Редакция  Правила сайта Авторы  Проза  Поэзия  Критика  Другое Форум ТОП Комментарии Кандидаты Бездна Гостевая
матковский
Смотреть инфо »
Проза
Поэзия
Другое Критика Бездна

Мёртвые не спят

Повесть. Начало.

1

Тётя говорит:

- Пойди на кухню и поставь чайник. К нам в гости придёт баба Люба.

Тётя говорит:

- Я же тебе приказала не гулять с этим Красильниковым. Его отец - безработный алкаш. И Красильников станет безработным алкашом. Ты тоже хочешь стать безработным алкашом?

Я стою в тёмном коридоре и смотрю на зелёную дорожку. В доме очень жарко. На улице очень холодно.

Начало декабря.

Тётя говорит:

- Я спрашиваю, ты тоже хочешь стать безработным алкашом когда вырастешь, как отец Красильникова и Кра...

- Нет, тётя, я просто хотел покататься на санках.

- Просто... просто! Что у тебя за слово такое дурное?! Всё должно быть просто?!

Моя тётя - огромная женщина с кабаньим лицом. Она работает на консервном заводе им. Ткаченко по ночам, а днём - торгует в мясном ряду на базаре. Тётя не любит спать. Я никогда не видел, чтоб она спала. Никогда. Тётя говорит:

- Спят только дураки такие как ты, а умные лучше книжку почитают.

Я вынимаю стельки из больших чёрных ботинок и кладу их на батарею в коридоре. Ботинки промокли, похожи на двух щенков с мокрой шерстью. И пахнут также. Сами ботинки я кладу под батарею, чтоб подошва не потрескалась.

Тётя говорит:

- Опять все ноги промочил! Дай потрогаю...

Она подходит ко мне, наклоняется и щупает большими горячими ладонями носки. Носки мокрые. На дорожке от моих ног уже две лужицы.

- Это всё из-за Красильникова, - говорит тётя. - Вот заболеешь и кто тебя лечить будет, отец

Красильникова? Безработный алкаш? Я скажу кто тебя будет лечить - никто!

Она уходит к себе в комнату. Тяжёлая походка. Как бочка. Переваливается с ноги на ногу. Закрывает дверь. Включает свет. Без стука к тёте в комнату заходить запрещено. Вообще туда заходить нельзя. Только если тётя позовёт. Иногда по ночам, когда она не работает и ей скучно, тётя будит меня.

Трясёт за плечо и ласково говорит:

- Вставай, румынчик, вставай, гандонщик, я тебе книжку почитаю...

И я всегда встаю как бы крепко не спал. Люблю, когда у тёти хорошее настроение. Это бывает так редко. Мы идём к ней в комнату. Весь дом уже спит. Город спит. За окном ни одного светящегося окна. Только снег идёт. Всё заметает. Фонари не горят - в нашем государстве экономят электроэнергию.

Мы садимся в кресла в тётиной комнате. Она включает настольную лампу и начинает читать:

"Было тихое летнее утро. Солнце уже довольно высоко стояло на чистом небе; но поля еще блестели росой, из недавно проснувшихся долин веяло душистой свежестью..." Я засыпаю в кресле, а просыпаюсь утром у себя в кровати. Снег всё еще сыпет. Очень хорошо, что моя кровать находится напротив окна, я люблю лежать и смотреть в окно, как идёт снег, как пролетит редкая птица. Прислушиваюсь к тяжёлой одышке троллейбуса, к цоканью каблуков.

Тётя говорит:

- Знаешь почему ты засыпаешь в кресле, а просыпаешься в кровати?

- Ты меня относишь, тётя?

- Нет. Я специально читаю тебе книжку, потом поджидаю, когда ты заснёшь и иду звонить одному старикашке...

- Какому старикашке? - спрашиваю.

- Который тебя относит спать, болван!

Тётя громко смеётся. Изо рта у неё воняет. Не рот, а звериная пасть прямо: кривые острые зубы. Жёлтые.

- Я говорю старикашке: есть один спящий мальчик приходите и отнесите его в кроватку. Приходит старикашка. Знаешь, как он выглядит?

- Нет, тётя.

- Он такой страшный, что ему запрещено днём выходить на улицы, потому что у людей при его виде разрываются сердца. Он высокий, о да! Очень высокий! Три метра росту!

Тётя входит в кураж. Подскакивает и подымает руку. Показывает какой высокий ее старикашка. Мне кажется она могла бы быть хорошей актрисой или сочинять сказки...

- Он очень худой. Как палка. У него большой горбатый нос. Он носит чёрный цилиндр и палку. Этой палкой он бьёт по ночам непослушных людей и те просыпаются паралитиками. Как Витя со второго подъезда. Видел Витю?

- Да, тётя.

Витя - это местный слабоумный инвалид. Ему лет тридцать. Старенькая мать вывозит его каждый день на кресле во двор. Витя не говорит, а мычит. С ним разговаривать невозможно. Я стараюсь избегать его, пройти поздороваться - так он мычать начнёт. Не поздороваться - соседи скажут, что я некультурный.

- Витина мамаша украла наше оранжевое полотенце с верёвки. Я позвонила старикашке и он пришёл к ним ночью. Он взял свою палку и ударил Витю по спине. Витя проснулся паралитиком и дебильным...

Ты же не хочешь стать паралитиком и дебильным?

- Нет, тётя.

- Тогда не воруй вещи. Не воруй я тебе сказала... У того старикашки всё лицо в бородавках. Да!

Тётя подпрыгнула и начала махать руками и топать ногами. Весу в ней килограмм 130, не меньше.

- У него на лице растут грибы и маленькие детские пальчики. Он питается только маленькими детскими пальчиками с аккуратно постриженными ногтиками.

Я смотрю на свои пальцы - длинные ногти. Под ногтями грязь. Когда я долго не мою голову и скебу волосы ногтями, они становятся чёрными.

- Скажи спасибо, что я не стригу тебе ногти! - говорит она.

Я иду на кухню и ставлю чайник. У нас большой чайник. Тётя говорит, что это солдатский чайник. Из крепкого металла - серый. Пузатый с гордо поднятым носиком.

Через пол часа приходит баба Люба - сухонькая низкая старушка. Она добродушно улыбается мне. Стряхивает снег с сапог в подъезде.

Я даю ей веник. Тяжёлой походкой в коридор заходит тётя.

Тётя говорит:

- Иди оденься и сходи погуляй.

- Я замерз тётя, я не хочу больше гулять.

- Иди, я сказала!

Она заталкивает меня в комнату.

- Люба, замерзла? - говорит тётя добродушно. - Сейчас чайку крепкого выпьем, заходи, дорогая!

Дорогая... с чего это тётя такая добрая? Наверно, ей что-нибудь нужно от бабы Любы. Никогда

не слышал, чтоб она кого-то называла "дорогая". На самом деле баба Люба очень хорошая. Она раньше у нас в гимназии работала. библиотекарем. Все дети её любили. И книги вовремя отдавали. И сидело нас много народу в библиотеке. Потому что баба Люба знала очень интересные истории про писателей и поэтов. Жизненные истории, смешные и поучительные, а не хрестоматийные сухие факты. Удивительно, сейчас кому скажи - не поверят. На продлёнке, мы приходили вечером в гимназию и садились вокруг бабы Любы, чтоб слушать эти истории.

Я оделся. Потрогал стельки на батарее - она еще не высохли. Только стали горячими, а внутри - мокрые. На часах 11 вечера. Во дворе из наших уже никого нет. Я вышел из подъезда. Железная дверь на пружине за мной захлопнулась со страшной силой. Никого. Темень. Снег крупный валит. Без ветра.

Тишина.

Во дворе хорошую горку раскатали. Скользкая, гладкая, глаз радует.

Я пошёл к Красильникову. Бедный Красильников. Он еще хуже меня живёт. Со своим дедушкой. Его папаша пьянствует и только изредка показывается. Дедушка Красильникова очень набожный человек. Ходит в церковь, молитвы читает. Слепой старик. И некому Красильникову помочь. Вечно ему не везет. То в гимназии куртку украдут, то его пацаны какие-то побьют. То он в люк провалится, то ветрянкой заболеет.

В окне у Красильникова свет горит. На втором этаже. Я кидаю снежкой в окно. Высовывается голова Красильникова,

Он удивлён, что я так поздно пришёл. Он машет мне рукой - подымайся!

Я поднялся. Он открыл дверь. У них в квартире тоже очень жарко натоплено и пахнет лекарствами.

У них всегда пахнет лекарствами. Дедушка болеет.

Красильников в одних трусах. Худой. Ножки как палочки. Среднего роста, а на груди у него - горб. Что за болезнь такая - горб на груди? Тётя говорит, что это Красильников попытался украсть у неё прищепки, но потом передумал. Тётя позвонила мерзкому старикашке и сообщила всё как есть.

Мерзкий старикашка с грибами на лице пришёл ночью в квартиру Красильниковых и легонько прикоснулся палочкой к груди спящего Красильникова. На утро у него вырос горб. Вот так. Правда это или нет, точно не знаю. Эту историю я Красильникову не рассказывал.

Мы сели в большой комнате и начали смотреть телевизор. Боевик. Крепкий Орешек. Там Брюс Уиллис получает багаж в аэропорту.

Красильников говорит:

- Почему мне так не везет? Миша, мне всегда не везет... другим намного больше везет, а я что

не делаю везде всё не так. Сегодня пошёл дедушке купить в аптеку мукалтин, подскользнулся и упал.

Вот смотри.

Он показывает мне колено. Колено опухло.

- Теперь ходить больно.

Несчастье. Сидит в своих старых трусах и очках. Дужка синей изолентой перемотана. Где-то в другой комнате храпит дедушка. Громко храпит. Телевизора из-за него не слышно.

- А еще у меня в комнате потолок потёк, - Красильников говорит.

Мы пошли к нему в комнату. Старая железная кровать. Пружины железные, матрас потёртый и грязный.

Мятые вещи по углам валяются - носки, майки, рубашки. возле кровати тумбочка - на ней засохший цветок. Палочка из вазона торчит и земля в нём сухая. На стене - политическая карта мира.

Красильников говорит всем, что его отец моряк дальнего плаванья. Все смеются над ним и обзывают его папашу алкашом, лентяем, непутёвым. Только я верю Красильникову. Только я выслушиваю его новые трепетные истории, которые он прочитал в письмах отца. Письма отца написаны корявым детским почерком очень похожим на почерк Красильникова.

В гимназии мы сидим за одной партой. На самой задней парте. Нам говорят:

- Сидите тихо и не мешайте заниматься. Книжки читайте, трояки я вам и так поставлю.

На всех точных и неточных науках нам так говорят. Похоже, они не верят в нас. Они думают, что после гимназии мы получим аттестаты с трояками и исчезнем. Выйдем летом из корпуса для торжественных мероприятий и превратимся в мыльные пузыри. Пролетим два метра и лопнем. Станем одуванчиками.

- Сядьте на заднюю парту. Сидите там, вам же всё равно...

С потолка капает вода. Медленно ползёт по капле в сторону провода, на котором висит лампочка и капает в тазик. На потолке - тёмное пятно. Оно разрастается.

- Я стучал соседям. Они мне говорят: пацан, ты что-то перепутал у нас ничего не течет.

Красильников взял тазик и пошёл в ванную вылить воду.

- Пятно такое было утром, размером с книгу. Я со школы пришёл, а оно уже как подушка. Тогда я опять к соседям пошёл и в дверь стучу. Они недовольные открывают. Мужик и баба, лет по тридцать пять. Мужик мне говорит: пацан, тебе не надоело? Не ходи сюда, еще раз придёшь я тебя... плохо будет, короче. Я им говорю: извините пожалуйста, но у меня в комнате с потолка капает...

Мужик говорит: ну ты меня достал уже. Идём! Я зашёл к ним в квартиру. У них над моей комнатой - детская - ребеночек тихонько спит в кроватке. Сладко спит. На полу - ковёр и паркет. Чистенько, нигде воды нет. Я мужику говорю - извините, пойдёмте со мной, я вам покажу где капает.

Он мне: уходи, мне некогда. И всё. Вот так. Я больше к ним боюсь и стесняюсь идти. Не пойду.

Пускай капает. Эх, не везёт мне всегда.

2

Красильников оделся. У него был дырявый пуховик, коричневые ботинки, которые просили жрать и большая меховая шапка. За эту меховую шапку он много в школе получал. Шапка вдвое больше его головы. Как огромная спящая собака. Представьте как Красильников выглядит - худой, руки длинные тонкие - две безвольные ветки и шапка на голове, из под которой выглядывают очки со здоровенными линзами перемотанные синей изолентой. Пацаны из старших классов часто сбивали с него шапкку и играли ею в футбол.

Красильников говорит:

- Как-то ночью я спал. Меня разбудили. Это папаша вернулся из дальнего плаванья. С ним были два негра, американец и очень важный толстый капитан в белом костюме с усами. Папаша сказал мне:

- Сынок я дарю тебе эту шапку. Настоящая шапка из Аляски. Мне ее подарили алеуты в городе Уналашка. Мы привезли им на корабле красные дома из Канады. А они нам всем подарили по шапке. Это не простая шапка. Она защищает человека от любого мороза. Даже 100 градусов!

- А потом что? - спросил я. Мы вышли во двор. Светит луна. Небо - холодное безоблачное. Лунный свет мягко стелется на снег. Снег блестит. Ветра вообще нет. Во дворе никого. Тихо, спокойно.

Двор наш окружили четырёхэтажные дома-хрущовки. Посреди двора - раскатанная пацанами и девчонками за день горка, словно серебряная речка.

Красильников лёг животом на санки и помчал вниз с горки.

- Ууууххх! - крикнул он. Я прыгнул на горку на своих двух и тоже полетел вниз, балансируя и размахивая руками, чтоб не зашелестеть. В конце я попал ногой в маленькую ямку не удержался и завалился в снег.

Мы поднялись снова на горку и катались, катались. Еще и еще раз.

- Потом папаша уехал вместе с капитаном и неграми. Он сказал, что ему нужно срочно отплывать в Португалию. Если одеть эту шапку и выйти на мороз голым, то всё равно будет не холодно!

Мы катались пока не устали, а потом пошли обратно к Красильникову в квартиру. Развесили одежду, разложили варежки и ботинки. Сели на кухне. У них морозильник пельменями забит. Красильников набрал в казан воды и поставил её на огонь. Тепло дома, уютно, дедушка старый храпит где-то в комнатах. Я выглянул на улицу - там мужики взрослые с горки катаются. Рядом стоят женщины и смеются.

Пятно в комнате стало еще больше. Разрослось на весь потолок. Теперь капает в нескольких местах.

- Я в эту комнату вообще заходить не буду, - Красильников говорит.

Всю ночь я проспал у него на кухне. На маленьком узком диванчике. Никак не мог умоститься поудобней.

То так лягу, то так лягу - левую руку некуда деть. Мешает мне. Если под себя подложить - затекает быстро и немеет. У одного пацана из нашей гимназии палец ночью затек. Мизинец. Так на следующий день он вообще им пошевелить не мог. Он ходил к врачам два месяца и те ему палец разрабатывали, но он так и не шевелится.

Диван для одноруких одним словом.

Рано утром я проснулся от гудения первого троллейбуса. Было еще темно. Этот троллейбус развозит рабочих на смены в Швейную и Мебельную Фабрики и на завод Ткаченко. Я тихонько оделся и прокрался через зал, где спал Красильников. Где-то в комнатах храпел его слепой старый дедушка. Я как ни зайду к ним он всегда спит и храпит, вот так:

- Хррррр Пчьююююююююю Хрррррр Пчьюююююю Хрррррр Пчьююююююююю

С трудом набирает воздух и с трудом выпускает его.

Дома всё еще сидели тётя и баба Люба. Они сидели в большой комнате за столом. Они проговорили всю ночь. Когда я зашёл в комнату баба Люба повернулась ко мне и сказала:

- Посмотрите какой большой уже стал! А волос! Волос чёрный смоляной, как смола! Весь в отца пошёл! Иди сюда, иди к бабе Любе. Помнишь как приходил ко мне в библиотеку истории слушать?

Я нехотя подошёл к бабе Любе. Старушке лет 85 наверно, может и все девяносто. Она погладила меня сухой ладонью по волосам, потом потрепала за щёку. Сухая шершавая неприятная ладонь.

- Я тебе подарок принесла, - говорит и лезет в свою тряпичную сумку. - На.

Я взял протянутую маленькую ложку.

- Это серебряная ложка, - сказала баба Люба. Взгляд у нее - пустой, водянистый, она вроде и смотрит на меня, а как бы сквозь смотрит. Я хотел поскорей избавиться от их с тётиной компании и пойти к себе в комнату. От бабы Любы несло старческим потом. Цвет лица - тёмно жёлтый. Глаза раскосые, она похожа на маленькую индианку с картинок в книжке про индейцев. Если посадить её вот так возле вигвама и вождя в перьях курящего трубку - вылитая индианка, не отличишь.

- Кушай с этой ложечки если тебя кто обидел или ты заболел или еще что плохое приключилось.

Ложечка тебе обязательно поможет.

Я сунул ложку в карман джинсов.

Тётя встала из-за стола и нависла надо мной угрожающей глыбой. Как под скалой стоять, зная, что она вот-вот на тебя обрушится:

- Где ты был всю ночь?

- У Красильниковых.

- Красильников несчастный мальчик, - сказала баба Люба. - Я помню его все били и обижали. У него горб на груди. Некому бедному мальчику помочь...

- Ты хочешь, чтоб у тебя тоже горб на спине вырос? - спросила тётя.

- Нет, тётя, - кротко ответил я и потупил глаза.

- Мало ли чего ты хочешь, смотри, допросишься у меня, я ему позвоню и у тебя тоже горб будет.

"Ему" - это она про противного старика говорит. Может он и в самом деле существует?

- Иди умывайся и собирай сумку в гимназию.

- Но только пол шестого утра...

- Ничего, выйдешь с утра пораньше, зато не опоздаешь. Постучишься в окно, со сторожем посидишь. Там еще Валик сторожем работает?

- Да, - отвечаю.

И всех-то она в городе знает. Тётя моя.

- Чего же мне его не знать, он в школе двоечником был, они бегали постоянно с отцом Красильникова на перемене курить и часто уроки прогуливали. Вот и выросли два - один - сторож, другой - алкаш.

Баба Люба прикрыла глаза. Она дремлет, тётя всю ночь её мучила.

- Ты кем хочешь быть сторожем или алкоголиком? - спрашивает тётя.

Я не отвечаю. Сам не знаю кем хочу быть. Никем наверно не хочу быть. Ни какого желания кем-то быть. Мне страшно, что я кем-то стану, а потом у меня ничего не получится или я опозорюсь. Больше всего боюсь позора. Иногда по ночам я лежу без сна и представляю как надо мной все смеются, весь двор, вся гимназия, они кричат: У тебя ничего не вышло, зря ты туда сунулся, болван!

Например, у нас в гимназии много кто уже наперед знает кем он станет. Например, один пацан - сын таможенника - пойдёт на полицая учиться. Другой - поваром хочет стать, откуда он знает, что поваром хочет стать? Всю жизнь с картошкой и рыбой провозиться? В казаны заглядывать?

Одна девочка хочет стать музыкантом и все ее поддерживают, гордятся, что в такой маленькой головке такие светлые желания возникают.

За ночь очень много снега выпало. По улице Карла Маркса высокие сугробы. Я иду и пробираюсь. Как на Аляске. Неприятный холодный ветер в лицо дует. В окнах домов начал загораться свет - люди на работу собираются. Пьют чай, кофе и вперед. Сидят на кухне за сигаретами и газетами.

слушают радиоточки и телевизоры. Город просыпается. По телевизору у нас всего два канала местных. Работы в городе не много. Молодые уезжают на заработки в другие страны, другие города. Я обмотал лицо шарфом. Высоко поднимаю колени. До гимназии идти пешком минут пятнадцать.

Гимназия - просторный двор. Во дворе памятник Зелинскому стоит. Зелинский - в круглой шапочке, из под шапочки выбиваются мраморные кудри. На носу у Зелинского снег. Я подпрыгнул и сбил снег рукой. У нас в гимназии три корпуса - корпус для торжественных мероприятий и классов, спальный корпус и столовая. На заднем дворе есть своя маленькая хлебопекарня с кирпичной трубой и прачечная.

В окне где сидит сторож. Горит тусклый свет. Я стучу в окно. Никто не открывает, никто не выглядывает.

Замерз, снег еще больше валит, хлопья крупные. Ветер воет.

- Дядя Валик! Дядя Валик, откройте! - кричу я.

Наконец он высовывается в окно. Лицо - недовольное, заспанное. Я его разбудил. Он смотрит на часы.

Потом щурится смотрит на меня и отрицательно качает головой.

Я перелез через низкий забор на задний двор. Постучался в столовую. Мне открыла наша повариха. В белом халате.

- Мишка, чего так рано?

- Можно я у вас посижу пока?

Она впустила меня. В столовой тепло. Свет не горит. Только из кухни свет тусклый идёт через

окно для выдачи еды. все подходят к этому окну с подносами и получают своё: сначала первое, потом - второе, потом - компот из сухофруктов или чай, в конце стоит бочка с соленьями оттуда можно достать плавающий в рассоле огурец или помидор.

Я сел за столик. Стал ждать и немного задремал. Столовая просторная - большие окна, колонны, но пока здесь никого нет и темень - ощущение будто сидишь в пещере.

Повариха принесла мне чай. Добрая женщина. её сын учится в старшем классе. Дебильный придурок.

Все его побаиваются и стараются избегать - Иван Потрошок - может подойти и дать ни за что ни про что в лоб. Так просто, подойдёт и в лоб даст, будет смеяться и кричать:

- Ну что получил?! Получил? Еще дать? Хаахаахахахах гыгыгыгыгы.

Он уже курит и пьёт вино по полной программе. Говорят, его давно бы выгнали из школы, если бы не мать. А матушка у него добрая. Ласковая ко всем. Никогда криво не посмотрит.

Принесла мне чай и горбушку хлеба свежего. На блюдечке - масло и вилка.

- Чего так рано-то, Мишка?

- Я просто перепутал... часы неправильно идут... вот я и перепутал.

Из стакана пар подымается. Она уходит по своим делам. В десять часов - завтрак.

- Тётя Катя, - зову её.

- Что?

- Скажите, а вы когда-нибудь слышали о мерзком старикашке?

- О ком? - Она улыбается.

- О мерзком старикашке, говорят он очень длинный, ходит с палкой и у него на лице грибы растут.

На миг по её лицу пробежала чёрная кошка. Она опустила глаза. Уголки рта опустились вниз. Может, в темноте я плохо рассмотрел её лицо и все это мне показалось, но глаза у нее были испуганные.

- Нет... ты что... никогда, это кто-то придумал... а ты веришь?! Глупый!

02.11.2011
Читать комментарии (19)
Рейтинг Оценили
6 Андрій Момут, , Евгений Герман, Нерпа, Вражек, Черезова Варвара.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями.
В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности. (с)Рома Воронежский

"Пииты - будьте хорошими людьми! Берегите лес и бумагу - пишите в сети!"

"Книги - это кино для умных"

"Автор умер - но критик всё ещё жив".

"Рукописи не горят - но, в основном, не тонут" (с)

КОММЕНТАРИИ
Андрій Момут
2011-11-02 19:25:24
Заплюсовал текст.
Андрій Момут
2011-11-02 19:29:09
дуже сподобалось.

Збило з толку, що герої ходять в гімназію. Гімназія асоціюється з елітним закладом.
матковский
2011-11-02 19:37:33
ааа ну это что-то вроде гимназии-интерната.
Андрій Момут
2011-11-02 19:46:46
в кінці це стає зрозумілим, а спочатку думаєш: син алкоголіка і вчиться в гімназії?! може замінити слово гімназія на інтернат?
матковский
2011-11-02 19:51:56
Гимназия ассоциируется с элитарностью. По ходу повести будет понятно чем же дети отличаются от других.
Евгений Герман
2011-11-03 14:05:12
Нельсон, на выходных прочту
матковский
2011-11-03 14:39:12
ок, спасибо.

2011-11-04 00:18:15
а вот щенки так не пахнут. я проверяла
матковский
2011-11-04 04:48:30
а с мокрой шерстью?

2011-11-04 12:37:14
авторитетно заявляю - мокрые щенки пахнут мокрыми щенками, и это очень приятный запах. хотя возможно, то были какие-то особые стельки
матковский
2011-11-04 15:08:02
Спорить не стану, сравнение действительно шаткое. Всё равно собак не люблю.

2011-11-04 22:47:17
сравнение со щенками в этом контексте очень уместно.
не любить собак - это возможно? (вопрос риторический)

2011-11-04 00:18:41
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-11-06 08:56:36
Заплюсовал текст.
Евгений Герман
2011-11-06 08:57:17
осень много вкусностей в тексте.
но с названием ты перегнул
Нерпа
2011-11-06 22:45:49
Заплюсовал текст.
Вражек
2011-11-08 22:52:13
Заплюсовал текст.
Черезова Варвара
2011-11-18 07:08:42
Заплюсовал текст.
Черезова Варвара
2011-11-18 07:11:45
не по себе стало от старикашки и детских пальчиков.

Зарегистрируйтесь чтобы прокомментировать
 

Art magazine Проза

Сайт группировки СТАН Давление света

Веб-каталог «Культурна Україна»

Літературний клуб МАРУСЯ

Буквоид

Редакция       Реклама и сотрудничество
© Все права на произведения принадлежат их авторам.
© Nvc

Свадебные торты на заказ Киев