивлены, что я задаюсь подобными вопросами, ваши брови прекрасны, когда вы удивляетесь… не удивляйтесь, мои мыслительные фильтры давно прохудились, а на Поко нет запчастей, к нам никто не прилетает, мы отрезаны от цивилизации.

Кулак его разжался и выпустил бабочку. Та вспорхнула и полетела в сад. Где-то в саду стучал дятел.

- Как вы попали на эту планету? – спросила Таня.

- Мой хозяин – землянин – был фермером. После того, как фермерству на Земле пришёл конец, он купил меня и мы прилетели сюда. Плодородные земли, чистый воздух, девственные леса и реки полные диковинной рыбы. Хозяин взял с собой семью: мужа и четверо детей. Дети выросли, разлетелись по университетам и больше не вернулись. Это были чудесные времена: ночами я просиживал возле костра с ружьём, наблюдал за звездами… Неизвестные планеты не манили меня, нет. Я не хотел никуда лететь, мне было хорошо тогда, греться возле костра, слушать шум сверчков и представлять, как на какой-нибудь звезде тоже кто-то развел костер и смотрит в небо. Потом хозяин умер, а его муж покончил с собой. И я остался сам. И я остался сам. И я остался сам…

Робот-старик ударил себя по голове, сбив на бок соломенную шляпу, и быстро поправил её. Из его носа вылетела пружинка и упала на стол. Он поднял пружинку, задумчиво осмотрел её и выкинул в траву.

- Извините, иногда меня заклинивает и я начинаю повторяться. Я рассыпаюсь. Я умираю без запчастей. Точно, как человек.

- А вы не пробовали связаться с ремонтными центрами на ближайших планетах? – спросила Таня.

- Пробовал, но все в один голос твердят: модель давным-давно устарела и запчасти подвергли утилизации… тем более, кто будет везти мне запчасти в такую даль? Ради чего? Ради старого занудного робота?

- Вы могли бы сами полететь и поискать запчасти на барахолках. Необязательно новые. У космических торговцев можно найти всё что угодно…

- Как полететь? На планете нет ни одного звездолёта.

Таня вертела в руках браслет. Он был сделан из тонкого очень прочного метала с прикрепленными маленькими якорями, рыбками и звездами.

- Не хотите примерить? – спросил робот-старик.

- Не знаю… - уклончиво ответила Таня. – Может потом?

- Пожалуйста, наденьте его, я буду счастлив. Он вам понравится.

Таня надела браслет на левое запястье. Как раз в пору. Не жмет и не спадает. Действительно, очень красиво смотрится, камешки в глазах рыб переливаются в свете заходящего солнца.

В доме робот-старик разжёг камин и сварил какао в маленькой кастрюле. Про себя Таня отметила, что несмотря на образ жизни отшельника, Арх поддерживал чистоту и порядок, более того он стремился к красоте: бордовые занавески приятно сочетались с ковром на полу, над камином висели оленьи рога и стояли статуэтки разных размеров. Большие и маленькие человечки с лопатами, граблями, человечки с лейками, сапками, арбузами и дынями…

- Это награды моего почившего хозяина… я правильно употребляю слово «почивший»? Давно ни с кем не разговаривал и язык начал стираться из памяти…

- Наверное, правильно, - ответила Таня. Она сидела в уютном кресле и вытянула ноги к огню. В камине плясали языки пламени, откидывая длинные тени на стены, напоминающие шевеление высокой травы на ветру. Она ощутила незначительное покалывание от браслета на запястье, точно маленькие иголочки китайского знахаря впивались в её кожу. Воспользовавшись моментом, когда робот-старик отвернулся, чтоб перелить какао в чашки, она попыталась снять браслет, но не смогла нащупать маленький замочек. Теперь она совсем не могла рассмотреть лицо робота-старика – соломенная шляпа покрыла его мраком. Он хоть когда-нибудь её снимает? Арх сел возле неё. Странно, как человек, вдруг оказавшись на незнакомой планете неизвестно с кем, может вдруг ощутить спокойствие и умиротворение. Таня прониклась жалостью и грустью к роботу-старику. Допотопный механизм без души закинутый волей случая на Поко, сидел рядом с ней и отпивал маленькими глоточками какао, громко чмокая старческими губами.

- Расскажите мне свои истории, - попросил Арх.

- Что вы хотите услышать?

- Я хочу услышать всё, что придет вам в голову. От начала до конца. До самого момента приземления капсулы на Поко. Что с вами случилось…

- Зачем вам это?

- Я хочу понять, почему судьба свела нас вместе.

Наклонившись к Тане, робот-старик поцеловал её в разгоряченную от жара огня щёку. Таня хотела было отодвинуться от него, но браслет завибрировал и впился сильнее в её кожу.

- Ах… - выдохнула она от боли.

- Рассказывайте, вам станет легче, - посоветовал Арх.

И Таня начала рассказывать про себя и про людей, с которыми ей довелось встретиться: она рассказала роботу об отце – угрюмом боксёре, погибшем на ринге, про мать, которая сбежала после смерти отца с другим мужчиной, про школу на Нептуне, про художественное училище и свою ничем не примечательную работу в аптеке. Она рассказала роботу-старику, о том, как познакомилась со своим мужем – молодым крепким парнем на берегу реки: они с подружками играли в бадминтон и она, оступившись, сломала лодыжку, а он – красивый голубоглазый юноша с волосами цвета смолы, предложил помощь и отвез её в больницу, после ухаживал за ней и они стали встречаться…

Когда Таня рассказывала, браслет приятно щекотал её руку. Щекотка, словно десятки пушистых гусениц поднимались от браслета по руке, ласкали невидимыми ножками её грудь и останавливались у подбородка. Таня рассказывала так долго, что в горле пересохло, а уставший язык не хотел больше двигаться. Она не могла остановиться. За закрытыми шторами, то вспыхивал, то гаснул свет. Треск в камине заворожил её и добрый робот-старик, такой внимательный, такой ласковый, слушал с большим интересом, не перебивал, когда надо улыбался, когда надо делал грустную гримасу. Его соломенная шляпа излучала призрачное красное сияние. Таня попыталась сглотнуть слюну, чтоб освежить пересохшее горло и закашлялась.

Взяв Таню за руку, Арх наклонился к ней и вытянул дряблые губы в трубочку, она, поддаваясь велению пушистых гусениц, прильнула к нему и поцеловала. Протолкнув свой железный ржавый язык ей в рот, робот-старик немного привстал и начал гладить её плечи, колени… она почувствовала будоражащее тепло внизу живота, будто маленькая птичка попала в вентиляционную шахту и пыталась выбраться. Робот-старик взял её на руки и отнёс наверх. Ей удалось разглядеть лицо робота: оказывается, он похож на погибшего мужа, только совсем молодого, у робота тоже глаза цвета морской волны и маленький ровный нос, и алая тоненькая змейка губ. Он был красивей её мужа: морщины разгладились, щёки порозовели, изо рта пахло ромашкой и мятой. Её бабушка говорила, что это запах влюбленных.

Ночью Таня проснулась от того, что её душат. Железные холодные пальцы робота сжимались всё сильнее и сильнее вокруг горла. Голый робот в соломенной шляпе зажал ногами её туловище и не давал пошевелиться. Из его пасти воняло соляркой, а грудь была покрыта ржавчиной. Он прижал обе её руки к кровати и не отпускал их.

- Ты воровала мою кукурузу, шлюха? – спросил Арх. – Ты рвала мою кукурузу?!

Таня попыталась ответить ему, но из горла вырвался только невнятный стон. Она задыхалась. Соломенная шляпа робота горела красным светом, будто под ней прятался ночник. Из его рта вытекла нить горячего машинного масла на её сосок и медленно стекла вниз по груди к животу. Изо всех сил она сжимала ноги, не давая роботу проникнуть внутрь, но бархатные пушистые гусеницы так приятно бегали по бедрам и щекотали их, что ноги невольно разжались.

- Ты воровка, - сказал робот. – Обрывала чужую кукурузу. Какое ты имеешь право рвать кукурузу, если она не твоя?! Ты зашла на частные владения, я должен был пристрелить тебя и я пристрелю тебя, но сначала буду делать с тобой всё что захочу, сука вонючая.

Отпустив горло, робот продолжал монотонно двигать ржавым задом – взад-вперед, взад вперед, раскачивая кровать. Скрипели пружины, где-то в ночи ухала сова, внутри робота тихо пикали датчики, точно переговаривались о чем-то друг с другом.

- Я сторож Ф263, - сообщил робот. – Это охраняемые территории. Вы незаконно проникли на кукурузное поле, я обязан задержать вас и допросить…

По всему телу Тани ползали гусеницы и навивали ей приятные воспоминания о теплых деньках на Нептуне, о первой проведенной ночи с мужем в новой тесной квартире, о высоких орехах, что росли возле дома, о внезапном весеннем ливне…

В её голове заиграла чудесная убаюкивающая мелодия и она отвернула голову в сторону. Робот схватил её за волосы, повернул к себе и поцеловал в губы.

Проснувшись утром, Таня обнаружила, что на ней надето темно-зеленое платье с короткими рукавами и крупные зеленые бусы, спускающиеся ниже груди. Руки её были покрыты бледно-жёлтыми синяками, колени на ногах саднили, а во рту чувствовался неприятный кислый привкус. Она попыталась встать с кровати и упала на пол от головокружения. На полу и под кроватью – стерильная чистота… не считая маленьких вязких капелек. Она дотронулась до одной из капелек и поднесла к носу – жидкость воняла бензином и сырой рыбой. Бесшумно спустившись вниз, Таня наткнулась на старика-робота. Тот стоял, как ни в чём ни бывало в своей соломенной шляпе, в синем комбинезоне, из нагрудного кармана которого торчала пара серых перчаток, наподобие тех, что её муж использовал для работы в саду.

Арх прихлебывал кофе и глупо улыбался. Когда он увидел Таню, его мутные глаза засияли.

- Доброе утро! – бодро сказал робот-старик. – Ночью вам снились кошмары, много кошмаров, вы так кричали, я едва удержался, чтоб не зайти и не разбудить вас… Мне хоть и сны не снятся, но я знаю, что такое кошмары. Люди говорили мне: часто кошмары случаются от съеденных орехов на ночь или ночлега на новом месте. Хотите кофе?

Не дожидаясь ответа, Арх пошёл к плите делать кофе. На столешнице возле коробки со специями, солонок и перечниц небрежно лежало ружьё, ствол был направлен на Таню. Она посмотрела на открытую входную дверь. Там благоухал и просыпался зеленый сад, летали шмели и бабочки, в ясном, почти безоблачном небе порхали птицы. Таня прикинула, успеет ли она сбежать через дверь. Нет, не успеет. Левое колено выстреливало зарядом боли до самой подмышки, стоило только пошевелить ногой.

- Вы соглашаетесь… ой… или как правильно сказать… я переодел вас в платье? - спросил робот. – По-моему, это очень красивое платье.

- Чьё это платье? – спросила Таня.

- Ваше, - ответил робот и протянул ей кружку.

Таня взяла кружку и приложила к краешку губы, сделав вид, что отпила. Может вылить ему кофе в лицо? Что с ним будет? Он ослепнет?

- А до этого, чьё оно было? – спросила Таня.

- Ничьё, я увидел платье в городе, в витрине магазина женской одежды и купил. Наивный дурак. Подумал, вдруг у меня когда-нибудь будет жена, вдруг повезет и я наряжу её в красивое платье, и она будет гулять вместе со мной по парку в центре города, а люди будут смотреть на нас и говорить: какое красивое платье, какая красивая пара. Я думал, местные жители забудут о том, что я робот и полюбят меня. Если не полюбят, то по крайней мере будут воспринимать, как человека. Человек… всю жизнь я хотел быть человеком и не стесняюсь этого. Чувствовать вкус жареного цыпленка, прохладу ключевой воды, каково это? Держать на руках собственного ребенка? Твое творение, часть тебя…

Таня решила не ставить Арха в известность, что современные роботам всё это под силу. И размножаться, как с людьми, так и между собой.

Внезапно под соломенной шляпой загорелся красный свет и потолок над роботом стал бордовым.

- Местные девушки, знаете ли, с предрассудками, они думают, что роботы – это предметы, как стиральные машинки… думают, я - калькулятор, вот что они обо мне думают! Пообещай мне одну вещь, Таня…

- Какую? – Таня по чуть-чуть приближалась ко входной двери, как бы между прочим, а Арх в свою очередь, так же между прочим, не глядя, щупал правой рукой ружьё.

- Пообещай честно ответить на вопрос… для меня это важно… будь честна со мной.

- Я обещаю, - ответила Таня. Она передумала бежать через дверь. Это бессмысленно, робот может пристрелить её в два счета.

- Скажи, ты воровала кукурузу?

- Нет.

Арх с силой хлопнул тяжелой железной рукой по столу. Задребезжала посуда, мизинец робота отлетел, упал на пол и покатился. Таня вздрогнула и прижалась к стене.

- Еще раз повторяю… ты воровала кукурузу?!

- Нет, клянусь, я не трогала кукурузу!

- Хорошо, - задумчиво ответил робот. – Тогда зачем ты приземлилась посреди поля?

- Я прилетела к тебе, - ответила Таня. – Я люблю тебя, Арх, я всю жизнь тебя искала…

Арх положил ей на печи тяжелые железные руки и прижал её голову к своей холодной груди. В груди с перебоями работал, барахлил старый мотор.

- Я так и знал, - сказал робот. – Я так и знал.

Взяв ружьё, он одним глотком допил кофе.

- Теперь мне нужно идти на работу. Надеюсь, когда я вернусь вечером, меня будет ждать горячий ужин, любимая.

И он ушёл.

Прихрамывая, Таня пошла через сад, по узкой тропинке и вышла к высокому деревянному амбару. На воротах амбара висел тяжелый замок. Она заглянула через щель внутрь и увидела звездолёт, покрытый пылью и обласканный солнечными лучами. За амбаром она нашла мопед и выехала на нём к дороге.

Она проехала кукурузные поля, пересекла железную дорогу, поросшую густой высокой травой и еще минут пять ехала через прохладный сосновый лес. За лесом вдалеке маячили крыши невысоких домиков и начинался город.

С тревогой она посмотрела на браслет, подаренный роботом. Нужно будет его снять при первой же возможности.

Обычный провинциальный город – парикмахерская, гастроном, четырехэтажные дома, кинотеатр, сухой фонтан и высокие деревья с толстыми голыми стволами. Немногочисленные люди выходили из магазинов и домов и смотрели на Таню. Она остановилась возле первого попавшегося гастронома, кинула мопед и, прихрамывая, зашла внутрь. На потолке медленно вращались лопасти допотопного вентилятора. Такие Таня только в старом кино видела.

За прилавком стоял продавец – лысый пузатый мужчина с седыми усами. Таня заметила на его запястье схожий браслет.

- Мне нужна помощь, - сказала Таня. – Меня похитил сумасшедший робот.

Продавец замер на месте и не шевелился. Он посмотрел на входную дверь. Таня обернулась. В магазин зашли четверо мужчин и окружили Таню.

- в подсобку её, - тихо сказал один из мужчин. Продавец подлез под прилавок и пошел к двери, на которой была табличка «Служебное помещение». Он достал ключ, отпер дверь и включил свет. Мужчины взяли Таню под руки и повели в подсобку. У всех мужчин на запястье позвякивали одинаковые блестящие браслеты. Продавец закрыл дверь подсобки и указал Тане на табурет возле стеллажа, где покоились консервные банки разных размеров с выцветшими этикетками.

- Это ловушка, - запаниковал самый молодой паренек. – Нужно выпустить её, он нас проверяет… Давайте, выпустим её!

Паренек схватил Таню за руку и потащил к двери.

- Успокойся, - сказал продавец. – А ты сядь и не рыпайся.

- Меня похитили, это робот-охранник. Он сошёл с ума.

- Как ты здесь оказалась? – спросил продавец и Таня рассказала им свою историю, начиная с гибели мужа и до конца.

- Чушь, - сказал паренек.

- Глупее брехни в жизни не слышал, - сказал продавец.

Остальные трое безмолвствовали. Они были напряжены и следили за каждым Таниным движением, будто ожидали, что она вот-вот накинется на них.

- Робота необходимо ликвидировать, - сказала Таня.

Мужчины переглянулись. Продавец почесал затылок.

- Ну, дайте телефон, позвоним в службу ликвидации, - попросила Таня.

- Нет никакой службы ликвидации, - ответил паренек. – И никогда не было.

- Мы сами заложники… - сказал продавец.

- Как это? – спросила Таня.

Мужчины показали ей свои браслеты.

- И у тебя такой же, - сказал продавец. – Он командует нами с помощью этих браслетов. Он заставляет делать нас самые гнусные вещи, мы подчиняемся ему…

- А если браслет снять? – спросила Таня.

- Если его снять, то человек умирает, - ответил продавец. Этот робот появился здесь двадцать лет назад. Его привез с собой фермер-землянин, на Земле процветает воровство, у нас же не воруют… никогда не воровали. Откуда землянину знать? Робот охранял кукурузные поля, каждый день при деле, никого не трогал, да и мы были не против робота. Привыкли к нему хоть и не пускали в свою жизнь. Когда хозяин умер, робот затосковал, но всё равно продолжал охранять поля и следил за домом. Мы и не лезли к нему, у нас свои дома есть, и полей нам тоже хватает. Потом случилось наводнение, река вышла из берегов… спустя месяц мальчишка, рыбачил на городской набережной и заметил жестянку. Мы выловили робота из реки. Даже жалко было, хоть он и не человек. Высушили его, привели в порядок. Он вернулся к работе на полях, охранял их от несуществующего врага, только с ним после наводнения что-то случилось… странным стал. Ходил по городу и толковал местным о любви. Жаловался, что он одинок и его никто не любит. Он приставал к нашим женщинам и мы осадили его. Запретили выходить за пределы владений покойного хозяина. Он пропал на год и мы о нем позабыли. Потом он пришел в город с мешком браслетов. Красивые штучки. Он сказал: в знак примирения я хочу подарить каждому жителю города по браслету, мол, сам их сделал, приставал ко всем с браслетами…. безобидно приставал… чудак, мало ли, взбрело в голову, нам не жалко… мы мерили браслеты и они нам понравились… от них появлялись приятные ощущения… мурашки по телу…

- Гусеницы? - предположила Таня.

- Да, возможно, гусеницы. Браслеты контролировали нас и мы не могли пойти против робота. Он заставлял наших женщин ходить к нему на ферму и насиловал их. Ежедневно. Мы ничего не могли сделать. Арх забрал наше оружие и при малейшей попытке сопротивления браслеты причиняли страшную боль, а самых сильных – убивали. Арх установил защитное поле вокруг фермы и пытавшихся проникнуть к нему разрывало на куски. Он сказал, чтобы мы жили прежней жизнью, как раньше. Маленький городок, добрые люди… он совсем обезумел и сказал: какой с меня охранник, когда на вашей планете нет воров. Затем он раз в неделю брал по одному мужчине и проводил через защитное поле. Он выпускал мужчин и открывал по ним огонь, они прятались в поле и так как не имелось другой еды – ели кукурузу, за что он их вылавливал и казнил. Это стало его любимой забавой.

- Удивительно, как ты прошла через поле… - сказал один из молчавших мужчин. – Как он тебя отпустил?

- Я не видела никакого поля, - ответила Таня. – Я просто выехала.

- Значит, он тебе доверяет и отключил поле.

- Судя по всему, он влюбился в тебя, - сказал продавец. – ты должна вернуться и убить Арха. Ты единственная, кто может пройти сквозь поле.

Они вышли из гастронома и сели в припаркованный красный пикап «Фольксваген». продавец сел за руль, Таня - на переднее сидение, а четверо мужчин отстегнули брезент и залезли в кузов.

- У нас совсем нет оружия, - сказал продавец. – вот, держи хотя бы этот нож.

Он достал из-под водительского сиденья нож в кожаном чехле. Его рукоять был сделана из копыта косули. Таня сняла чехол – острый нож с кровостоком. Солнце блестело на его стальном кончике. Проехав лес, продавец внезапно ударил по тормозам. Мужчины в кузове едва не вылетели вперед.

- Дальше мы ехать не можем, - сказал продавец. Здесь граница. Силовое поле.

Они вышли из машины. Таня подозрительно посмотрела на горожан.

- Я не вижу никакого силового поля, - сказала она.

- Но оно есть. Стань возле вон того столба и вытяни руку вперед.

Таня отошла на десять шагов от машины к столбу и вытянула руку.

- Ты касаешься поля, - сказал продавец.

- Ты что-нибудь чувствуешь? – спросил паренек.

- Нет, - ответила Таня.

- Арх отключил его для тебя. Иди же пока он не вернулся с полей. Как только мы увидим, что поле отключилось, мы приедем к тебе.

- Возьми машину, - предложил водитель.

- Нет, - ответила Таня. – Лучше не шуметь. Я пойду пешком.

И она пошла. Свернула наугад в поле. Густые стебли кукурузы касались её тела, солнце жгуче пекло, она принюхалась и почувствовала запах солярки. Таня пошла на запах и увидела маленькую полянку. Посреди полянки стоял к ней спиной высокий согбенный Арх в широкополой соломенной шляпе с ружьём на плече. Арх повернулся и прицелился в неё. Таня спрятала нож за спиной.

- Что ты здесь делаешь? – спросил Арх и подозрительно прищурил глаза.

- Я волновалась, - сказала Таня и медленно подошла к нему.

- Почему? – Арх опустил ружьё.

- Солнце так печет, а ты совсем без воды…

- Ты принесла мне попить? – спросил Арх.

- Да, - ответила Таня.

- И где же вода?

- Я держу её за спиной. Закрой глаза, любимый, и открой рот. Я напою тебя.

Робот повиновался. Закрыл глаза и вытянул дряблые губы трубочкой.

Таня резким движением сорвала с него шляпу. Робот вскрикнул, а лицо выглядело так, точно робота только что обезглавили. На голове робота под шляпой сидела красная светящаяся медуза. Таня раньше никогда не видела таких медуз: со злыми глазами и ртом полным острых зубов. Медуза вцепилась сильнее в голову робота и зашипела. Арх беспомощно замахал руками и скривился от боли. Он выронил ружьё и качнулся в сторону Тани и в этот момент она вонзила нож в медузу. Та зашипела и задымилась. Красная жижа стекла по телу робота, обжигая железный корпус, на сухую потрескавшуюся землю и перестала светиться. Мертвая медуза превратилась в лужицу, а затем стала едва заметным пятном, которое начало быстро высыхать. Только зубы и остались. Кривые жёлтые клыки.

Рассеянный Арх выпрямился и непонимающе посмотрел на Таню. Из его головы торчала рукоять ножа – копыто косули.

- Где мой хозяин? – спросил Арх.

- Сторож Ф263, - сказала повелительным тоном Таня. – Теперь я твоя хозяйка, тебе ясно?

- Слушаюсь, госпожа, - ответил Арх.

- Сядь на землю, - скомандовала Таня и он повиновался. Взяв ружьё Таня выстрелила в воздух и через пару минут на поляну заехал пикап. Мужчины вышли из машины и медленно, с опаской подошли к роботу. Продавец посмотрел на копыто косули, торчащее из головы Арха и присвистнул.

- Ловко же вы его, - сказал он.

- Робот не виноват, - ответила Таня.

Паренек подобрал ружьё и замахнулся на робота.

- Дайте, я ему башку снесу! - заорал он.

Таня стала между пареньком и роботом.

- Нет, робот здесь ни при чём. У него на голове была медуза. Я таких медуз никогда и не видела…

- Красная, с клыками и глазами? – спросил продавец.

- Да, - ответила Таня и пихнула клыки, валявшиеся на земле в их сторону. Продавец поднял клык и повертел его в руке.

- Мы думали они давно вымерли, - сказал паренек.

- Что это за медузы? – спросила Таня.

- Они водились в нашей реке и нападали на людей. Прыгали прямо на голову и человек сходил с ума… такого человека не лечили, его усыпляли…

- Арх, - позвала робота Таня.

- Да, госпожа.

- Встань.

Робот осторожно встал и струсил пыль с комбинезона.

- Видишь этого человека? – Таня указала на продавца.

- Да, госпожа.

- Теперь это твой хозяин. Слушайся и повинуйся ему.

- Хозяин, - сказал старый робот продавцу и склонил голову.

Таня повернулась и пошла вглубь зарослей кукурузы. Мужчины вопросительно смотрели ей вслед.

- Вы куда? – спросил продавец.

- Я устала. В амбаре есть звездолет и я собираюсь домой на Нептун… кто-нибудь хочет составить мне компанию?

Мужчины хранили молчание. Продавец сорвал браслет, кинул его под ноги Арху и сплюнул.

11.03.2013
Читать комментарии (3)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Вражек
2013-03-13 10:44:39
Таня/Лена - та так задумано?
багато нюансів сподобалось
Вражек
2013-03-13 11:03:07
якщо ж говорити про низькосортність
то думаю це перш за все стосується сюжетних поворотів
але я так розумію це все свідоме загравання
не можу сказати що воно мені не імпонує
але саме тому варто бути вдвічі пильним
Андрій Момут
2013-03-13 18:42:08
хороший сюжет для хорошого мультфільму

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев