Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Уёбок 2

(дневник антигероя)

история подвязана к рассказу http://publikator.org.ua/texts/show/9380/

В его квартире было сильно натоплено и пахло какой-то похлёбкой для

людоедов. Он не ругался матом при матушке. Поэтому разговор в прихожей

давался ему крайне тяжело. Его матушка возится на кухне с посудой и

плитой. Батя играет в компьютерные игры у себя в комнате.

- Пошли-пошли, - говорит мне и выталкивает на лестничную клетку.

Я не знаю, что случилось. Таким нервным я его еще не видел.

Матушка с кухни говорит:

- Садитесь, поешьте...

Он раздраженно отвечает:

- Потом, мам, нам некогда...

- Чем это вы таким важным занимаетесь?

Звон посуды. Вода из крана.

- Мы на футбол идём, - говорит.

Какой нахуй футбол. Не понимаю как он так живёт. Лазит по улицам с

наркотой, пиздится в жлобских клубах, домой приходит - шёлковый, ни

матерного слова тебе. Матриархат ебучий у него в доме.

Мы спускаемся по лестничной клетке. Он в тяжёлых ботинках. Я в обычных

кроссовках. Уже зима - решил экономить деньги. Работать нихуя не хочу.

Рассчитываю протянуть на том, что осталось. А потом - сдохну или на работу

пойду. Хотя лучше всего лечь и во сне откинуться. Или проснуться кем-то

другим. Школьником, например. Поварихой. Архитектором. Кем угодно,

только не собой. Профессии меня очень беспокоят. Электрики, директора,

монтажники, менеджеры - хуй его знает как я раньше полный рабочий

день работал?

- Что случилось? - спрашиваю у него. Мы на улице. Блестит колючий

снег. в ноги холодно. В голову холодно. Он меня начал заёбывать. Морозится,

нервничает, злится. Обижен на что-то. Говорить не хочет. Пиздоватый

какой-то.

Идём с ним до "форы". Стали в свете "форы". Опять закурили. У него

руки трясутся. Разговаривать не хочет. Смотрит себе под ноги.

- Короче, ты меня уже заебал... - говорю ему, бросаю сигарету и ухожу.

- Стой... - говорит. - Ленку изнасиловали...

И сразу по щекам у него слёзы потекли. Теперь я понял, почему он говорить

не хотел. Слова доконали его. Плотина прорвалась. Он совсем расклеился.

Отошёл от входа в "фору" в тень ларька. Трёт щеки, сигарета из трясущихся

пальцев выпала. Он её поднимает. Она опять падает. Он достаёт пачку.

Пачка выпадает. Я не хочу больше иметь с ним дела. Слабохарактерный

долбоёб, блядь. Ленка - это его младшая сестра. Страшная, что пиздец.

Жирная, что пиздец. На лице - родинки уёбищные. Назойливая, слащавая,

работает в гимназии учительницей английского языка.

- Успокойся, - говорю ему...

- Ленку... - говорит он.

- Когда?

Вчера вечером...

- Кто?

- Кто-кто...

Откуда я знаю... хуйло какое-то... я ему руки сука сломаю... я ему блядь.

Мы идём в гаражи за машиной. У него дэо ланос синий. Я хотел себе такой

взять, но проебал. Жизнь не удалась? Нихуя. Я сам всё порчу... Мог купить

машину и грачевал бы сейчас. Мы идём в гаражи. Темень. Снег. Кроссовки

у меня скользкие. Я подскользнулся и ёбнулся на сраку. Заодно и локоть ебанул.

Локоть ныть стал. Рука занемела. Он как- будто и не заметил. Дальше

идёт, плачет себе тихонько.

- Да не ссы ты, - говорю ему и руку на ходу разрабатываю.

Открыл гараж, машину прогревает. Делать мне нехуй сейчас куда-то ехать,

сидел бы дома, пил пиво, сауз парк бы смотрел. Письма бы отправлял

тупорылым красивым бабам с большими сиськами.

- Только ты с ней будешь разговаривать... она не хочет со мной говорить...

говорит, что ничего не нужно... нужно отхуярить пидараса...

- Да-да, - говорю. Видно, здорово я локоть ёбнул. Рукой пошевелить не

могу. Адская боль бьёт до плеча.

Подъехали под дом Ленки. Собаки во дворе гавкают. Я захожу в подъезд

и звоню в дверь.

открывает эта жирная кляча. Вся в соплях. Халат замызганный. Жалкое зрелище.

Молча впустила меня. От неё потом бздит. Волосы грязные.

- Тебя Алёша послал? - спрашивает.

- Да, - говорю.

- Он с тобой.

- Нет...

- Что вы хотите сделать... я же ему сказала, что уже всё нормально...

скажи ему, что я нормально...

- Слышишь, скажи где он живёт и всё...

- Вы будете бить его?

Вот же ж тупая жирная гавножуйка.

- Нет, - отвечаю. - мы просто поговорим с ним.

- Не бейте его, пожалуйста. Алёша и так в милиции часто...

Не надо.

- Ладно, скажи где он живёт и всё...

- Только Алёше не говори...

- Хорошо.

И как он на неё залез. Только животное может изнасиловать эту несчастную

жирную тварь. Может он собака? Или дикий кабан?

Она рассказала где живёт горе-насильник. Рука у меня к тому же еще и опухла.

Разогнуть не могу. Может сломал?

Живёт кабан в трущёбе на Станкозаводской. Второй этаж. Дверь с лева. Я давным-

давно был в той трущобе. Я туда приходил к однокласснику Катеренчуку. Мы играли

у него на "сеге" в червячка Джима и мортал комбат. Как-то все зимние каникулы

проебловали на сеге. С утра до ночи. У него в холодильнике всегда была докторская

колбаса с правильным гостом и кефирчик. В десятом классе дело было. Эх где

ты светлое детство, где где в пизде... Потом после школы Катеренчук бухать начал,

дул травку, потом амфетамины и скололся. Его загребли три года назад на пятак.

Он пытался ограбить ломбард и там старику по башке хорошо навалял.

Говорят, его видели недавно возле метро - беззубый, худой, прожжённый, может не он?

может его раньше выпустили? еще не хватало, чтоб это он жирную тварь нахлобучил...

Не хочется иметь дело с тюремщиком и нариком... вряд ли он вспомнит наше с ним

детство... Червяка Джима, Рэстлманию и всё такое... Детство, детство ты куда летишь?

Фу, блядь.

Подъехали к трущобе. время 23:30.

- Слушай, может ты сам пойдёшь... Я упал и руку кажется сломал...

- Пиздец... - он разозлился. Это хуйло еще и разозлилось?! Поднял меня с дивана

вечером, рыдал под ларьком. Повёз меня к своей недоношенной. А тут - тыць-пиздыць

- разозлился!

- Когда ты меня просил, я с тобой всегда ходил, - аргумент обиженной тёлки, блядь.

- Ну хорошо-хорошо, - говорю. - Заебал уже...

Следующий раз вообще трубку брать не буду. Не взял бы трубку, сидел бы сейчас дома

в тепле и безделье. Сходил бы потихоньку с ума. Из-за своих блядь экзистенциальных

проблем, а не из-за чужих... Экзистенциализм ёбаный.

Он открыл багажник. Взял биту.

- На! - говорит.

- У меня, блядь рука одна не работает. Ты что тупой, блядь?! - теперь я начал выходить из

себя.

Он отвернулся. Опять обиделся. Обиженка, сука. На обиженных воду возят. Верблюд

ёбаный. Подходим к подъезду. На двери код. Стоим под подъездом. Ждём пока кто-то

выйдет или зайдёт.

Ждём. Молчим. Холодно. Рука ноет. Я думаю о своём: как нажрался на днях на стройке

до белки и проблевался. Ничего не помню. Жизнь бессмысленна. Моя жизнь без смысла.

Есть люди, которые умеют абстрагироваться от хуйни, которая с ними произошла или

происходит. Я так не умею. Выходит мне не похуй? Выходит я виноват. Наконец, дверь

открывается.

- Спрячь биту, блядь.

Из двери вываливается пьяная баба. За ней мужик.

Мужик ей кричит.

- Эй пидарша, курица!

Баба оборачивается.

Мужик ей из подъезда:

- Тебе, блядь, гулять хочется?!

Она:

- Да!

Он:

- Шо да - манда, блядь!

Он выходит. Пьяный в гавно. Катеренчук. Высокий худой. Смотрит на нас. Меня не узнал.

- Хули вы тут трётесь, мудачьё?

Смотрит на нас. Глаза дикие. Подошёл к нему. Он замахнулся битой и пизданул его со всего

размаху по еблектору. Я даже увидел как кровь струйкой прыснула по снегу на крыльце.

Катеренчук упал мордой в землю и вокруг головы начала расцветать кровавая кувшинка.

Я осматриваю двор: баба уже куда-то сьебнула. Во дворе никого. Только снег. Только холод.

Он взял Катеренчука и затащил в подъезд по лестницу. Кинул его там.

- Вот пиздец, блядь, - говорю. Сам думаю: еще больше пиздец будет если Катеренчук меня

узнал и вспомнит об этом.

Поднимаемся на этаж. Он - боевой петух - выставил биту вперёд. Герой, блядь. идём налево -

заходим в дверь. Там длинный тёмный коридор и приглушённые интершумы: телевизор, возня

на кухне, детский смех, шаги.

- Какая дверь? - он спрашивает. Я подхожу к третьей двери справа и стучу. Никто не открывает.

Еще раз стучу. На самом деле я не помню, какая там дверь. Выбрал наугад. Забыл, что эта

пизда жирная тявкала. Просто, так рука ноет, что хочется поскорей сьебаться из этой истории

домой. В тепло. Ночь холодна.

Открывает мужик лет пятидесяти с усами в олимпийке.

Он сходу тыкает битой мужику в усы. Мужик падает на жопу и держится за рот. Через пальцы

у него начинает сочиться кровь. Он выплёвывает зубы и испуганно смотрит на нас. Я подошёл

к нему и ёбнул здоровой рукой по чайнику. Ёбнул разок по лбу. В висок. Только, чтоб он был

доволен и не рассказывал другим: типа, взял его, а он зассал...

Мужик лёг на спину. Кровью истекает. Он закрыл двери и начал бить мужика своими тяжёлыми кирзяками по башке. По рёбрам. По хозяйству. Я осматриваю комнату. Даже спиздить нечего:

рубашечка аккуратно на стульчик повешена, кровать, тумбочка, гантели, маленький телевизор

на табуретке. Футбольная трансляция. На стенке диплом висит, там написано:

Диплом всеукраинского конкурса молодых писателей "Активация Слова", авторы до 45

лет, Василий Власов 1 премия за роман "Ночь холодна".

Что это за молодые писатели до 45 лет? в Этом возрасте уже сушить ласты надо...

Короче, я его еле оттащил. Мужик уже признаков жизни не подаёт. Бедный писатель, блядь.

А что если я угадал с дверью и это он Ленку отьеб? Хотя вряд ли... В коридоре много дверей.

Я и на счёт этажа засомневался. А он хуячит его и плачет. Хуячит и приговаривает:

-Будешь знать блядь, будешь знать, падло, гнида, сука!

и еще много слов нелицеприятных ему наговорил. Лица мужика не видно - кровавое месиво.

Нос на боку. Зубы на полу.

Я порылся в тумбочке. Там в одну из шмоток завернут конверт. Написано от руки: Активация

Слова, Василий Власов - 1 премия. По пятьсот гривен. Шесть штук. Я сунул конверт в куртку.

Так и работать не надо, думаю. Повезло. Куплю завтра что-то пожрать вкусненькое.

- Пошли, - говорю. - Идём.

- Щас... щас... - никак успокоиться не может. Расстегнул ширинку и ссыт на мужика. Дебил.

Нассал ему на еблину.

- Успокоился?

Мы выходим в коридор. Закрываем тихонько дверь. Интершум без изменений - жители мышеловки занимаются своими безнадёжными сырными делами. В конце коридора появляется Катеренчук.

Он еле стоит. В его руке какой-то предмет. он подымает руку и на весь коридор, будто ужасный раскат грома в преисподней, раздаётся выстрел. Мышиный интершум замолкает. В ушах у меня страшный гул. И металлический звук. не знаю как это металлический звук. Но другого слова подобрать не могу. Будто вам в уши кто-то засунул кусок метала и ударил по нему разок так, что эхо в мозги ушло. После выстрела прошло секунды три. А вроде часа четыре. Справа от меня он рухнул на колени. Из рук выпала бита. Он взялся за живот обеими руками. Времени раздумывать совсем нет. Я кинулся бежать к выходу. Прямо на Катеренчука. Он выстрелил еще раз - я зажмурил глаза. Промазал. Навалившись на него корпусом, я сбил его с ног и помчал вниз по лестничной клетке.

Выбежал во двор и бежал без оглядки квартала два. Потом подскользнулся и упал на сраку.

Посмотрел назад - никого. Возможно мне повезло. Лучше бы он пристрелил его насмерть и не

узнал меня. На этот раз я уебался вторым локтём. Тоже не слабо. Поднялся и пошёл дальше.

Шёл часа пол, наверное, дворами. Возле дома я зашёл в "фуршет" 24 часа. Народу почти нет.

Тишина. Сухо тепло. Длинные ряды манящей жрачки и выпивки. Пельмени. Консервы.

Хлебобулочные изделия. Я взял тележку и пошёл себе. Сонный охранник посмотрел на меня.

Я прошёлся по рядам. Взял пачку пельменей. Шесть бутылок черниговского светлого, коробку

заварных пирожных, докторскую колбасу, двухлитровую колу и плавленных сырков.

На кассе я проверил какая рука болит меньше. Левая болит меньше - я аккуратно достал

свеженькую пятисотку из конверта и протянул её тёте-кассирше.

- Парламент аква блу, пожалуйста, три пачки...

- А у вас мелких нет? - спросила она.

Дома я сварил пельмени. Мне на мобильник пятнадцать раз наяривала жирная тварь. Десять

раз звонил Юра и еще каких-то четыре незнакомых номера. Я поставил на вибро и до

самого утра - ел, пил пиво на своё уютном диванчике в тепле. Пару раз дунул. Включил

комедию.

Там пацан остался один дома, ну я думаю вы все знаете этот фильм.

09.11.2011
Читать комментарии (6)
Рейтинг Оценили
0

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Вражек
2011-11-10 11:33:15
я здається зрозумів, що мене іноді бентежить в твоїх текстах.
через гонитву за правдоподібністю і битовушністю (якщо можна так сказати), текст небезпечно наближується до жантової, навіть серіальної манери. з кожним разом все ближче. не знаю, може так і задумано. поки ще вистачає дотепних моментів, але тенденція яскраво простежується.
матковский
2011-11-10 11:58:54
Нужна свежая кровь. Новые персонажи и обстоятельства. Атмосфера наконец. Ничего этого пока нет.
матковский
2011-11-10 18:42:49
ааа вот я еще могу оправдаться - мне нравится читать и писать про бытовуху, чувствую, что моё. Лучше же писать про то, что тебе интересно и нравится?
Андрій Момут
2011-11-10 13:04:17
Перша частина мені більше сподобалась. Далі й справді йде наближеність до серіальності чи коміксів.
матковский
2011-11-10 18:44:39
Комиксы - это же круто! Лучше чем книги, музыка и кино.
Андрій Момут
2011-11-10 19:00:13
головне, ринкова ніша вільна.

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев